Информационное пространство Белоруссии представляет собой локальное пространство, имеющее выраженную специфику и находящееся под сильным влиянием СМИ РФ. По мере ужесточения законодательства о СМИ, как ни парадоксально это выглядит на первый взгляд, власти Белоруссии будут утрачивать контроль над информационным пространством и стимулировать создание параллельных реальностей.

Цензура
Цензура
yoshiffles

Справочно:

Министерством информации Белоруссии на 1 февраля 2019 года в государственный реестр средств массовой информации внесено 1621 печатное СМИ (в том числе 1180 негосударственных), из них: 731 газета (511 негосударственных), 849 журналов (639), 31 бюллетень (20), 8 каталогов (8) и 2 альманаха (2).

Из 275 электронных СМИ как негосударственные зарегистрированы 83. Также зарегистрировано 9 информагентств (7 негосударственных) и 7 сетевых изданий (2 негосударственных).

В январе 2019 года зарегистрировано 10 новых газет (7 негосударственных) и 18 журналов (16 негосударственных), и в этом же месяце аннулированы свидетельства о госрегистрации СМИ у 29 газет (28 негосударственных) и 35 журналов (все негосударственные).

Подавляющее большинство белорусов — русскоязычные. Основная масса населения сконцентрирована в городах, жители городов — более чем на 90% русскоязычные, а двухмиллионный Минск — на 99,9%. Городское население — основной потребитель информационного продукта и наиболее активный пользователь социальных сетей.

В белорусских новостных лентах доминирует городская и республиканская тематика, интерес к зарубежным инфоповодам заметно ниже. Сельская жизнь представлена крайне слабо, прежде всего — из-за отсутствия сельских новостей. Вся социально-политическая активность белорусов сосредоточена в городах, а среди городов наибольшую активность демонстрирует Минск, следом за которым идут областные центры. В редких случаях новости из провинции способны стать республиканской темой (например, убийство в столбцовской школе), ещё реже они становятся значимой темой для российских СМИ («дело Казакевича», «дело регнумовцев»).

Фрэнсис Луис Мора. Утренние новости. 1912
Фрэнсис Луис Мора. Утренние новости. 1912

Российские СМИ очень сильно влияют на информационное пространство Белоруссии, постоянно задавая повестку дня; сопоставимого по эффективности обратного влияния не наблюдается.

Немногочисленные попытки подать белорусский инфоповод в качестве главной темы для российского информационного пространства демонстрировали ограниченность белоруской стороны в силах и средствах, ресурсов хватало максимум на несколько дней (заявления А.Г.Лукашенко по белорусско-российским отношениям). Подобные попытки успешно купировались даже в белорусском локальном медиаполе, где велико влияние не только российских СМИ, но и прозападных изданий.

Заметно влияние польских и украинских СМИ на информационное пространство Белоруссии, однако в гораздо меньшей степени, чем российских. Например, литовские и латвийские издания белорусскими масс-медиа цитируются крайне редко и гораздо реже, чем даже издания США и Западной Европы — такой вывод подтверждают данные контент-анализа из разных источников.

Несоизмеримо большее влияние имеют польские СМИ (прежде всего, «Еврорадио» и «БелСат»), а также пражская редакция «Радио «Свобода». Недавнее появление в белорусском эфире украинского контрпропагандистского телеканала призвано ослабить влияние российских масс-медиа, что невозможно без активного участия других заинтересованных.

Высокая степень ирредентистских настроений в белорусском обществе, позитивное восприятие воссоединения Белоруссии и России вплоть до вхождения Белоруссии в состав РФ, а также готовность поддержать создание конфедерации или федерации объясняет специфику информационного пространства Белоруссии.

Подавляющее большинство белорусов активно следит за главными темами российской повестки, знает состав правительства РФ лучше, чем правительства РБ, активно интересуется деятельностью даже политических маргиналов. При этом в Белоруссии отсутствуют СМИ, выражающие настроения и интересы этой части общества.

Ситуация осложнена доминированием в информационном пространстве Белоруссии прозападных электронных СМИ, большинство из которых встроены в медийные кластеры. Их координация отработана в пропагандистских кампаниях, персонал периодически проходит тренинги с участием высококлассных западных специалистов.

Западная пресса
Западная пресса
Dayne Topkin

Крупнейшие электронные СМИ Белоруссии транслируют националистический дискурс, иногда объединяются с официозом в антироссийских пропагандистских кампаниях. Наиболее влиятельными из новостных порталов и агрегаторов на территории Белоруссии являются Tut. by и Onliner. by. Судя по данным Google Analytics, Similarweb и Yandex, государственным СМИ Белоруссии предстоит большая работа над собой, однако их новые руководители демонстрируют неспособность её делать.

Единое информационное пространство Союзного государства Белоруссии и России по факту отсутствует. Печатные и электронные СМИ, позиционируемые как «союзные», отличаются крайне низкими рейтингами и слабой узнаваемостью. Обратный пример демонстрирует «Евроньюс».

Наблюдавшееся в 90-е годы присутствие в Белоруссии российских печатных общественно-политических СМИ, а также радиостанций давно сведено к нулю. Формальное присутствие в сетке белорусских гостелеканалов российского информационного продукта (ОНТ, СТВ, «НТВ-Беларусь», «РТР-Беларусь») подвергается жёсткой цензуре и не может считаться надёжным каналом коммуникации.

Госмонополия на внешний шлюз сети Интернет («Белтелеком») и активная деятельность мининформации по блокировке зарубежных сайтов создаёт заметные препятствия для влияния на информационное пространство Белоруссии как изнутри, так и извне. Варианты преодоления этих препятствий существуют и, очевидно, в определённых условиях будут использованы.

Активность независимых журналистов и блогеров пресекается всей мощью госаппарата — вплоть до арестов и обвинительных приговоров по уголовным делам («дело регнумовцев»). Журналистская и публицистическая деятельность из-за границы осложнена уязвимостью и ограниченностью каналов распространения. В то же время Анатолий Шарий наглядно демонстрирует эффективность контрпропаганды из-за границы, поэтому отсутствие подобных примеров в белорусском медийном пространстве говорит о проблемах субъективного характера.

Суд в Минске над журналистами ИА REGNUM
Суд в Минске над журналистами ИА REGNUM
Иван Шилов © ИА REGNUM

Благодаря развитию информационно-коммуникационных технологий минимизирован риск оперативности подачи информации из-за рубежа. Ряд зарубежных электронных СМИ, формально не входящих в белорусскую доменную зону («Телескоп» и др.), демонстрируют способность не только влиять на информационное пространство Белоруссии, но и формировать его повестку, топовые темы и доминирующую трактовку разных явлений в общественно-политической жизни (например, пропаганда терроризма в деятельности издания ТБМ «Новы Час»).

Спутниковое телевидение в Белоруссии по-прежнему востребовано на периферии (дачные посёлки, сельская местность). Спрос почти полностью сформирован пакетами услуг двух российских операторов — «Триколор» и «НТВ+». При этом наиболее востребованный «Триколор» распространяется фактически нелегально.

Онлайн-трансляция телеканалов через Интернет постепенно сокращает востребованность спутникового телевидения, и эта тенденция будет усиливаться по мере удешевления тарифов на доступ в Интернет и расширения стандарта 4G (присутствующего не везде даже в Минском районе). В данной связи актуализируется проблема роста запросов к новым форматам подачи информационного продукта, требующая чуткого реагирования на изменения предпочтений аудитории и своевременного удовлетворения спроса. Аффинитивность российских СМИ заставляет желать лучшего.

YouTube остаётся безоговорочным лидером альтернативного сегмента информационного пространства Белоруссии. Популярность данного сервиса растёт, параллельно развиваются его конкуренты, заслуживающие внимания при планировании контрпропагандистских стратегий. Наличие каналов белорусских госСМИ на данном сервисе не компенсировало отсутствие у них качественного и востребованного массовой белорусской аудиторией контента.

Telegram-каналы в последние годы набирали популярность бурными темпами, отражая массовый и узкоспециализированный запросы на альтернативную, оперативную и инсайдерскую информацию. Блокировка данного кроссплатформенного мессенджера, как показывает практика в КНР и других стран, возможна, но преодолима. Власти Белоруссии не могли адекватно отреагировать на феномен Telegram и довольствуются неэффективной контрпропагандой под прикрытием.

В защиту свободы Telegram
В защиту свободы Telegram
Дарья Драй © ИА REGNUM

Параллельно развивают успех носители альтернативных взглядов, собирающие многотысячные аудитории подписчиков. Например, относительно молодой канал «Бульба престолов» примерно за два месяца собрал аудиторию около 4 тыс. подписчиков, что сопоставимо с реальными тиражами ряда белорусских региональных изданий с давней историей, штатом профессиональных журналистов и возможностью использования административного ресурса. Имидж свободных от цензуры и защищённых от спецслужб сервисов Telegram способствует развитию взрывной динамики роста их популярности.

Сетевые региональные издания давно создают достойную конкуренцию центральным СМИ — примерами служат «Сильные Новости — Гомель сегодня» и гродненский сайт S13. ru. Стратегические просчёты и низкая квалификация исполнителей, а также ряд других причин не позволили властям Белоруссии отвоевать региональные аудитории у националистов и различных «неформалов». Некоторые официозные печатные «районки» мимикрировали под новый формат, однако без большого успеха, падение их популярности не может компенсировать принудительная подписка — как и в ситуации с ведомственными изданиями.

Вместе с тем региональные издания — очень эффективный инструмент информационного воздействия на локальную аудиторию с перспективой выхода на республиканский уровень. Мобилизационный потенциал таких изданий был своевременно учтён и всесторонне развит архитекторами медийного комплекса прозападной оппозиции. В результате катастрофических ошибок госуправления теперь барановичский «Интекс-Пресс» даёт фору деградировавшим центральным государственным печатным СМИ.

Пророссийские или западноруссистские издания представлены единичными и слаборазвитыми самодеятельными проектами (например, информационно-аналитический портал «Империя»). Их развитие сдерживается двумя ключевыми, равнозначными по важности проблемами: отсутствием защищённости от репрессий властей и отсутствием финансирования. В отличие от аналогов русофобского толка, за владельцев, редакторов, авторов и комментаторов таких изданий некому заступиться. В Белоруссии отсутствуют правозащитные организации в европейском понимании, специализирующиеся на защите прав подвергшихся политическим репрессиям.

Цензура
Цензура
yoshiffles

Большинство организаций, называющих себя правозащитными, фактически является придатком прозападной националистической оппозиции и состоят из членов политических партий и организаций такого толка. Нередко псевдоправозащитники не только помогают властям в репрессиях, но и сами их инициируют публичными и тайными доносами (например, «кейс Геращенко, «кейс Денисенко» и др.). Привлекательность таких изданий для местных рекламодателей близка к нулю. Даже белорусские «дочки» российских компаний открыто сотрудничают с их оппонентами (например, «Белгазпромбанк»).

Социальные сети в Белоруссии представлены такими основными игроками, как «ВКонтакте», «Одноклассники», Facebook и Twitter. Они давно и обоснованно вызывают интерес белорусских и зарубежных политтехнологов. Власти Белоруссии не научились использовать весь потенциал социальных сетей, часто выдавая в официальных отчётах желаемое за действительное.

СМИ Белоруссии не способны оказать не только большого, но и значительного влияния на информационное пространство России. Информационные войны периодически подтверждают такой вывод. Они также позволяют констатировать неэффективность прежних форм и методов работы государственного пропагандистского аппарата. Однако корень проблем не столько в форме, сколько в содержании, в качественном контенте.