Век фемины: за что боролись и как менялись женщины

Образ России – женский, и он изменился

Платон Беседин, 8 марта 2019, 14:04 — REGNUM  

Когда Клара Цеткин 119 лет назад предложила учредить международный женский день, то имела она ввиду, конечно, совсем другое, нежели современный вид праздника. Та инициатива более походила на акцию — весьма успешную — социал-демократов: мол, трудящиеся объединяйтесь. Впрочем, есть и другие версии — так собрались чествовать иудейскую царицу или так решили защитить себя проститутки.

Однако, по большей части, всё это неважно — 8 марта, как любая большая идея, утяжелилось новыми смыслами. Теперь даже самый замшелый и никчёмный мужичонка нет-нет да и вспомнит, что жене, подруге, маме, сестре хорошо бы подарить букет. Цветы, конечно, надо дарить женщинам не только на 8 марта, но — хотя бы так.

Праздник изменился, но и женщины тоже. Даже внешне. Лет семь назад я ходил в Дом кино, где крутили старые чёрно-белые фильмы — отечественные и зарубежные. Что поражало в них, помимо прочего, насколько красивы были тогда актрисы. О вкусах не спорят, да, многим нравятся и нынешние, но вот отрицать индивидуальность тех женщин невозможно: они не походили на инкубаторский выводок.

Революцию тут сделала Мэрилин Монро. И до неё, конечно, были подобные, но Норма Джинн возвела статус вульгарной бабищи в культовый. Развратная девка стала не только желанна, но и влиятельна, когда пела своё хмельное поздравление американскому президенту (читай властелину мира). Оказалось, что не только благородные аристократки могут управлять высшим светом, но и вот такие — крашеные и неприкрытые. Следом шла Мадонна, научившая женщин использовать мужчин как предметы первой сексуальной необходимости, дрессировать их и водить на поводке.

Были, конечно, и другие — много других (Маргарет Тэтчер, например), — каждая внесла свою womanizer лепту, но вспоминать их сейчас нет смысла. Важно то, что мы видим в итоге: сильную, независимую женщину, укрощающую мужчин — как в свежем супергеройском боевике «Капитан Марвел». Женщины перестали нуждаться в мужском одобрении.

Изменения внешние тут лишь отражают изменения внутренние. Мы живём в женском мире — и с этим можно не соглашаться, не смиряться, но жить всё равно придётся. Большая обманка, будто реальность эта принадлежит мужчинам с их патриархальными тисками — ведь все её мотивации (от потребления до размножения) типично женского свойства. Попытки же мужчин доминировать, вплоть до насилия — это агония слабых людей, которые, желая казаться сильными, утверждаются самыми мерзкими способами. Но чем больше они запугивают, тем быстрее освобождается женщина — вплоть до вседозволенности.

За прошедший век женщины преодолели колоссальный путь: они отвоевали множество свобод и привилегий. Научились получать удовольствие благодаря своему телу, а не стесняться его. Раскрепостились. Перестали жить в зависимости от мужчин. Отправились голосовать. Обзавелись банковскими счетами. Улучшили свои IQ-результаты. Роль женщин изменилась во всех сферах: от профессиональной до семейной. Теперь работа, на которой они могут добиться успеха, не исключает семьи. И за 100 лет изменений этих произошло больше, чем за всю остальную историю человечества.

Ключевое — женщины выключили у себя инстинкт материнства. Теперь не обязательно быть матерью, даже если физиологически ты уже стала ею. За подобное никто не осудит — это моветон. Почти всё время считалось, будто главная функция и задача женщин — репродуктивная. За последние десятилетия это ярмо было сброшено. Женщины не хотят — во всяком случае, столь массово, как раньше — рожать ни для себя, ни тем более для кого-нибудь другого. Репродуктивная функция — это не цель, а отягощающая обязанность, та, что отнимает силы и время, а век женщины короток.

Задача, которую надо решить женщинам в ближайшее время и которая уже частично решена — как, если не добиться бессмертия, то хотя бы увеличить привычный срок пышности и цветения. И в том числе поэтому современные дамы живут не для мужчин и детей, а исключительно для себя. Свобода, тотальная и пьянящая. И тут, собственно, возникает вторая ключевая задача: что теперь женщинам делать со своей свободой? Как использовать её? И, если выражаться совсем старомодно, как стать счастливой?

Злая ирония заключается в том, что отход от привычных моделей не приносит женщинам ни освобождения, ни счастья. Мир сконструирован так, что человек в нём, сколько бы нас ни убеждали в обратном, остаётся созданием парным, дуальным — раз, и два — нуждающимся в созидании и продолжении себя (одно не равносильно, но связано с другим). Несвятая убеждённость в том, что за прошедший век женщины совершили великий прорыв, с одной стороны, имеет на то основания (социальные права, стремление защитить себя и т. д.), но с другой, ошибочна, потому что в итоге боровшиеся за свободу и независимость отсекли себя от своего рода источника питания.

Расстояние и напряжение между мужчинами и женщинами увеличиваются. От этого в конечном счёте никто не выигрывает, борьба за своё превращается в войну полов, главными заложниками которой являются дети. Прежнее, как нам объяснили, ненормальное отметено в силу архаичности и тоталитарности, однако нового нормального никто так и не предложил. Потому данная война бессмысленна и беспощадна.

Для России же — и об этом тоже необходимо сказать — женский вопрос — и политический, и социокультурный, и в целом системообразующий. Слишком велика для нашей страны, для народа роль женщины. Мы живём на том, что, в первую очередь, создавали они. И сам символ России, её образ — это женщина-мать, матушка, если угодно, ожидающая своё чадо, готовое обнять и накормить. Сейчас данный образ стирается, видоизменяется, извращается — что вместо него? Это тот вопрос, на который нам всем предстоит ответить. Пока же на месте матушки всё больше воцаряется глупенькая молоденькая пустышка, нахватавшаяся чужого и торгующаяся по каждому поводу.

Да, женщины, безусловно, совершили великую революцию, колоссальный прорыв, отстояв им по праву принадлежащее, но отобранное — теперь же они подошли к черте, когда дальнейшее продвижение по полю боя может привести к общему поражению. Пришло время договариваться о перемирии и искать дальнейшие совместные пути движения в новом формате. Иначе — тотальная обречённость.

И тут в том числе и мужчинам, слабеющим и мельчающим, пора уже наконец тоже включиться в процесс. Вспомнить, за что они когда-то любили женщин. Ведь, пожалуй, прежде всего, за то, что те лучше всего доказывали древнюю мудрость: «Любовь, которую ты отдаёшь, равна любви, которую ты получаешь». Помнить об этом хорошо бы не только 8 марта. Впрочем, с чего-то тоже надо начинать.

Читайте развитие сюжета: Шесть книг о свободе, равенстве, сестринстве

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail