«Были или не были?» Такой почти шекспировский вопрос поставил перед общественностью Москвы руководитель образования столицы Исаак Калина. Недавно он утвердительно ответил на вопрос о проекте «Московская электронная школа»: проводились или нет медицинские исследования перед запуском эксперимента и его распространением на территорию всех образовательных учреждений столицы? Однако сделал это нехотя, коротко, без необходимых подробностей.

Питер Брейгель Старший. Слепые. 1568
Питер Брейгель Старший. Слепые. 1568

Что подразумевал Исаак Калина под медицинскими исследованиями? Где конкретно можно прочитать об авторах, результатах, репрезентативности и методах этих исследований? Можно ли надеяться на действительно серьёзную и добросовестную работу, которую вели медики, чтобы выявить возможные проблемы со здоровьем и психологическим состоянием, которые могут возникнуть у детей и подростков? Редакция составила для помощи чиновникам департамента образования перечень уточняющих вопросов, но отклика на них пока нет.

Читайте также: Слепая Москва: азбука здоровья детей и тайны проекта МЭШ

С другой стороны, собеседник ИА REGNUM в правоохранительных органах, располагающий сведениями о проекте МЭШ, сообщил, что полноценных медицинских исследований на территории России по массовому использованию в обучении источников света, которыми являются электронные устройства, не проводилось. По его словам, гигиенические нормы СанПиН для него не разработаны. При этом использование персональных смартфонов и планшетов вообще не предусмотрено нормативными документами в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Нет данных и о влиянии электромагнитных полей СВЧ-диапазона, используемых в беспроводном интернете (технология Wi-Fi). Также отсутствуют измерения объёмов электромагнитного излучения от электронных устройств, используемых в учебных классах.

Читайте также: Исследования о вреде панелей МЭШ не проводились — источник

И действительно, если исследования, как говорит Калина, проводились, почему нет расширенных специализированных СанПиНов на массовое использование электронных устройств в рамках образовательных проектов? Скорее данный факт подтверждает, что всесторонней и всеобъемлющей работы по выявлению возможных рисков в краткосрочной и долгосрочной перспективе использования МЭШ для учащихся не проведено. Следовательно, отсутствует подтверждение безопасности напичканной электроникой учебной среды.

Данное обстоятельство является нарушением федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». В статье 11 «Обязанности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц» предписывается «проводить работы по обоснованию безопасности для человека новых видов продукции и технологии её производств, критериев безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания и разрабатывать методы контроля за факторами среды обитания». В статье 28, где рассказано о требованиях к условиям отдыха и оздоровления детей, их воспитания и обучения, нарушается подпункт 2: «Программы, методики и режимы воспитания и обучения детей допускаются к применению при наличии санитарно-эпидемиологических заключений».

Иван Шилов © ИА REGNUM

Обращает на себя внимание и другой аспект. Поскольку МЭШ — проект экспериментальный, он должен соответствовать статье 20 федерального закона «Об образовании». В нём в подпункте 2 указано, что «экспериментальная деятельность направлена на разработку, апробацию и внедрение новых образовательных технологий, образовательных ресурсов и осуществляется в форме экспериментов, порядок и условия проведения которых определяются Правительством Российской Федерации».

Тем не менее на официальном сайте «Московской электронной школы» нет информации о распоряжении или постановлении правительства, устанавливающем условия проведения проекта. Более того, данный правовой акт не получается найти и на других порталах. А если его нет, насильственное внедрение МЭШ прямо противоречит закону «Об образовании».

Также следует напомнить чиновникам департамента образования Москвы, что их упорное молчание о проекте противоречит ещё и закону «О защите прав потребителей». В статье 10 сообщается, что исполнитель «обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работа, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора».

Этот закон применим и в том случае, если подтвердится, что столичное образование не проинформировало родителей, являющихся законными представителями детей, о внедрении МЭШ. И о тех рисках, которые влечёт за собой работа проекта.