Уважения к власти будут добиваться штрафами. А уважения к обществу?

Казалось бы, время законов о «неуважении к Верховной власти» осталось где-то в худших годах XIX века. Зачем возрождать его сейчас, когда рейтинги власти переживают исторический минимум, а диалог с обществом и без того нарушен? Или только у чиновников должно быть право на претензии к народу?

Дмитрий Буянов, 14 марта 2019, 12:52 — REGNUM  

Есть что-то ироничное в попытке добиться уважения к власти штрафами и полицейскими мерами. Есть что-то вопиющее в том, когда закон о «явном неуважении» в неприличной форме к государству и обществу (!) принимается на фоне уже ставших регулярными скандальных высказываний чиновников о «пенсионерах-тунеядцах», о детях, которых «государство не просило рожать», о достаточности для жизни пайка времён Великой Отечественной и т. д. О контексте «непонятых» народом реформ пенсионного возраста, НДС и пр. — и говорить не стоит.

Вкупе с законом против «недостоверных» новостей, угрожающих общественному порядку, штрафы за «неуважение» подводят нас к известной формуле времён императора-контрреформатора Александра III, высказанной Салтыковым-Щедриным: «Коли не понимаешь, — не рассуждай! А коли понимаешь, — умей помолчать!». Характерно, что именно тогда действовали «Временные правила о печати», предусматривавшие наказание за «резкие и неприличные суждения» о правительстве, «возбуждающие неуважение» к законам высказывания и вообще за замеченное у издания «вредное направление». А ещё раньше в «Уложении о наказаниях» предусматривалась каторга за сочинения, возбуждающие «неуважение к Верховной власти». В итоге, министр просвещения при Александре III увольнял университетских профессоров и вовсе с формулировкой: «У него в голове мысли».

Предположение, что законы о «неуважении» и «недостоверных» новостях призваны подавить растущий в обществе протест, подвергнуть его цензуре, пресечь его распространение и организацию, — довольно очевидно. В описанном выше контексте не сделать это предположение нельзя. Но, может быть, у данных законов есть иное обоснование, иная актуальность?

Мы видим, что депутаты Госдумы восприняли тот же закон о «неуважении» с большим энтузиазмом. Предложенные первоначально штрафы в ходе думских обсуждений были увеличены в 20 (!) раз, с 3−5 тысяч рублей для обычных граждан до 30−100 тысяч. Чьи интересы должны отстаивать депутаты? Избравшего их народа. Так в чём же здесь интерес рядового гражданина, которому теперь угрожает новый штраф до 100 тысяч рублей?

Можно предположить, что закон направлен на поддержание и укрепление всенародного единства, столь важного в условиях сегодняшней мировой напряжённости. Можно предположить, что он направлен против деятельности «майданщиков», иностранных агентов, разрушающих нашу земную идиллию (и страну вообще) изнутри. К этому клонит и идеолог законопроекта сенатор Андрей Клишас, утверждающий, что неуважение и оскорбления плохи тем, что затрудняют общение власти и общества, приводя к «отстранению от диалога» (со стороны власти?).

Оставим в стороне вопрос о том, способен ли отдельный «наймит Запада» вообще сказать нечто такое, да ещё в «неприличной форме», что нанесло бы какой-либо урон реальному национальному единению или разорвало связь депутатов и их избирателей. Да и остановит ли такого злоумышленника штраф?..

Проблема в другом — в отсутствии самого единства! Рейтинги доверия ко всем институтам власти в начале 2019 года оказались на историческом минимуме. Рядовые граждане чувствуют, что «стоящие у руля» люди, в том числе и их избранники-депутаты, не прислушиваются к проблемам «низов». Народ возмущён постоянными эпатажными высказываниями чиновников всех уровней — от премьер-министра (которому до сих пор припоминают «денег нет, но вы держитесь») и до региональных начальников. В такой ситуации немного поздно беспокоиться о нарушении диалога между властью и обществом и о корректности выражений «снизу».

Необходимо, по примеру Эмманюэля Макрона во Франции, столкнувшегося с массовыми протестами, дать народу высказаться. Показать «низам», что их слышат и с ними считаются. Вместо этого, прямиком в самый напряжённый момент, предлагаются к принятию законы, усложняющие «народно-элитную» коммуникацию до предела и справедливо воспринимающиеся людьми как стремление власти заткнуть им рот.

