Короткая презентация нового этапа «Московской электронной школы» (МЭШ), которую устроил мэр Москвы Сергей Собянин премьер-министру Дмитрию Медведеву во время личной встречи 7 декабря, ожидаемо оказалась прелюдией к активной рекламе и, следовательно, дальнейшему внедрению в жизнь.

-13
-13

Пока МЭШ проник во все (за исключением частных) школы Москвы в относительно безобидном виде — в качестве электронных досок, планшетов и информационной базы. Да, электроника не лучший друг здоровью ребёнка, да, её закупка и обслуживание дорого обходятся бюджету, а закупки — традиционно коррупционноёмкая сфера, но вмешательство в образовательный процесс было небольшим.

Читайте также: МЭШ — «кормушка» для московских чиновников?

Но следующий шаг МЭШ, по словам Собянина, сказанным главе правительства — «попытаться внедрить электронные задания, домашние задания, электронные контрольные и формировать уже на этой базе электронное портфолио, чтобы в течение всего времени мы знали об учащемся, и он накапливал свой портфолио, чтобы, может быть, учитывать эти знания при поступлении в вузы».

Возражений Медведева мэр столицы не услышал, что, очевидно, расценил как одобрение. И вот спустя несколько дней говорит о планах на премии «Цифровые вершины»:

«В ближайшие годы «Московская электронная школа» накопит уникальный объем информации, данных и образовательных технологий, который, я думаю, будет самым большим в мире. Позволит создать электронное портфолио каждого ученика от первого класса до выпуска из школы. В конечном итоге не надо будет проводить международные и российские олимпиады, мы будем точно знать, где сидит Менделеев или Ломоносов, в какой школе он учится. Это школьная революция».

По логике Собянина, у современной школы с профессиональными педагогами, единым экзаменом и теми же олимпиадами есть шансы упустить нового светоча науки, не разглядеть талант. С таким недоверием к системе образования нужно начинать не с МЭШ, а с кадров, которые руководят этой сферой в столице. В чём суть претензий столичного мэра к существующим испытаниям школьников? Он про это не говорит, предельно упрощая вопрос.

© ИА REGNUM

Где дискуссия профессионального сообщества, почему решение предлагают как готовое — словно глянцевый буклет с квартирами в московской новостройке? Если портфолио нужны для поступления в вузы — почему инициатива исходит не от них, а от региональных чиновников? Может, им такая услуга и не нужна.

Но главное, как столичная мэрия и её департамент образования собираются распорядиться персональными данными детей, огромным массивом знаний о каждом ребёнке? В выполнение заданий вкладывают не только полученные на занятиях знания, но и ум, творческий потенциал, душу. Такая база позволит понять личные качества, зафиксирует навсегда допущенные ошибки. Если произойдёт какое-то неординарное событие, скандал — его, очевидно, также могут внести в портфолио, кто гарантирует, что это не будет слава, от которой маленькому человечку отмываться всю жизнь?

Читайте также: «Сдавайтесь, вы окружены Москвой!»

У каждого в школе случались истории, что потом не хотелось даже вспоминать. Но все их мы пережили, получили жизненный опыт, и прекрасно, что никто не записал и не представил на суд чиновников, преподавателей вузов, работодателей.

Подавляющее большинство из нас вовсе не Менделеевы и Ломоносовы, а обычные люди, живущие и желающие обычной жизни. Хотите отобрать лучших — проведите своевременный тотальный тест для их отсева. Для этого вовсе не нужно скрупулёзно собирать и записывать каждое действие, которое совершил ребёнок.

Александра Майер © ИА REGNUM

Можно согласиться с Сергеем Собяниным: электронные портфолио школьников станут революцией в сфере образования. Она подарит обладателям нового цифрового капитала беспрецедентную порцию всевластия, пригодную и для кадрового отбора, и для торговли этими знаниями, и для точечного нажима на человека.

Читайте ранее в этом сюжете: «Это школьная революция» — Собянин об электронных портфолио учеников

Читайте развитие сюжета: Где упрятаны концы МЭШ? Родительское расследование