Пятикнижие тысячелетней белорусской государственности — белорусскому этносу

Государственный ревизионизм в Белоруссии – плод союза власти и националистов

Георгий Шкловский, 17 января 2019, 18:46 — REGNUM  

В минском государственном учреждении «Белпрессцентр» 16 января состоялась «Пресс-презентация первого тома научного издания «История белорусской государственности». Перед журналистами выступили авторы получившего скандальную известность задолго до своего издания труда — представители Института истории Академии наук. Их откровения долго будут обсуждаться в среде белоруской интеллигенции и, стоит надеяться, не останутся без внимания в другой части Союзного государства.

Посольство России в Белоруссии уже успело поведать о первой книге пятитомника как об «уникальном научном издании», которое планируется издать на английском и других языках. Первый том издания — «История белорусской государственности. Белорусская государственность: от истоков до конца XVIII в.». Второй том будет посвящен периоду в составе Российской империи (конец XVIII — начало XX века), третий — периоду 1917−1939 годов, четвертый — периоду Второй мировой и Великой Отечественной войн, а также периоду послевоенного восстановления Советской Белоруссии. Пятый том охватывает события с 1954 года до XXI века — то есть от смерти Сталина до нынешнего этапа четвертьвекового правления Лукашенко.

Читайте также: Кто древней русских и современности: украинцы или белорусы?

Академик-секретарь отделения гуманитарных наук и искусств НАН Белоруссии, доктор исторических наук, член-корреспондент НАН Александр Коваленя в начале презентации поблагодарил свою коллегу — заведующую Центром археологии и древней истории Белоруссии Института истории НАНБ, доктора исторических наук Ольгу Левко за то, что она представила саму идею «Истории белорусской государственности» руководству республики, и в частности — Александру Лукашенко. Он также поблагодарил заведующего Центром специальных исторических наук и антропологии, Института истории НАНБ, доктора исторических наук, одного из основателей праворадикального русофобского «Белорусского народного фронта» (БНФ) Валентина Голубева, который «положил душу и сердце на это издание».

Остальные спикеры — директор Института истории НАН Белоруссии, кандидат исторических наук Вячеслав Данилович и его заместитель по научной работе Института истории НАНБ, кандидат исторических наук Вадим Лакиза почему-то особой благодарности Ковалени не удостоились, хотя их вклад в реализацию госзаказа мало у кого вызывает сомнение. Коваленя особо отметил Левко не только потому, что она действительно смогла донести в простой и понятной для Лукашенко форме националистический миф о «тысячелетней» Белоруссии, но также и потому, что она копала глубже всех и изыскала «белорусскую государственность» в Древнерусском государстве (сам термин с 1990-х в экс-БССР под запретом), а точнее — в одной из его удельных земель, в Полоцком княжестве. Так древнерусский сепаратизм, сопровождавшийся осуждавшимися Ефросиньей Полоцкой и молившимися «за всю русскую землю» другими церковными деятелями того периода усобицами, стал краеугольным камнем теории белорусского этнического национализма в XX веке и сформулированной в XXI веке концепции «тысячелетней истории белорусской государственности».

Также читайте: Почему Лукашенко не отметил столетие БССР?

«Мы стоим на плечах тех, кто с конца XIX века формулировал идею белорусской государственности и кто впервые выказал идею, что Белоруссия должна и иметь свою государственность», — признался Коваленя.

Ни одной фамилии теоретиков «белорусской государственности» в XIX веке он не назвал, что не удивительно: таковых История не заметила. Более того: известный националист и также разработчик учебника по «истории белорусской государственности» Игорь Марзалюк считает, что Александр Коваленя сотоварищи мог бы стать на плечи кому-то не раньше, чем с начала XX века — примерно с 1916 года. То есть в изложении своих концепций ревизионисты-националисты путаются и друг друга не понимают.

Коваленя с большим воодушевлением сообщил прессе, что подготовлены все пять томов издания — они уже вычитываются в издательстве. Он также сообщил, что «мы издали четыре тома — впервые в истории, вообще в европейской историографии — четыре тома «великого белорусского атласа», шаг за шагом, по крупицам мы показали, как формировалась территория современной Белоруссии, какие сложности, какие трудности, как многие поколения лучших людей белорусского народа стремились довести до международного сообщества, что белорусы имеют возможность и должны иметь свою государственность, и это мы приобрели».

Коваленя специально для прессы пояснил сложность восприятия новой теории о «приобретении нашей государственности», рождённой по госзаказу в недрах постсоветской Академии наук: «Она связана с нашим геополитическим положением на карте Европы. Мы фактически стоим с одного бока — на духовном разломе, а с другого бока — на перекрёстке путей отношений с Севера на Юг и с Востока на Запад. Именно здесь, как в капле воды, отбилось всё то, что происходило на европейском пространстве. И вот в этой книге — вот в этом первом томе как раз и показан весь тот сложный путь, который прошли тысячи поколений белорусского народа, чтобы сегодня жить в светлой, независимой Республике Беларусь».

Самое интересное: «тысячи поколений» белорусов (если член-корреспондент НАН Белоруссии не преувеличивает) даже не подозревали, что на протяжении всего «тысячелетнего» пути они идут к тому состоянию, в котором сейчас находятся жители постсоветской республики. Во всяком случае, нет ни единого источника, который бы зафиксировал такое устремление хотя бы одного поколения белорусов (жителей исторической Белой Руси) в XIX веке или раньше.

Более того: вплоть до XX века, судя по историческим источникам (в том числе свидетельствам иностранцев), белорусы называли и считали себя русскими — то есть они не считали себя чем-то отдельным от общерусского единства, поэтому всегда проявляли стремление к воссоединению со своими русскими братьями по вере, языку, культуре и никогда не проявляли сепаратистских устремлений. Нет ни одного свидетельства, позволяющего сделать вывод о том, что белорусы массово мечтали о своей государственности после воссоединения. Небольшая группа мечтателей, действительно, проявила себя в начале XX века — провозгласила сепаратистский проект «БНР» и попросила протекторат германского кайзера, став на путь прямого предательства и коллаборации, однако не снискала сколь-либо заметной поддержки ни со стороны немецких оккупантов, ни их противников по Антанте, ни со стороны белорусов, поддержавших большевиков — силу, с которой отождествлялась новая форма общерусского единства.

Окончив пафосное вступление, Коваленя продолжил общение с журналистами по заведённой традиции зачитыванием текста, в котором было сказано: «Мы говорим, что исторический опыт свидетельствует, что более чем за тысячелетнюю историю формирования белорусской государственности Белоруссия никогда не была колониальной территорией. Белорусский этнос, находясь в составе Киевской Руси, Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи, всегда выступал как составная часть государствообразующего процесса».

Весьма смелые выводы современных белорусских историков, которые Коваленя вряд ли озвучил бы даже во время горбачёвской «перестройки». Возникновение пресловутого белорусского этноса до сих пор хронологически не определено, однако точно не относится к периоду Древнерусского государства (Киевской Руси) с его древнерусской народностью. По вопросам белорусского этногенеза учёные спорят не первый век, и каждый раз находились те, кто не менее пафосно заявлял об окончательном решении. Проходило несколько десятилетий, и дискуссия разгоралась снова, поэтому сегодня нет оснований считать, что на этот раз поставлена жирная точка.

Отвлёкшись от бумажки, член-корреспондент НАН Белоруссии пояснил: «Вот это нам удалось не просто сформулировать, нам удалось это показать на основе богатейшего археологического материала, богатейшего материала, который выявлен в архивах стран Европы, России. И мы просто должны говорить, что мы не просто толерантный народ, мы народ, который наперекор всем тяжестям и сложностям сохранил свой язык, культуру, традиции, обычаи и обрёл свою государственность».

В плохо связанных речевых конструктах Ковалени, помимо прочего, представляет интерес восприятие хранителями «тысячелетней белорусской государственности» ментальной традиции кого-то западнее. Ведь и Белоруссия, и Украина, и большая часть России находятся в Европе. При этом не только в Академии наук Белоруссии, но и в правительстве постсоветской республики под «Европой» с недавнего времени понимают исключительно Евросоюз и при каждом случае это подчёркивают. К слову, тем же больны и коллеги Ковалени с Украины, разрабатывавшие «тысячелетнюю» историю Украины, концепцию «великих укров» и т.п.

Читайте подробнее: Пойдут ли белорусские власти на стратегический союз с необандеровцами?

Современные ревизионисты в НАНБ больны тем, что раньше называли «квасным патриотизмом». Их более честные соотечественники, являясь настоящими учёными, не скрывали, а со всей откровенность демонстрировали колониальный статус Белоруссии в составе Речи Посполитой (и первой, и второй РП) — польского государства, в котором русские подвергались самой жестокой эксплуатации. По свидетельствам иноземцев, более жестокого рабовладения они не видели даже в заморских колониях — на эти записи послов и путешественников часто ссылались историки АН БССР, их цитировал в первом томе своей «Истории Беларуси» и многочисленных статьях Яков Трещенок (которого Лукашенко называл своим учителем). Внезапно эти источники оказались забытыми, потому что не вписались в новый идеологический заказ.

После Ковалени слово предоставили директору Института истории НАН Белоруссии Вячеславу Даниловичу, который сообщил: «Ученые нашего института вместе с коллегами из вузов очень тщательно, продуктивно и основательно занимаются исследованием проблематики истории белорусской государственности. Особенно основательно наш подход выкристаллизовался за последние десятилетия».

Слова Даниловича дополнили расхожее мнение об оформившемся в последние десятилетия засилье националистов в научных и образовательных учреждениях Белоруссии. Такое положение дел Лукашенко не смог изменить, как ни старался, в первое десятилетие своего правления. В начале нынешнего века, когда оформился альянс властей и националистов, именно «сознательным» представителям интеллигенции был передан заказ на формулировку различных охранительских концептов и, ожидаемо, «истории белоруской государственности». Почти десять лет назад в Институте истории Академии наук был создан специальный отдел истории белорусского государственности — его сразу же заполнили неравнодушными к «белорусскому возрождению» кадрами. Едва ли о таком успехе в конце прошлого века могли мечтать Валентин Голубев и его товарищи по БНФ.

«В нашем институте разработана концепция белорусской государственности, в соответствии с которой мы отражаем вот этот чрезвычайно важный для нашего народа, нашей страны процесс, рассматривая его в исторической перспективе, в разные периоды, — продолжил Данилович. — Мне бы хотелось подчеркнуть, что вот этот наш взгляд — свой, собственный, белорусский взгляд на историю белорусской государственности — он изложен в этих изданиях».

Из сказанного Даниловичем можно сделать два замечательных наблюдения. Во-первых, явлена в чистом виде националистическая риторика директора института. Во-вторых, выходит, что Лаврентий Абецедарский, Яков Трещенок, Александр Бендин, не говоря уж о западноруссистах XIX—XXI веков, смотрели на историю Белоруссии глазами китайцев?

Директор института рассказал о содержании пятикнижия белорусской государственности. Уже в первом томе, «выполненном в рамках государственной программы научных исследований» 29 авторами, указаны «первые исторические формы белорусской государственности» — Полоцкое и Туровское княжества, Киевская Русь

(упомянута отдельно), Великое княжество Литовское и Речь Посполитая. В этом же томе отражена «борьба политической элиты белорусского этноса за государственный суверенитет в XVI—XVIII веках».

Из националистической парадигмы понятно, почему «сознательные» историки как на Украине, так и в Белоруссии избегают термина «Древнерусское государство». Также понятно, почему они видят белорусский этнос в периоде, когда православное славянское население Белой Руси (с весьма неопределёнными и менявшимися границами) самоидентифицировало себя как русских. Судя по датировкам борьбы «за государственный суверенитет в XVI—XVIII», элитой белорусского этноса позиционируются польские шляхтичи и магнаты — те самые, о которых пишет доктор философских наук Лев Криштапович в своих многочисленных статьях и монографиях.

Вовсе не случайно с 90-х годов белорусские студенты сдают в вузах предмет «Древнебелорусский язык» («Старажытнабеларуская мова»), а государственное телевидение на днях устами Ивана Эйсмонта протрубило о том, что «Франциск Скорина ровно 500 лет назад в Праге издал первую книгу на древнебелорусском языке» и «15 лет понадобилось на то, чтобы появился белорусский современный Новый Завет». Логично ожидать появление «белорусского Ветхого Завета», а там, глядишь, рукой подать до какого-нибудь «белорусского неандертальца» или неопровержимых свидетельств выкапывания «древними белорусами» Балтийского моря.

Основания для таких надежд дал замдиректора по научной работе Института истории НАНБ Вадим Лакиза, который сообщил журналистам, что именно Александр Коваленя был двигателем создания идеологически выверенного пятикнижия и «настоял на том, что история государственности не может быть показана без исторических условий и предпосылок зарождения государственности — не может быть показана без людей, которые начиная с эпохи палеолита заселяли территорию нашей страны». То есть речь идёт о гоминидах, живших около 1 миллиона лет назад.

Лакиза отметил, что, согласно современным изысканиям, первые люди на территории Белоруссии появляются около 250 тысяч лет назад, а по найденным останкам удалось создать «скульптуру первого шахтёра на территории Белоруссии». Однако правильные идеологические акценты расставили всё-таки Ольга Левко и Валентин Голубев.

В развитие темы: Официальный Минск проиграл идеологическую площадку националистам

Левко напомнила о беседе с Лукашенко в 2017 году, когда он поставил вопрос о том, кто создал государство на белорусских землях, а она ответила: «Никто, мы это сделали сами». После этого потребовались большие усилия для обоснования этого тезиса с задачей «показать, что и мы имели свою историческую нишу, в которой сформировалась наша государственность».