Закон о «неуважении» ещё мог бы как-нибудь вписаться в «антимайданную» тему условно 2014 года. Сойти за отстаивание «интересов большинства», которые не хотели слушать инсинуации некоторых СМИ о присоединении Крыма. Но какой толк рядовому гражданину, рядовому избирателю от такого закона сейчас? Никакого толку!

Показательно также, как остро Клишас отреагировал на слова о том, что чиновники должны сперва доказать, что они достойны уважения, ведь это люди привилегированные, далеко не бедные, и потому спрос с них особый. Сенатор не просто отверг идею того, что материальное положение чиновника имеет для его работы какое-либо значение. Клишас, наоборот, подчеркнул, что богатство обеспечивает особую «беспристрастность и объективность политической деятельности» депутатов, и «вполне закономерно», что успешный бизнес «открывает дорогу в представительные органы власти»! Остаётся лишь радоваться, что в России XXI века «классов нет», иначе подобные идеи о корреляции богатства чиновника с его профпригодностью могли бы привести к выделению депутатов в отдельную касту с собственными экономическими интересами, противоположными остальному обществу, склонную к кумовству и коррупции…

Читайте также: Российское чиновничество уходит в отрыв

Впрочем, для любого закона, подразумевающего штраф, материальное положение людей имеет ключевое значение. Так, если за критику политического оппонента штраф составляет 10 тысяч рублей, то условный слесарь Вася или журналист Петя не может себе его позволить, а столь же условный олигарх Женя — может. Чем Женя регулярно и будет пользоваться. Поэтому-то в исках против западных корпораций даже по самым мелким поводам фигурируют суммы в миллионы долларов: в противном случае компании было бы проще «откупаться» от обвинителей, чем исправлять своё поведение. Тем более что суд как таковой для рядового гражданина — явление крайне затратное, и потому прибегают к нему редко.

Так вот, закон о «неуважении» предусматривает весьма непропорциональное наказание для разных категорий населения. Рядовой гражданин может получить штраф до 100 тысяч рублей — при медианном месячном доходе в 23 592 рубля в 2017 году! Для должностных же лиц максимальный штраф — 200 тысяч рублей, однако средний доход, например, депутата Госдумы в 2016 году составил 18 млн (sic!) рублей. То есть если для рядового гражданина, журналиста или СМИ «неуважение» может закончиться чуть ли не фатально (у СМИ также могут отозвать лицензию, а сайт — заблокировать), то депутат отделается лёгким испугом.

И всё это — в том лишь идеальном случае, если закон будет применяться ко всем одинаково справедливо. Правда, примеров обратного — всё ещё огромное множество. В коне концов, трактовка того, что является «неуважением» в «неприличной форме», а что — нет, по определению остаётся в руках чиновников, а не непосредственно рядовых граждан. И этот «человеческий фактор», подобно чеховскому ружью, не может не сработать.

Надеяться остаётся на другое крылатое выражение: строгость законов в России компенсируется необязательностью их исполнения. Поскольку тот же закон о «неуважении» теоретически можно обернуть и против представителей власти — возможно, его использованием не будут злоупотреблять. Показательно, что к новинкам в законодательстве настороженно отнеслись и в таких ведомствах, как Роскомнадзор и Минкомсвязи. Представитель Генпрокуратуры в начале года и вовсе заявила, что нововведения могут повлечь необоснованное ограничение конституционных прав граждан на свободное распространение информации.

В конце концов, даже жёсткий режим Александра III, вызывавший у части общества желание «ничего не делать и всего бояться» или «съежиться до минимума», по известному выражению, лишь «посеял ветер» для будущей бури: народ роптал, оппозиция переходила к более радикальным идеям, народничество уступало место социал-демократии и даже коммунизму.

Если это не минутное помутнение или же просто запугивание граждан и СМИ, если Госдума и правда пошла по жёсткому сценарию взаимодействия с обществом — она должна помнить, что исторически такие сценарии ничем хорошим не оканчивались. Особенно если предположить, что прочность государства действительно будет поверяться внешними врагами. Подобные меры как минимум крайне несвоевременны и бьют по уважению к власти сильнее, чем любые критические статьи. Положа руку на сердце: чего такого сейчас, в 2019 году, можно сказать про коррупцию, урезание «социалки» или непатриотичные настроения элиты? Только странные «закручивания гаек», которые непонятно даже будут ли на деле осуществлены, — только они и могут кого-то удивить. Они и удивляют. Глупость это или предательство, нацеленное на «раскачивание лодки»? Не всё ли равно?..

Читайте ранее в этом сюжете: Если рейтинг не поднять — остаётся затыкать недовольных. Итоги недели в РФ

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail