Статистическая констатация сокращения численности населения нашей страны в прошлом году не стала неожиданностью. Почти 90 тысяч человек убыли — это немало. Эксперты, конечно, разберут, как сложилась эта цифра: сокращение рождаемости, изменение показателей смертности, сокращение притока мигрантов… Так или иначе, нас становится меньше, а все три вышеперечисленных показателя, свидетельствующие о жизнеспособности или нежизнеспособности того или иного общественно-политического устройства — рождаемость, смертность, миграция, — плотно между собой связаны.

«Экономика должна быть экономной» (Леонид Брежнев)
«Экономика должна быть экономной» (Леонид Брежнев)
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Начнём с главного — с рождаемости. Она сокращается не первый год, началось это в 2012 году, но особенно заметным стало с 2014 года. Здесь есть естественная причина, хотя и она рукотворна: резкое падение рождаемости в 1990-е и вплоть до 2007 года, но это, уверен, только часть проблемы. Всё зависит, как и было всегда, в желании женщин рожать, а мужчин — продлевать свой род.

Правительство много говорит о материальной стороне дела, этот аспект акцентируется в проекте «Демография», на повышение рождаемости, заботу о детях выделяются немалые средства. Всё это хорошо и правильно, но главным всё же является понимание того, для чего ты рождаешь детей, в какой стране они будут жить, какое дело делать. И главное: будет ли окружающий их мир дружественен им или враждебен.

Не далее как вчера мне довелось писать о детях как основной категории тяжело пострадавших от капиталистического реванша в России. Печальная картина. А ведь я напомнил только о явлениях общего для всей страны свойства! В каждом регионе могут добавить своё — то, что сейчас у них выходит на первый план. В Кузбассе — голодные обмороки в школах, а в Москве — некачественные завтраки, пищевые отравления, эксперимент с электронными досками с уже очевидными последствиями для зрения и психики и детей, и учителей. Вот такая «эффективность» учебного процесса — для чьего, интересно, кармана?

Николай Касаткин. Рабочая семья Что его ждет. 1891
Николай Касаткин. Рабочая семья Что его ждет. 1891

Что-то из перечисленного вполне можно отнести на счёт прямого вредительства, но есть и банальная политическая безответственность. Вот, например, весь прошлый год правительство пугало население скорым введением «социальной нормы» потребления электроэнергии. Об этом мне тоже приходилось писать. Сегодня, однако, важно сказать не собственно об этой вредоносной идее, а о том ущербе более широкого плана, который нанесли бездумные разговоры о ней. Для скольких семей перспектива существенного роста платёжки за электричество стала дополнительной причиной решения воздержаться от рождения детей? Уверен, что для многих.

Теперь нам заявляют, что в правительстве решили «прекратить обсуждение дифференциации тарифов на электроэнергию для населения на неопределенный срок». Отложили и рассмотрение вопроса о поэтапной отмене понижающего коэффициента для квартир с электрическими плитами и индивидуальных жилых домов. Нам, конечно, приятно это услышать, но можно ведь и заплакать от понимания того, что действующее правительство не способно думать до того, как оно что-то говорит. Они там, в Белом доме, что, раньше не могли провести то самое «детальное определение финансовых последствий для различных категорий граждан» и «мониторинг реальных доходов населения», на необходимость которого они теперь ссылаются? Или нас нарочно нервировали?

Меня вообще поражает и пугает бездарность социально-экономической организации современной жизни в России. Вчера в программе Виталия Третьякова выступали пятеро мэтров-экономистов. Посмотрите эту передачу, только не очень расстраивайтесь: нет ни одного аспекта проблемы сокращения бедности в России (а именно в ней, как мы понимаем, и лежит главная причина сокращения численности населения), по которому правительство делало бы хоть что-то похожее на прозвучавшие советы. Так ведь не только внутреннего демографического роста не будет, но и внешний приток иссякнет!

Кристобаль Рохас. Бедность. 1886 год
Кристобаль Рохас. Бедность. 1886 год

Эксперты недавно прошедшего в Москве Гайдаровского форума — а мы понимаем, насколько они связаны с правительством — предлагают свой подход к решению демографической проблемы, ратуют не столько за повышение рождаемости, сколько за снижение смертности, за улучшение здравоохранения.

Мне как человеку в возрасте это приятно слышать, но как, скажите, они собираются снижать смертность, радикально осложняя материальные обстоятельства жизни пожилых людей введением антинародной пенсионной реформы? Никакой даже самый эффективный «проект в области здравоохранения» не заменит 60-летнему мужчине дополнительные 15 тысяч в месяц в бумажнике. Есть они — и давление пониже, и спина меньше болит, и кости не так ноют. Богатым, правда, этого не понять, для них 15 тысяч ничто, вот они и увлечены «проектами».

Уважение к старшему поколению, забота о нём как признание его вклада в общенациональное развитие — это, конечно, важно, без этого здоровая народная жизнь в принципе не возможна. Но мой выбор однозначно в пользу детей, в пользу будущего, при том понимании, однако, что дети эти не есть некие «сокровища» или «питомцы» для одной конкретной семьи, а часть общего народного организма. Такого организма, который был в моём детстве, когда мы осмысленно называли внешне чужих мужчин и женщин дядями и тетями, проявляя к ним тем самым должное уважение, но и рассчитывая при этом на такое же их родственное, заботливое к нам отношение. Если ты «дядя» или «тётя» (и если у тебя, конечно, с мозгами всё в порядке), ты ребёнка протухшим завтраком не накормишь, школы в родном посёлке не лишишь.

Виктор Иванов. Будь счастлив, Родной! 1955
Виктор Иванов. Будь счастлив, Родной! 1955

Жизнь, между тем, показывает, что с мозгами в городах России дело обстоит хуже, чем на селе. Почему так, в главном, думаю, понятно: Вавилон есть Вавилон. Но и в городах можно и нужно жить здоровой жизнью, один пример праведного Лота с семьёй в Содоме чего стоит, просто доводить «содомство» до крайности не надо. С нашей же сегодняшней темой это моё рассуждение связано так. На селе жить внешне тяжелее, чем в городе, а внутренне — легче, радостней. Вот и суммарный коэффициент рождаемости, то есть среднее число рождений у одной женщины за её жизнь, это подтверждает: на селе он составил в 2017 году 1,923, а в городе — 1,527. Только вот беда, подавляющее большинство населения России сосредоточено у нас в городах — 109 млн 451 тыс. человек против 37 млн 342 тыс. человек на селе, и людей в города всё затягивают и затягивают…

Что же всё-таки должно произойти, чтобы всему этому неправильному был положен конец?