«Действительно: почему белорусская государственность начиналась именно с середины IX века?» — задалась она вопросом. И отметила: «Нужно было доказать, что Полоцк был равнозначным таким же центром, равнозначным в политическим, в первую очередь, отношении тем двум другим центрам, которые впоследствии составили единое государство Киевскую Русь» (Киеву и Новгороду).

Левко обратилась к причинам, по которым произошёл отказ от термина «Древнерусское государство», отметив: «Против этого понятия выступили учёные ещё с 1991 года начиная, когда мы все оказались сами по себе. И в тот момент обсуждался и второй вопрос: а была ли ещё и древнерусская народность — та, которая объединила русских, украинцев и белорусов в единый народ? И споры были».

По мнению Левко, «Полоцкая земля» была первым государственным образованием на территории нынешней Белоруссии, так как к нему применимы те критерии государства, которые она изложила (не в классическом варианте определения). Усобные войны и грабёж других русских княжеств, которые осуществляли полочане, а также торговые отношения их с крестоносцами трактованы ею как признаки государственности.

«И действительно: именно Полоцк долгие столетия являлся флагманом в торговых отношениях по Двине — уже и между русским государством и Европой в том числе», — подчеркнула заведующая Центром археологии и древней истории Белоруссии Института истории НАН, обосновывая тезис о том, что «мы — самостоятельный народ».

Династию полоцких князей «в литературе постоянно называли Изяславичи — это неправильно, потому что она продолжала линию поведения первого известного по письменным источникам князя Рогволода», который «не основал полоцкую государственность, а он её продолжил», уверена Левко. Она подчеркнула: династия полоцких князей была равной по статусу княжеской династии на киевском престоле. В этих утверждениях прослеживается преемственность от националистических мифов самодеятельных белорусских исследователей-националистов XX века.

Затем слово взял Валентин Голубев, отметивший: «Институт истории очень хорошую разработал концепцию: мы пишем про исторические формы белорусской государственности, которые были до «Белорусской народной республики», и далее наш авторский коллектив нашего института пишет про национальные формы государственности — это «Белорусская народная республика», Белорусская Советская Социалистическая Республика и Республика Беларусь».

На эту тему также читайте: «100-летие БНР» в Белоруссии: обманутые ожидания и политизация костёла

«Мы не писали «белорусоцентричную» историю белорусской государственности, но мы писали, описывали роль своего этноса, роль наших деятелей такой, какой она была», — заверил Голубев.

Держа книгу в руках, он заверил: «Тут написано то, что надо нашей стране, нашему государству — Республике Беларусь, что надо белорусскому этносу. Это хороший кирпич в фундаменте сильной белоруской державы, это хороший кирпич в воспитании, нормальном, национальном, демократическом воспитании белорусского этноса».

Отвечая на вопросы журналистов, Александр Коваленя сообщил о недавно состоявшемся совещании с участием ректоров 53 белорусских вузов, на котором обсуждался вопрос введения преподавания курса «История белоруской государственности». Ещё ранее «была проведена работа» с деканами и завкафедрами.

«Сегодня идёт процесс размывания исторической сознательности общества — на это работают целые институты, и мы, когда мы только 25 лет как приобрели свою национальную государственную независимость — нам просто острейшим образом недостаёт того, чтобы мы формировали историческое мировоззрение белорусского общества и начинали это с детского садика и в школе», — поведал Коваленя.

В том же духе высказался и Валентин Голубев. Он уточнил: над учебником по «Истории белорусской государственности» работает коллектив во главе с могилёвским историком-«белорусизатором» Игорем Марзалюком, и «это совершенно другое издание».

Журналистам сообщили также, что уже есть учебная программа для этого курса, и с 2019 года в вузах постсоветской республики вместо предмета «История Беларуси» будут преподавать «Историю белорусской государственности». При этом на новый курс будет выделено больше часов, чем на белорусскую историю, которая изучается в школах. Новый курс хорош тем, что в нём есть «акцент на белорусскую государственность», которого якобы лишены нынешние учебники по истории Белоруссии, которые Александр Лукашенко так и не подарил Владимиру Путину.

На эту тему подробнее: Лукашенко снова потребовал «дать нормальные учебники»

Похоже, удельные правители постсоветских республик так и не поняли до сих пор, какой ящик Пандоры они открыли, разыгрывая националистические карты. В своё время Лукашенко «выкосил нацменов» на Полесье, однако и там, и в других белорусских регионах со временем могут появиться свои «истории тысячелетней государственности». В Донецкой Народной Республике, Приднестровской Молдавской Республике, Абхазии и других постсоветских республиках идут аналогичные процессы. Всё это «нациестроительство», сопровождаемое конструированием националистической мифологии, синтезированием наций и апологетикой сепаратизма, видимо, остановит только глобализация.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail