Вечером 23 октября 2016 года в Шамильском районе Дагестана, в двух километрах от родного села Хиндах, были убиты двое молодых людей — братья-пастухи Наби (17 лет) и Гасангусейн (19 лет) Гасангусейновы. На протяжении почти 15 месяцев следствие подозревало их в участии в незаконном вооружённом формировании. Они якобы открыли стрельбу по сотрудникам правоохранительных органов и были убиты ответным огнём.

Михаил Лермонтов. Воспоминание о Кавказе
Михаил Лермонтов. Воспоминание о Кавказе

Лишь в середине ноября 2017 года следствие признало, что братья не являлись боевиками и никакой спецоперации в день их убийства в Шамильском районе Дагестана не проводилось. Дело было переквалифицировано на статью 105 УК РФ «Убийство», которое ведётся в отношении неустановленных лиц. В первой части материала «Так грязно не работайте, братья!» было подробно рассказано об обстоятельствах убийства и ходе следствия. Напомним, корреспонденту ИА REGNUM рассказали об этом отец убитых ребят Муртазали Гасангусейнов и законный представитель семьи Джамбулат Гасанов.

Улучшенная статистика

С первых дней после совершения убийства пастухов сторона Гасангусейновых убеждена в непосредственной причастности к нему сотрудников правоохранительных органов — полиции Шамильского района Дагестана и её бывшего начальника Ибрагима Алиева, а также работников отдела Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) МВД по РД с дислокацией в селе Гергебиль. Как рассказывает Муртазали, в день трагедии ему звонил сын Наби и сообщил, что к ним на пастбище подходил мужчина, который представился сотрудником районной полиции Шамилём Гамзатовым. Он спросил у ребят, когда, в какое время и по какому маршруту те собираются возвращаться домой.

Полиция России
Полиция России
Мвд.рф

Если верить показаниям свидетелей, в день убийства и после него в окрестностях (в том числе и вблизи места трагедии) и в самом селе находились сотрудники полиции как районного отдела, так и незнакомые. Кроме того, один из жителей села Гоор-Хиндах видел, как из райцентра в сторону села примерно в 20:00 выехали две наглухо затонированные машины без номеров. Плюс, согласно показаниям депутата села Магомедова, примерно в 21:00 на последнем повороте к дороге, ведущей в село, стоял полицейский кордон.

«Как минимум два подразделения МВД здесь присутствовали в тот вечер. Причём сотрудники полиции Шамильского района, стоявшие на развилках и патрулировавшие дороги, засветились ещё до убийства. Других людей они пропускали, а братьев ждали. Видимо, им надоело просто так тратить время, и они отправили Гамзатова узнать, когда и во сколько братья будут возвращаться домой», — считает Джамбулат Гасанов.

За две недели до описываемых событий, 10 августа 2016 года, в Шамильском районе был убит федеральный судья Убайдула Магомедов. Именно это преступление, а также поджог школы в селе Телетль и взрыв телебашни в селе Хебда были инкриминированы убитым братьям. Являвшийся исполняющим обязанности начальника районной полиции Ибрагим Алиев после ликвидации так называемых боевиков, которыми представили братьев-пастухов, вернулся из отпуска утверждённым в должности.

«Вот так делаются звания в Дагестане. Мы убеждены, что убийство братьев — это его инициатива. Сама наша гнилая система потребовала найти виновных в нераскрытых преступлениях, надо было дела закрывать», — уверен представитель семьи.

Через 12 минут после убийства братьев, в 21:47, Ибрагим Алиев, как рассказал Гасанов, с телефона своего водителя позвонил главе сельского поселения «Гоорский» Абдулле Антигоеву. Он попросил чиновника предупредить людей, чтобы те не выходили из домов, так как в селе проводится спецоперация. Именно этого водителя в непосредственной близости к селу и видел депутат Магомедов. Однако Алиев в своих показаниях утверждает, что в это время находился в районном центре Хебда (примерно в 10 километрах от села) и звонил чиновнику со своего телефона.

Утром, когда были обнаружены тела, на месте убийства стали собираться жители окрестных сёл. Сюда же, как рассказывают собеседники, стала подниматься по ущелью, вне всяких троп, колонна полицейских примерно из десяти человек. Это также показалось странным родственникам убитых, ведь никто из них наряд не вызывал. А место, напомним, глухое, в двух километрах от ближайшего села.

На вопрос дяди убитых пастухов, кто убил его племянников, полицейские ответили, что не они. Как же в таком случае они узнали о месте, где произошло убийство, задается вопросом отец.

Трагический выбор

Ровно через четыре месяца, в ночь на 24 декабря, на окраине села Телетль был убит, если верить официальным сообщениям, лидер «шамильской» группировки боевиков Ибрагим Амиров и его подчинённый Гамзатапанди Магомедов. Именно их впоследствии обвинили в убийстве судьи, поджоге школы и взрыве телебашни, в которых изначально обвинялись братья Гасангусейновы.

Отец убитых братьев уверен, что его сыновья были выбраны в качестве жертв неслучайно. Объясняет он это тем, что они с женой — инвалиды, да и род у них небольшой, без влиятельных людей. Так сказать, пошумят-пошумят и успокоятся. Кроме того, ребята работали в отдалении от населённых пунктов, что также облегчало задачу их убийцам.

«У моих сыновей автоматы откуда? У нас даже охотничьего ружья никогда дома не было. Они оружие видели только в кино», — заявил Муртазали.

Ван Гог. Пастух со стадом овец
Ван Гог. Пастух со стадом овец

Собеседники также рассказывают, что Ибрагим Алиев, растревоженный деятельностью инициативной группы по установлению правды, угрожал одному из односельчан подкинуть к ним в село 20 автоматов и превратить его в «центр экстремизма».

В апреле мае 2018 года Алиев был переведён на службу в другой отдел полиции на нижестоящую должность. На запрос коллег из издания «Черновик», просивших пояснить, что послужило причиной перевода и была ли организована проверка по факту предоставления ложной информации о спецоперации 23 августа 2016 года, в МВД Дагестана отвечать не стали. В ведомстве сослались на Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел РФ», согласно которому передача персональных данных сотрудников без их ведома не допустима.

Не вся молодежь — боевики

Надо сказать, что данный инцидент — не единственный случай в Дагестане, когда родственники молодых ребят жалуются на то, что их детям, братьям, племянникам пытаются без каких-либо весомых оснований приписать участие в незаконных вооружённых формированиях. Молодежь пропадает средь бела дня. Семьи ищут их по несколько дней, а то и недель. Затем выясняется, что парней задержали по подозрению в бандитизме.

Однако резонансная история Гасангусейновых — это едва ли не первый случай, когда семья убитых ребят пытается установить истину. Как правило, если так называемые боевики ликвидированы, то в этом вопросе ставится точка. Джамбулат Гасанов уверен, что определяющим моментом в деле убийства пастухов стало то, что удалось забрать их тела. По его словам, если бы трупы увезли в Махачкалу, то «правоохранители доказали бы всё, что им нужно».

Как пояснил представитель семьи, на сегодняшний день ими движет не только жажда раскрытия конкретного преступления — убийства братьев, но и желание «остановить произвол», происходящий в Дагестане.

«Мы хотим прекратить эту вакханалию, которая творится в республике благодаря негодяям в погонах. Хотим, чтобы перестали унижать народ, ломать судьбы людей. В Дагестане огромное количество семей задето убийствами их родных, пытками, похищениями. Пропадают люди бесследно — вот в чём жуть. В любой момент каждого могут забрать», — возмущен Гасанов.

Не допустить огласки

Сложно подсчитать, сколько раз Муртазали и Патимат Гасангусейновы с фотографиями своих убитых сыновей выходили пикетировать на центральную площадь города Махачкалы, где расположены здания правительства Дагестана и администрации столицы. Недовольные ходом следствия, они пытались обратить внимание властей на свою проблему и добиться встречи с главой республики Владимиром Васильевым. Однако за всё время чиновники приняли их к себе лишь дважды.

Первый раз — в марте 2018 года сделал это вице-премьер Дагестана Рамазан Джафаров. Однако, как уверен присутствовавший во время беседы Джамбулат Гасанов, двигало им не стремление помочь, а желание «снять» их с площади в преддверии визита в республику президента России Владимира Путина.

Второй разговор с представителем власти произошёл спустя девять месяцев. Врио мэра Махачкалы Мурад Алиев 12 декабря, в общероссийский день приёма граждан, пригласил к себе наших собеседников. Здесь также присутствовал сотрудник министерства юстиции республики. Сторона Гасангусейновых неоднократно пыталась провести санкционированный митинг в столице Дагестана, однако минюст на пару с городской администрацией всякий раз находили поводы для отказа.

Врио главы г. Махачкалы Мурад Алиев
Врио главы г. Махачкалы Мурад Алиев
Mkala.ru

Представитель министерства в ходе трёхсторонней беседы пояснил, что прежде уведомления на проведение митинга подавались с нарушениями. Градоначальник пообещал, что в случае соблюдения всех установленных законом правил подачи уведомлений, он не станет чинить препятствий и нарушать право на мирные демонстрации.

Джамбулат Гасанов отправил повторное уведомление в минюст о проведении акции 23 декабря на территории парка 50-летия Октября. Несмотря на достигнутую договорённость, ответ вновь был отрицательным. Ведомство ссылалось на письмо из мэрии Махачкалы о том, что в указанное время в указанном месте проводится сельскохозяйственная ярмарка, а также ведутся ремонтные работы. Действительно, в парке на небольшой территории стояли десяток палаток и шли небольшие отделочные работы. Однако всё это вряд ли могло помешать мирной демонстрации, ибо основная площадка была абсолютно свободна. Видимо, вышестоящее руководство заставило Алиева передумать.

Огромное количество земляков готово поддержать переживших трагедию родителей и, несмотря на все отказы, собеседники не собираются прекращать попытки провести санкционированный митинг.

Вмешательство на высшем уровне

Во время традиционной ежегодной пресс-конференции с журналистами 20 декабря 2018 года к президенту России Владимиру Путину обратилась корреспондент телеканала ГТРК «Дагестан» Елена Еськина. Она попросила главу государства обратить внимание на расследование дела об убийстве братьев Гасангусейновых и «как можно быстрее» официально реабилитировать ребят. «Просто очень жалко родителей», — сказала журналистка.

Лидер государства пообещал «уделить этому необходимое внимание» и дать соответствующее поручение председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. В этот день Муртазали Гасангусейнов также стоял на площади с одиночным пикетом. По его словам, ранее он написал главе государства 11 писем со вложенными видеоматериалами. Доходили ли они до адресата, знал ли о них Владимир Путин — неизвестно.

«Когда мне сказали про вопрос, я испытал ощущение радости, удовлетворения. Будто мои сыновья вновь оказались передо мной. Хотя бы в прямом эфире удалось достучаться до президента», — рассказал собеседник.

Конечно, поручение президента, как ничто другое, должно заставить ответственные лица «зашевелиться» и начать работать, но ведь к тому моменту дело и так уже почти три месяца находилось в введении центрального аппарата. Как отмечается в официальном сообщении СК по Дагестану от 2 октября, постановлением зампредседателя СК РФ дело об убийстве Гасангусейновых изъято из производства регионального управления и «для дальнейшего расследования передано в центральный аппарат СК России». По некоторым данным, поспособствовал этому глава Дагестана Владимир Васильев, который обратился с соответствующей просьбой к Александру Бастрыкину.

По словам Джамбулата Гасанова, в январе в Шамильский района Дагестана, где были убиты братья, приезжали московские следователи. Они изучили место преступления и повторно опросили свидетелей.

Следственный комитет
Следственный комитет
Sledcom.ru

В ходе подготовки этого материала в свет вышло интервью главы Дагестана Владимира Васильева изданию «Новое дело», в нем была затронута в том числе и тема расследования убийства братьев Гасангусейновых. Руководитель республики назвал этот инцидент «трагической случайностью». Проблема, по его словам, в том, что виновные побоялись взять на себя ответственность.

«Я раньше работал в милиции. Постараюсь объяснить. Представьте: КТО, ночь, спускаются люди с гор. И у кого-то не выдержали нервы в темноте, и он начал стрелять… Исходя из своего опыта, я уверен, что не было там умышленного убийства», — приводит слова Васильева «Новое дело».

Выходит, что он признает причастность к убийству сотрудников силовых ведомств. Но опять же вновь налицо явная нестыковка: прокуратура-то ведь заявила, что никакой спецоперации не было.

Любопытно и высказывание Васильева о том, что имеется группа людей, которая умышленно развивает эту ситуацию, чтобы тем самым «повысить свой авторитет и получить финансирование из определенных источников».

Постскриптум

Мы не знаем, к чему в итоге приведёт расследование. Возможно, братьев Гасангусейновых вновь объявят если не боевиками, то их пособниками или курьерами. Возможно, ребят полностью реабилитируют, а за их убийство ответят сотрудники силовых ведомств. Не исключено, что дело примет и совершенно другой, неожиданный поворот.

В том, что молодые пастухи не имеют ничего общего с бандподпольем, убеждают не столько факты и доводы, приводимые стороной Гасангусейновых, сколько очень важное обстоятельство, о котором сказано в первой части этого материала. Хиндах — маленький населённый пункт, и в подобных сёлах люди видят жизнь своих односельчан как на ладони. И если житель такого населённого пункта связал свою судьбу с терроризмом, окружающие его люди если наверняка и не узнают об этом, то как минимум станут догадываться.

Горное село в Дагестане
Горное село в Дагестане
Fred Schaerli

Об этом вам скажет всякий, кто живёт в небольших высокогорных сёлах. И если жители Хиндаха, рискуя попасть в немилость полиции, а заодно и под уголовную статью, взяли на себя смелость отобрать у полицейских тела убитых братьев — поверьте, это о многом говорит.

В ходе беседы Муртазали Гасангусейнов неоднократно выражал большую благодарность общественности и журналистам. Первым — за поддержку, вторым — за поиски истины. Ведь именно широкий общественный резонанс позволил этому делу перешагнуть через все установленные в Дагестане барьеры и добраться до Москвы. Остаётся надеяться, что дальнейший ход расследования не даст повода усомниться в его объективности, что будут проведены независимые экспертизы и учтены все обстоятельства дела, в том числе и те, о которых здесь рассказано.