Академик

Первая в СССР атомная подводная лодка К-3 в море
Первая в СССР атомная подводная лодка К-3 в море

Анатолий Петрович Александров (31 января 1903, Тараща, Киевская губерния — 3 февраля 1994, Москва) — советский физик, президент Академии наук СССР в 1975—1986 гг. Один из основателей советской ядерной энергетики.

Родился в семье мирового судьи. В 1919 году, окончив Киевское реальное училище, стал юнкером, воевал в армии П. Н. Врангеля. После эвакуации белых остался в Крыму, но не был расстрелян. Преподавал физику и химию в школе. Окончил физический факультет Киевского университета. Совместно с И. В. Курчатовым разработал защиту кораблей от магнитных мин. С 1943 года участвовал в создании атомного оружия, став заместителем И. В. Курчатова. В 1946—1955 гг. директор Института физических проблем АН СССР.

Научный руководитель создания первой атомной подводной лодки К-3 академик А.П.Александров.
Научный руководитель создания первой атомной подводной лодки К-3 академик А.П.Александров.
Архив РАН

По инициативе А. П. Александрова построены атомные энергетические установки для ледоколов «Ленин», «Арктика» и «Сибирь» и первой в СССР атомной подводной лодки. Во многом благодаря ему Северодвинск стал центром атомного судостроения. В 1983 году А. П. Александрову присвоено звание почетного гражданина Северодвинска.

Как и с ядерным оружием, к концу 1940-х СССР отставал в создании атомной подводной лодки от США примерно на 4−5 лет. Ключевой являлась разработка ядерной энергетической установки. Работы по ней поручили Специальному комитету во главе с Л. П. Берией при Государственном комитете обороны и Первому главному управлению при Совете министров СССР. Академия наук СССР и Первое главное управление готовят проект постановления Совета Министров СССР, где предусматривается разработка «путей использования ядерных реакций для энергетических установок», и 13 декабря 1946 года это распоряжение Совета Министров СССР выходит.

Стимулировало работы в СССР упоминание в американской прессе создания военно-морского научно-исследовательского управления, в том числе для создания корабельных ядерных энергетических установок.

В 1950—1951 годах в Институте физических проблем АН СССР под руководством академика А. П. Александрова делаются расчеты по ядерной энергетической установке (ЯЭУ) на подводной лодке. Работы также велись несколькими секторами Лаборатории измерительных приборов АН СССР (И. В. Курчатов) и ОКБ «Гидропресс». Каждая структура отрабатывала поиск одного из возможных теоретических вариантов ЯЭУ — с гелиевым или жидкометаллическим теплоносителем и т.д.

Обеспокоенные сообщениями об активизации работ в США по ЯЭУ на подводных лодках и авианосцах, И. В. Курчатов, А. П. Александров и Н. А. Доллежаль обращаются в ВМФ СССР, а после отрицательного ответа к И. В. Сталину — с предложением начать проектирование атомной подводной лодки (АПЛ). 9 сентября 1952 года И. В. Сталин подписывает Постановление Совета Министров СССР о проектировании и строительстве объекта № 627. Научным руководителем работ по созданию АПЛ назначается академик А. П. Александров. ВМФ отстранен от строительства в связи с его отрицательным заключением на письмо Курчатова-Александрова.

Подводная лодка

Параллельно начались проработки эскизного проекта АПЛ и наземного стенда для отработки реакторной и паротурбинных установок. В конце 1953 года стали сооружаться деревянные макеты отсеков, для отработки компоновки оборудования. В июле 1953 года постановлением Совета Министров СССР определяются сроки выполнения научно-исследовательских и проектных работ по опытной АПЛ проекта 627 и наземному стенду ядерной силовой установки корабля. В задачу стенда вкладывалась не только проверка установки, но и подготовка экипажа, проверка обитаемости корабля. Стенд устанавливают в бассейн с водой. Корпуса отсеков для стенда изготавливал завод №402, к июлю 1955 года стенд готов.

Сроки изготовления ЯЭУ и стенда настолько сжаты, что нарушались процедуры — создание по очереди экспериментального, опытного и постановочного образцов техники. Военная приемка не проводилась. Крупногабаритные заготовки реакторов, требующие значительного времени на изготовление, заказывались еще до их рабочих чертежей. Страдало качество, росли затраты, но другого пути не было.

