Мэр Москвы Сергей Собянин предложил отказаться от Единого государственного экзамена (ЕГЭ) в пользу электронного портфолио ученика. В начале 2018 года аналогичную идею высказывал руководитель департамента образования столицы Исаак Калина. На первый взгляд, отказ от ЕГЭ — решение долгожданное. Однако в данном случае за ним скрыто намерение полной отмены выпускных испытаний. Вместо них — биография ученика, кропотливо собираемая в электронном виде на протяжении всего периода обучения.

Школа
Школа
Иван Шилов © ИА REGNUM

«В будущем на этой базе можно будет заменить ЕГЭ на портфолио учащихся, а также выстроить критерии успешности, на основе которых мы сможем эффективнее выявлять талантливых физиков, математиков, историков или будущих бизнесменов и политиков. При этом пополнение портфолио не должно прерываться с окончанием школы. Было бы правильно, если бы портфолио в единой системе координат продолжалось и в среднем, высшем образовании, а в дальнейшем наполнялось бы достижениями человека и его дальнейшим повышением уровня образования. Так бы выросла электронная история успеха человека», — заявил Собянин 5 февраля на конференции, пишет «Московский комсомолец».

ЕГЭ
ЕГЭ
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Читайте также: В МЭШ появятся инструменты анализа больших данных — Собянин

Как мы помним, презентацию «Московской электронной школы» (МЭШ) и разработки электронных портфолио для учеников столичный мэр сделал 7 декабря 2018 года на встрече с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым.

Вскоре, по словам градоначальника, Москва будет пытаться «внедрить электронные задания, домашние задания, электронные контрольные и формировать уже на этой базе электронное портфолио, чтобы в течение всего времени мы знали об учащемся, и он накапливал свой портфолио, чтобы, может быть, учитывать эти знания при поступлении в вузы».

На премии «Цифровые вершины» Собянин продолжил мысль:

«В ближайшие годы «Московская электронная школа» накопит уникальный объем информации, данных и образовательных технологий, который, я думаю, будет самым большим в мире. Позволит создать электронное портфолио каждого ученика от первого класса до выпуска из школы. В конечном итоге не надо будет проводить международные и российские олимпиады, мы будем точно знать, где сидит Менделеев или Ломоносов, в какой школе он учится. Это школьная революция».

Очевидно, что «электронное портфолио» — это лишь первый шаг глобальной трансформации нашего общества. По окончанию школы цифровую биографию не закроют, а продолжат поддерживать и пополнять. В ней будут отслеживаться любые изменения в жизни человека до его смерти. Они могут быть связаны с отношениями с законом, дальнейшим образованием, карьерным развитием и семейными обстоятельствами. Персональное личное дело, от содержания которого будет зависеть судьба и социальная роль гражданина. И проекту «Московская электронная школа» (МЭШ) здесь отводится роль стартовой площадки.

Московская электронная школа (МЭШ)
Московская электронная школа (МЭШ)
Mos.ru

Вот как прокомментировал предложение, высказанное на тот момент лишь Исааком Калиной, председатель Гражданского комитета возрождения образования и науки, вице-президент РАЕН, академик Георгий Фурсей:

«Предложение Калины — это настоящее безумие и преступление против народа. Он хочет заменить образование страшной фискальной системой, что гораздо страшнее ЕГЭ. Экзамен — это ведь не только повторение и закрепление материала, но и очень эффективный инструмент обучения. Это часть большой, творческой работы над собой, умения правильно формулировать мысли, делать выводы, общения с коллегами, преподавателями, учебниками.

Не думаю, что озвучивший идею товарищ Калина всего этого не понимает. Он получил неплохое математическое образование, с логикой у него всё в порядке. Так что тут можно вести речь о настоящем предательстве российского образования, таких разрушителей в нашем образовании просто нельзя больше терпеть. Они сознательно занимаются уничтожением интеллектуального фонда русского народа, будущего нашей великой страны», — заявил Фурсей в комментарии РИА «Катюша».

Особенно возмущает, что решение о внедрении технологий МЭШ принималось без общественного обсуждения и не учитывает мнение родителей школьников, которых ставят перед фактом тех или иных изменений. Более того, цели и задачи проекта в подробностях даже не предаются огласке. Аналогичное «взаимодействие» у чиновников происходит и со средствами массовой информации, когда полностью игнорируются и департаментом образования Москвы, и Минпросвещения РФ официальные запросы по «Московской электронной школе».

Читайте также: МЭШ — «кормушка» для Москвы? Чиновники молчат о потраченных деньгах

Между тем статья 28 федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» считает родителей участниками образовательных отношений, чьё мнение обязательно должно учитываться при принятии рассматриваемых решений.

Решетников Фёдор Павлович. Опять двойка. 1952
Решетников Фёдор Павлович. Опять двойка. 1952

Хотя проект МЭШ уже охватил все школы, по-прежнему нет информации, на основании каких исследований было принято решение о его тотальном внедрении. Отсутствуют какие-либо обоснования, указывающие на полезность проекта и доказывающие его безопасность. Нет ни научных заключений, ни педагогических, ни практических. Нет пояснений об эффективности методик МЭШ для усвоения учениками информации. Отсутствует экономический анализ эффективности крупных вложений в проект, нет сравнений с традиционной формой образования.

Чиновники департамента образования Москвы и Министерства просвещения РФ не ознакомили ни родителей, ни специалистов, ни СМИ с результатами пилотного тестирования проекта МЭШ. И фактически отстранили общественность от данного проекта. Тем самым они лишили родителей права на воспитание детей и права выбора традиционной формы обучения. Проигнорированы нормы законодательства и Конституция РФ.

Читайте также: Зачем Собянину не только МЭШ, но души и частная жизнь школьников?

Последствия будут страшными. Массив знаний о ребёнке и уже повзрослевшем человеке окажется в руках электронной системы, которая очень скоро начнёт полностью его контролировать. Эти сведения могут быть похищены, изменены в результате взлома, использованы операторами или чиновниками в своих целях — проданы, задействованы для манипуляций, фабрикаций и давления. Каждый человек станет уязвимым до предела. И никаких свободных людей в России больше уже никогда не будет.