Выхватил из реактора…

Первый запуск реактора на стенде произошел 8 марта 1956 года под руководством А. П. Александрова, операторами были офицеры экипажа подлодки. В декабре 1956 года случилось первое ЧП — на стенде в Лаборатории измерительных приборов АН СССР произошел пережог реактора, сработала аварийная защита. После извлечения поврежденной активной зоны реактора и ее замены стенд продолжил работу.

«…благодаря личному мужеству Анатолия Петровича была предотвращена авария, а может быть, и катастрофа… аварийной защитой (реактора) являлись сами каналы. Для этого некоторое количество каналов тросиками через блоки могли извлекать из активной зоны реактора и таким образом глушить реактор. Идет очередной разгонный эксперимент… Оператору полается команда на глушение реактора… Переключен последний диапазон, а разгон продолжается. Все смотрят на оператора. Тот отчаянно дергает рукоятки — каналы ни с места… Все оцепенели. На постамент, окружающий корпус реактора, вскакивает Анатолий Петрович (Александров — В. С.), наклоняется над реактором и выхватывает оттуда рукой несколько каналов. Только он один не потерял хладнокровия и заглушил реактор…» (1)

Проектирование собственно подводной лодки началось в 1952 году. Размеры ядерной установки были еще неизвестны, и А. П. Александров договорился с ее главным конструктором В. Н. Перегудовым, что в проект будет заложен вес и размеры дизельной установки с запасами топлива — под них планировалось подогнать вес и размеры ЯЭУ.

Академик А.П.Александров на отдыхе
Академик А.П.Александров на отдыхе
Архив РАН

Предэскизный проект двухкорпусной подлодки насчитывал 9 отсеков, с носовой оконечностью в виде эллипса и двумя винтами в корме. В носу планировалось размещение торпедного аппарата под торпеду с водородной боеголовкой диаметром 1,5, длиной 23 метра и весом 40 тонн и двух торпедных аппаратов калибром 533 мм. Впервые в мировом кораблестроении подлодка имела форму сигары. В проект закладывалась подводная скорость в 25 узлов, глубина погружения в 200 метров, полное водоизмещение составляло 4500 тонн. Для корпуса разрабатывалась специальная новая сталь АК-25.

Термоядерная торпеда

Эскизный проект был готов в октябре 1953 года, в марте 1954-го — технический проект, представленный Совету Министров СССР. Экспертная группа ВМФ предложила отказаться от большой торпеды и повысить подводную скорость. С первым замечанием Совмин согласился и вместо одного большого и двух 533-мм торпедных аппаратов в проект включили 8 носовых аппаратов калибром 533-мм. Вспоминает Л. Жильцов, руководитель обучения офицеров первой АПЛ в Обнинске, впоследствии командир К-3:

«…лодка, оснащенная гигантской торпедой с водородной головкой, должна была скрытно выйти в исходный район и с получением приказа произвести выстрел… В качестве цели виделись крупные военно-морские базы противника… подводникам сразу стало очевидно, что произойдет с лодкой… В момент пуска вся эта водная масса должна выстрелиться вместе с торпедой, после чего еще большей массе, учитывая освободившееся место торпеды, предстояло вновь влиться внутрь корпуса лодки. …при выстреле неминуемо создастся аварийный дифферент. Сначала лодка встанет на попа. Чтобы выровнять ее, подводникам придется продувать носовые цистерны главного балласта. На поверхность будет выпущен огромный воздушный пузырь, позволяющий обнаружить лодку… Расчеты секции корабелов полностью подтвердили наши с Акуловым опасения относительно поведения лодки после выстрела… операторы Главного штаба ВМФ установили, сколько… во всем мире баз и портов… могли быть… уничтожены торпедой — гигантом. Оказалось… — две! Таким образом, предстояло разработать другой вариант вооружения лодки» (2).

Предложение по скорости Совмин не принял в связи с высокой готовностью проекта.

Не дожидаясь решений

Не дожидаясь утверждения технического проекта, Минсудпром СССР приказал выпускать рабочие чертежи, что позволило к концу 1954 года заводу №402 иметь большую часть документации — 5500 из 7400 чертежей. К строительству привлекли 135 организаций, в том числе 20 конструкторских бюро, 35 научно-исследовательских институтов, 80 заводов. На 402-м заводе под строительство выделили недостроенный цех №42, предназначенный ранее для строительства башен главного калибра линкоров «Советский Союз».

Работы велись в обстановке полной секретности — для недопуска посторонних к проектной документации работы выполнялись не по чертежам, а по эскизам, что сказывалось на качестве. Работы в других цехах маскировались под заказы иного назначения. Работы по АПЛ велись круглосуточно. В конце концов для ускорения гриф секретности был снят с большей части проектной документации.

Дом по адресу Северодвинск, улица Советская, 54, где проживал А.П.Александров, находясь в Северодвинске
Дом по адресу Северодвинск, улица Советская, 54, где проживал А.П.Александров, находясь в Северодвинске
© Владимир Станулевич

Торжественная закладка состоялась 24 сентября 1955 года в присутствии министров судостроительной промышленности СССР Б. Е. Бутомы и среднего машиностроения СССР Е. П. Славского, главнокомандующего ВМФ СССР С. Г. Горшкова и научного руководителя А. П. Александрова.

В апреле 1957 года готовность лодки была 72%, а реакторного отсека — лишь 42%. Директор завода №402 Е.П.Егоров вынужден был обратился письмом к председателю Совета министров СССР Н. С. Хрущеву по срыву смежниками поставок оборудования, в результате вышло постановление Совмина СССР о первоочередности поставок на первую и последующие АПЛ.

Эффект начальства

9 августа 1957 года, в присутствии заместителя председателя Совета министров СССР Д. Ф. Устинова, лодку спустили на воду, с трудом разбив об обрезиненный корпус бутылку шампанского. Окруженная от посторонних глаз лидером «Баку», сторожевиком «Леопард», плавкраном и плавбазой «Полярный», АПЛ вышла на воду и подняла флаг. «Устинов хотел ускорить выход подводной лодки в море и, соответственно, проведение следующего ответственного этапа испытаний — физического пуска реактора. Однако ученые не спешили, стремясь исключить возможные осложнения. Глава советского военно-промышленного комплекса информирован был достаточно и сказал об этом прямо:

«Анатолий Петрович (Александров — В. С.), когда же Вы произведете физпуск? Ведь теперь это зависит только от Вас. — У нас действительно всё готово. Приступим к физпуску, как только Вы уедете, — как само собой разумеющееся говорит Александров. — Физпуск дело серьезное, когда на нём присутствуют ответственные работники, обязательно что-нибудь пойдет наперекосяк. Вы же сами прекрасно знаете, как действует «эффект начальства». — Ну Вы это мудрите, Анатолий Петрович. Вы сами-то могли объяснить, почему в присутствии начальства всё должно идти хуже, чем без него?» — А Вы, Дмитрий Федорович, можете объяснить, почему бутерброд всегда падает маслом вниз? Нет? И тем не менее это так! Вот и «эффект начальства» объяснить невозможно, но что он существует, знаю по своему долгому опыту» (3). «АП» на лодке любили… Он знал всех офицеров подлодки по имени и фамилии, кушал и отдыхал с нами, не гнушался принять чарку в офицерской компании в свободное от вахты время» (4).

19 апреля 1958 года под управлением академика А. П. Александрова ядерная энергетическая установка левого борта была выведена на мощность 18% от номинальной, а через месяц на 20% вывели и установку правого борта. АПЛ прошла швартовые и заводские испытания, совмещенные с государственными.

Ночью 2 июля 1958 года АПЛ вышла на ходовые испытания (через 3,5 года после американского «Наутилуса» — прим. автора) с госкомиссией во главе с главнокомандующим ВМФ СССР адмиралом С. Г. Горшковым на борту. У мыса Лопшеньга прошло кренование, а затем погружение лодки. 4 июля под наблюдением А. П. Александрова запустили реакторы, академик записал в вахтенный журнал: «Впервые в стране на турбину без угля и мазута был подан пар». Но 5 июля повысилась радиоактивность в трех отсеках, застучал правый вал, и лодка вернулась на завод. Источник стука был обнаружен — кто-то из механического цеха забыл полутораметровую трубу во внутренней полости гребного вала. За 5 выходов лодка прошла под водой 860 миль при средней скорости 15 узлов, выполнила 29 погружений, в том числе до 310 метров, и показала возможность скорости в 30 узлов.

Два варианта

В связи с выявленными замечаниями, госкомиссия подготовила 2 варианта приемного акта. Первый гласил: «Правительственная комиссия считает, что в настоящее время передача подводной лодки К-3 в опытную эксплуатацию ВМФ не может быть произведена…», и перечислялись меры по устранению замечаний. Второй: «Правительственная комиссия считает, что опытная атомная подводная лодка К-3… должна быть передана ВМФ в опытную эксплуатацию…». Первый вариант подписали главком ВМФ и представитель госкомитета по судостроению, второй — академик Александров, главный конструктор В. Н. Перегудов и представители промышленности. Совмин СССР принял второй вариант, и 17 января 1957 года корабль был принят с графиком устранения замечаний (5).

Основным недостатком лодки оказалась шумность: «Первое поколение советских атомных подводных лодок, имея хорошие скоростные качества и в два раза более мощную АЭУ, чем на американских атомных подводных лодках, значительно уступало им в скрытности. Советские ученые и конструкторы, в отличие от американских, не рискнули строить первые атомные подводные лодки без дублирования энергетической установки. Поэтому главными особенностями лодок первого поколения были два реактора и двухвальность. …страховка была оправдана; лодки базировались за полярным кругом при отсутствии передовых баз» (6).

В 1960 году во время нахождения К-3 в доке возник пожар. Сгорело резиновое покрытие на площади 10 кв. метров. Пострадавших не было.

На Северный полюс

К 1962 году СССР отставал от США в опыте подледного плавания — на Северном полюсе уже побывали американские АПЛ «Наутилус» и «Скейт». Решено было отправить туда К-3. Выйдя из Белого моря, АПЛ проследовала к полюсу между Гренландией и Шпицбергеном на глубинах 50−150 метров со скоростью около 15 узлов. Лодка искала полыньи для всплытия с помощью телевизионной установки и эхоледомера. Во время двух попыток всплытия были повреждены приборы на ограждении рубки и сама рубка была помята об лед.

Мемориальная доска на доме 54 по улице Советской, где проживал А.П.Александров, находясь в Северодвинске
Мемориальная доска на доме 54 по улице Советской, где проживал А.П.Александров, находясь в Северодвинске
© Владимир Станулевич

Наконец, 15 июля среди льдов толщиной 2−3 метра нашлась полынья около 400 метров в длину. Л. Жильцов, командир К-3: «…обнаружив подходящую полынью, мы стопорили ход, осторожно толчками заднего хода гасили довольно изрядную инерцию и, остановив лодку полностью, переходили на задний ход. Плавание задним ходом считается у подводников высшим пилотажем… (7). Даем короткий толчок одним мотором вперед… нос лодки замирает у самой кромки льда. Как говорится, попали в яблочко! Отдраиваю рубочный люк и высовываю голову на свет божий… В торосах нашли подходящее место для закрепления древка. И вот, под низким полярным небом… словно язык пламени, разворачивается красное знамя. Все на мгновение замолкают, прежде чем раздается могучее «ура!»… мы на вершине планеты! Бойкие фотографы… запечатлели… государственный флаг СССР… А ведь перед выходом в море особисты прочистили весь корабль: ни одного фотоаппарата быть не должно!» (8).

18 и 19 июля 1962 года прошли еще два всплытия, и лодка получила приказ на максимальной скорости идти в Иокаганьку. На берегу выяснилось, что с экипажем решил встретиться Н. С. Хрущёв. 21 июля встреча состоялась, Хрущёв вручил всему экипажу награды, а руководителю похода А. И. Петелину, командиру К-3 Л. М. Жильцову и командиру БЧ-5 Р. А. Тимофееву — звезды Героя Советского Союза. В честь дизельной подводной лодки «М-106» Северного флота, погибшей в одном из боевых походов в 1943 году, с 9 октября 1962 года К-3 стала называться «Ленинский комсомол».

Летом 1963 года К-3 встала к причалу завода «Звездочка» на средний ремонт по замене парогенераторов и тепловыделяющих элементов. Из-за сложной радиационной остановки решено было заменить реакторный отсек полностью. «Звездочка» должна была отрезать носовую и кормовую части корабля и передать их на «Севмашпредприятие» для врезки реакторного отсека. В 1965 году новый отсек был установлен на лодку, а старый отбуксирован к Новой Земле и там затоплен.

В 1966—1967 годах лодка совершает два похода общей продолжительностью 111 суток, за которые пройдено 41 168 миль, в том числе под водой 37 104 мили.

Пожар в отсеке

В сентябре 1967 года при возвращении из похода в Норвежском море в подводном положении возник пожар. «8 сентября получили шифровку «Следовать в базу»… В 1.52 по громкоговорящей связи в центральном посту последовал вызов, а затем доклад о пожаре в первом отсеке… ПЛ всплыла, но командир травмировал голову при открытии выходного люка. Центральный пост был загазован, и практически весь личный состав отравился от повышенного содержания окиси углерода. В первом и втором отсеках личный состав отравился и сгорел… Пожар в первом отсеке угрожал взрывом торпедного боезапаса на стеллажах… Одного из погибших матросов обнаружили в трюме первого отсека, на основании чего комиссия сделала вывод, что матрос забрался в этот уголок, чтобы покурить, так как якобы там нашли зажигалку». (9). Погибли 39 человек.

В 1973—1975 годах АПЛ делает три похода продолжительностью 149 суток.

В 1982—1985 — два похода продолжительностью 42 суток.

В августе 1987 года — лодка выведена из боевого состава ВМФ СССР, в 1989-м переведена в учебно-тренировочные, в 1993-м — в отдельной бригаде подводных лодок, выведенных из состава ВМФ.

«Создание первой отечественной атомной подводной лодки стало крупнейшим научно-техническим достижением в области подводного кораблестроения. Использование АЭУ придало подводной лодке совершенно новые тактико-технические качества по сравнению с неатомными лодками» (10).

Ветераны К-3 с 2003 года много раз обращались к главнокомандующим ВМФ России об установке АПЛ в качестве музея в Санкт-Петербурге. Наконец, в декабре 2018 года прозвучали ответы: президент ОСК Алексей Рахманов высказался за превращение подводной лодки К-3 «Ленинский комсомол» в памятник-музей и предложил создать для этого межведомственную группу с участием представителей Минобороны, Минфина, Минкульта, Госдумы, Российского военно-исторического общества, судостроительных предприятий и КБ. Санкт-Петербургский КБ «Малахит» разработал проект такого переоборудования ценою в 500 млн рублей.

Генеральный директор «Малахита» Владимир Дорофеев: «Изначально рассматривалось несколько городов для установки корабля-музея: Ленинград, Кронштадт, Северодвинск и Североморск. Теперь, после обращения «Малахита» к председателю комитета Государственной думы РФ по обороне генерал-полковнику Владимиру Анатольевичу Шаманову, нами получен ответ, что местом размещения музея определен филиал парка культуры и отдыха «Патриот» Северного флота в Мурманске. …мы верим, что совместные усилия Министерства обороны, Объединенной судостроительной корпорации, «Малахита», предприятий промышленности, общественных организаций увенчаются успехом» (11).

Ветераны «Ленинского комсомола» предлагали местом для музея Санкт-Петербург, Минобороны с комитетом Госдумы решили, что это будет Мурманск. Северодвинск, где строили К-3, проиграл в этом соревновании. Почему?

Примечания:

  1. Н.Г.Мормуль. Первая атомная и ее экипаж. СПб. 2006. С.34−35
  2. Там же. С.59−60
  3. Там же. С.30−31
  4. Там же. С.32−33
  5. Г.А.Гладков, А.Д.Жирнов, Г.А.Станиславский, В.К.Уласевич, Р.А.Шмаков. История создания первой отечественной атомной подводной лодки. М. 2002. С.65
  6. История отечественного судостроения / Ред.И.Д.Спасский. В 5 тт. Т.5.С.135
  7. Н.Г.Мормуль. Первая атомная и ее экипаж. СПб. 2006. С.147
  8. Там же. С.152−153
  9. Н.Г.Мормуль. Катастрофы под водой. Спб. 2010. С.128−129
  10. История отечественного судостроения / Ред.И.Д.Спасский. В 5 тт. Т.5.С.135
  11. Первая советская АПЛ станет музеем в филиале парка «Патриот» в Мурманске. Российская газета. 18.12.2018 г.

Читайте ранее в этом сюжете: Историк как местная достопримечательность: поселок «Река Емца»

Читайте развитие сюжета: Северодвинск, гостиница «Волна»: филиал конструкторского бюро