«На кону репутация государства»: Петербург убеждают в пользе сноса СКК

В Градсовете Петербурга сравнили вероятный снос СКК «Петербургский» с... действиями террористов в сирийской Пальмире

Карина Саввина, 8 декабря 2018, 11:30 — REGNUM  

Второе заседание петербургского Градсовета о судьбе Спортивно-концертного комплекса (СКК) у Парка Победы проходило в подавленной атмосфере. Безупречный образец советской архитектуры может кануть в Лету, а на его месте появится новая арена чуть большей вместимости «с сингапурским уклоном».

Высокие ставки

Заказчиком выступает ХК «СКА», который планирует вложить в проект то ли 20 млрд, то ли 30 млрд рублей, а соседние свободные территории застроить жильем. Впрочем, добиться прямого ответа на вопрос, насколько интегральными для проекта спорткомплекса являются жилые кварталы, так и не удалось.

На прошлое заседание Градсовета со стороны заказчика вообще никто не пришел, и от возмущенных архитекторов приходилось отбиваться председателю комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Санкт-Петербурга и главе Градсовета Владимиру Григорьеву.

Читайте ранее в этом сюжете: «Это снос»: архитекторы Петербурга разгромили проект «реконструкции» СКК

В этот раз подогнали тяжелую артиллерию. Заседание началось с выступления вице-президента Федерации хоккея России, в прошлом известного хоккеиста Бориса Майорова. «Решается вопрос о значении спорта в нашей стране, если разговаривать по-крупному», — сразу поднял ставки Майоров.

Он напомнил, что Петербург стоял у истоков отечественного хоккея, а ХК «СКА» недавно стал чемпионом страны и обладателем Кубка Гагарина. «Пришли люди, которые заинтересованы кровно, чтобы этот вид спорта был главенствующим в городе», — пояснил спортивный функционер.

Россия выиграла право на проведение чемпионата мира по хоккею в 2023 году, причем Федерации хоккея пришлось обсуждать это с ФСБ, МВД и Министерством спорта. Но не только. «Безусловно, когда Россия выдвигала кандидатуру, вопрос был согласован с руководством нашей страны», — вызвал Майоров в зал незримый образ Владимира Путина.

Как позднее пояснил корреспонденту ИА REGNUM вице-президент ХК «СКА» Роман Ротенберг, имеющийся в Петербурге «Ледовый дворец» не соответствует требованиям Международной федерации хоккея, а ЧМ-2023 в Петербурге может пройти только при условии появления новой инфраструктуры. «Именно этот проект был представлен Международной федерации хоккея, на основании этого проекта они согласовали нам проведение чемпионата мира», — заявил Ротенберг.

Есть и одно зловещее обстоятельство, которое напрямую связано с обсуждаемым проектом: это известный допинговый скандал. По словам Бориса Майорова, сохраняется тенденция не давать России, хозяйке Олимпиады-2014 и Мундиаля-2018, право проводить новые серьезные международные соревнования, под санкциями находятся биатлонисты и легкоатлеты. Но Россия все равно победила в конкурсе за хоккейный чемпионат.

Снос СКК на глазах приобретал геополитическое значение.

Заокеанские амбиции

Борис Майоров много ездил по миру и видел великолепные ледовые дворцы Северной Америки. «Я всё удивлялся, как такое может быть — старый стадион сломали и буквально за 1,5−2 года построили новый, модерновый стадион, многофункциональный. Федерация хоккея считает, что в Питере должен быть построен новый стадион, на котором и будут проведены эти соревнования», — сказал он. Соответствующие письма за подписью президента Федерации хоккея России Владислава Третьяка уже отправили врио губернатора Санкт-Петербурга Александру Беглову.

Роман Ротенберг тоже выступил лично, причем обратиться к Градсовету решил «как коренной житель Ленинграда, Петербурга». «Наша семья во многих поколениях живет в этом городе, так что всё, что мы стараемся сделать — это только на улучшение жизни горожан», — заявил обладатель российского, финского и британского паспортов.

Он рассказал, что ХК «СКА» имеет около 2 млн активных болельщиков, 2,5 млн подписчиков в соцсетях по всей стране, по этому показателю клуб превосходит все европейские команды. Но дальнейшее развитие клуба, можно сказать, уперлось в тесные стены Ледового дворца.

«Клуб находится на пике своей популярности, и мы хотим, конечно, идти вперед», — заявил Ротенберг. Поэтому было решено на основе государственно-частного партнерства создать для Петербурга новую достопримечательность. По его соображениям, новая хоккейная арена должна быть крупнейшей в России и мире, встать в один ряд или даже превзойти знаменитые Madison Square Garden в Нью-Йорке или О2 в Лондоне. «Проект станет символом новой, современной России», — подчеркнул Ротенберг.

Там появится и детская школа хоккея на 700 человек. Еще хоккейный стадион можно будет использовать для концертов крупных зарубежных звезд. В принципе, артисты и сейчас выступают в СКК, однако, как заявил Ротенберг, в городе он знает две крупные площадки — «Ледовый дворец» и стадион «Санкт-Петербург». Второй слишком велик для подавляющего большинства исполнителей, а «Ледовый» бывает слишком мал. «Ряд артистов не выступает на таких небольших аренах, например, Eagles, Adele и Bon Jovi», — перечислил предприниматель. Большая вместимость проектируемой арены — до 23 тысяч мест — поможет снизить цены на билеты.

«Мы все видим, что в настоящий момент СКК запущен. Есть информация, что он не соответствует требованиям безопасности при проведении массовых мероприятий и нуждается в реконструкции. Реконструкция с сохранением контура всегда дороже, сложнее и непрогнозируема по срокам. А при возможности затянуть стройку и не создать объект к чемпионату мира 2023 года мы имеем на кону репутацию государства», — подвел черту Роман Ротенберг.

Снести, чтобы спасти

Автор проекта Андрей Литвинов признал, что нельзя недооценивать важность сохранения исторической архитектуры, особенно в наши дни, когда мир так быстро меняется, а эти здания хранят дух прошлых эпох. «Но не стоит однозначно относиться к вещам», — многозначительно добавил он. Надо понять, сказал Литвинов, ценность функции у объекта перевешивает — или его облик. С ним нельзя было не согласиться: сейчас СКК свою функцию не выполняет, там проводят выставки собак и «Шубомании», не такой судьбы для него хотели советские архитекторы. Но если его снести, то ситуация поменяется кардинально.

«Многие болельщики летают в США и смотрят там хоккей. Потом приходят и говорят: вот там продукт намного лучше. Так это потому, что у нас инфраструктуры нет. Как только нам удастся построить в Петербурге этот дворец, наши болельщики, люди — им не надо будет летать в США. Они смогут спокойно в России прийти во дворец, посмотреть концерт, посмотреть хоккей», — позднее описал свое виденье ситуации Роман Ротенберг.

Новая арена будет самой востребованной в России, она будет задавать стандарты качества, превосходить не только уже существующие, но и проектируемые дворцы спорта. Если же реконструировать здание в существующем контуре, то туда поместится только 15 тысяч человек.

«Для пятимиллионного мегаполиса, который является главным туристическим центром страны, это неприемлемо. Арена должна стать новым Madison Square Garden. Арена с исключительной акустикой. Люди должны хотеть сюда приезжать», — убеждал архитектор Литвинов.

Лавры стадиона, построенного на Манхэттене в 1968 году, все никак не давали покоя ни заказчикам, ни авторам. Как будто «звезды» приезжают выступить на площадке MSG не потому, что она расположена в Нью-Йорке, а наоборот.

…Стоит заметить, что здание СКК проектировалось как замыкающее Аллею Героев Парка Победы, поэтому архитектурное решение было выбрано строгое и спокойное. Здание складывается из 56 несущих колонн, на которых закреплены кольца, удерживающие стальную мембрану перекрытия. К столетию Эйфелевой башни во Франции был создан список величайших инженерных достижений XX века, куда, благодаря тонкой стальной мембране над гигантским пролетом в 160 метров, попал и СКК — наряду с туннелем под Ла-Маншем, норвежской платформой для добычи нефти в Северном море и транспортной эстакадой, соединившей все острова Японии.

Сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов немного обреченно поинтересовался у заказчика, есть ли у него вообще понимание, что, в целом, архитектурное сообщество воспринимает полное уничтожение советского СКК как существенный ущерб для архитектуры города.

«Мы не уничтожаем ничего, — воспротивился Роман Ротенберг. — Мы, наоборот, строим». Он заметил, что на медийном фасаде будущего здания можно отобразить абсолютно любой облик, хоть старого спорткомплекса. «Это на самом деле красивая архитектура, и мы ее ценим и уважаем. Я сам родился в Ленинграде, — вновь напомнил Ротенберг, — ходил на хоккей и футбол. Никто ничего не собирается уничтожать, как вы выразились».

Приглашенный эксперт Алексей Шашкин усомнился, что имеющееся здание вообще возможно отремонтировать. В частности, речь о той самой мембране, где наверняка есть коррозия. «Это нужно исследовать, изучать, это не совсем очевидно», — сказал он. Сама реконструкция точно потребует больше времени и больше денег, уверен он. «Зимой 2023 года упадет не флажок, а гильотина — это не Мариинский театр (имелось в виду новое здание театра, — прим.ред.), который открыли на несколько лет позже. Ну, народ повозмущался, а ничего страшного не случилось», — ярко описал Шашкин отношение строителей к срокам сдачи любых объектов в Петербурге.

Угроза неминуемо надвигающегося чемпионата мира по хоккею впечатлила и рецензента проекта, архитектора Юрия Митюрева. «Я не специалист, но когда Алексей Шашкин рассказывал о рисках реконструкции, мне это показалось убедительным. Учитывая серьезность обязательств, которые город и страна взяли перед организаторами чемпионата мира, риски слишком серьезны, чтобы на них идти», — убежден Митюрев.

Петербург ломает, Москва сохраняет?

Но у главы «Студии-44», архитектора Никиты Явейна возникли большие вопросы и к дизайну фасада, и к разговорам о срыве сроков и разрушающемся СКК. Представленный проект он назвал сделанным «с сингапурским уклоном». «Господа, видимо, под влиянием мощной азиатской архитектуры находятся», — улыбнулся Явейн.

Это был самый мягкий комментарий. «Это банальная азиатская архитектура, которая по всему миру идет, но там она лучшего качества», — приговорил проект член Градсовета Юрий Земцов. Его коллега Михаил Мамошин сравнил подход к сверхактивному дизайну фасада, куда будто вырывается энергия крутящейся шайбы, со зданием «Макдоналдса» в виде гамбургера. «Если так рассуждать, то на Колизее должны были быть изображены гладиаторы», — сказал архитектор. Он предложил все-таки, если уж сносить СКК, то новое здание построить в духе победоносного классицизма Московского проспекта и Парка Победы.

По мнению гендиректора проектно-производственной фирмы «А.Лен» Сергея Орешкина, совету представили «вторичную архитектуру». «Таких объектов я вам 20 могу выдать, никак не конкурирует с архитектурой, которую мы пытаемся «потерять», — заметил он.

Орешкин и Явейн скооперировались и подготовили ко второму заседанию Градсовета проект, который позволит вместить более 20 тыс. зрителей в существующий СКК без его сноса. Для этого нужно просто углубить котлован на 6 метров, объяснил глава «Студии-44». Единственная проблема — зрителям самых верхних трибун придется спускаться в кафе на уровень земли.

Явейн указал, что от исторического периода 1960−1980-х годов, когда возводились единицы общественных зданий, ничего не осталось. «Мы, кажется, не очень понимаем ценность этих вещей, мы еще не созрели, так как мы долго с этим боролись. Думаю, ценность этого выше, чем мы осознаём, потому что мы еще в борьбе с прошлым», — предположил Явейн.

Он привел в пример «фашистский стадион» в Берлине, который надо было бы «грохнуть» по идеологическим соображениям, но немцы сделали всё, чтобы сохранить облик архитектуры, причем теперь арена соответствует всем нормам UEFA.

Самым жутким кошмаром для любого петербуржца стало сравнение с Москвой — и не в пользу Северной столицы.

«Что было всегда? В Москве ломают, в Петербурге сохраняют. Но «Лужники» они же не снесли! А это просто разного уровня стадионы, наш СКК и «Лужники». Уж, по-моему, нужно быть объективным: «Лужники» никакой не шедевр ни технически, ни архитектурно, но они сохранили», — сказал Никита Явейн.

После всех рассказов о том, что сроки реконструкции СКК к 2023 году будут непременно сорваны, потому что это сложно и затратно, Явейн рассмеялся с трибуны и в микрофон.

«Господа, у нас четыре года. Здесь присутствуют те, кто строил олимпийские объекты. Не было там таких сроков. У меня вокзал в Сочи с проектировкой и двух лет не имел. Четыре года? Вам просто повезло», — заметил Явейн. Он сослался на обследования профессора Григория Белого, который, не являясь членом Градсовета, пришел на заседание и робко из зала попытался задать вопрос относительно якобы ржавеющих конструкций, так как осведомлен об их реальном состоянии, но был прерван Владимиром Григорьевым.

«Они после первого Градсовета сами побежали ко мне с воплями: «Да вы чего, там трижды всё зарезервировано, там еще 50 лет будет ржаветь и ничего не проржавеет», — поведал Явейн.

Он еще раз призвал сохранить существующее здание СКК, кардинально изменив начинку. «На 99% могу сказать, что это можно относительно недорого сделать. Мои конструктора дадут консультации по поводу котлована и, если надо, усиления конструкций, хотя сомневаюсь, что это нужно. Совершенно бесплатно», — объявил Явейн. Впервые в зале раздались бурные овации.

О безопасности здания забеспокоился главный инженер ООО «ПКФ Стройреконструкция» Иосиф Раша. Причем, боится он за новый проект. Раша заметил, что, если существующее здание более чем надежно, так как вся махина опирается на 56 точек, то нагрузки нового здания будут упираться через восемь ферм всего на 16 точек. «Надежность исторической конструкции в десятки раз выше, чем та, которую предлагают авторы этого проекта», — заявил Раша.

Он напомнил, что СКК — это не только шедевр инженерной мысли, но и одна из последних клепаных конструкций в стране, как Большеохтинский мост, после чего сравнил снос здания с терроризмом. «Уничтожать СКК — это делать то же самое, что делали талибы в Пальмире. Я это только так могу воспринять», — заявил инженер.

Финансы любят тишину

Судьба смежных участков тоже заинтересовала членов Градсовета. Они слышали про планы застроить окружающую территорию жильем, но на развертках и схемах эти комплексы почему-то не были обозначены. Авторы проекта не показали даже уже существующие соседние здания — ТРК «Радуга» и OBI. Так что на слайдах новый стадион будто бы парил в пустоте, окруженный белой пеленой. Но глава КГА Владимир Григорьев пришел им на выручку, назвав это технической недоработкой.

Что до жилых кварталов, то говорить об этом еще рано, считает чиновник. «Действительно, идут переговоры с инвестором относительно различных вариантов использования прилегающих территорий», — сказал он. Финансовую модель, по которой инвестор будет окупать арену, он обсуждать отказался. «Не секрет, что город завершает определенные действия в качестве подготовительных мероприятий, чтобы возможно было реализовать максимальное количество возможных вариантов», — изрек Владимир Григорьев.

На человеческом языке это означает, что Смольный внес поправки в Генплан и ПЗЗ, которые позволят строить вокруг СКК жилье. Но Григорьев настаивал: до сих пор не решено, что будет на соседних участках. Позднее журналисты попытались выяснить мнение Романа Ротенберга по этому поводу. Он признал, что ради окупаемости арены инвесторам придется искать дополнительные источники дохода. Но делается всё «для горожан, для страны и для города».

Оказывается, ХК «СКА» искал участок для такого проекта с 2011 года, варианты были разные, но лучший для всех — в Московском районе, на месте существующего здания. О перспективах строительства новой арены без появления жилой застройки по соседству Ротенберг рассуждать отказался. «Если мы исходим из того, что кто-то что-то не согласует, то инвесторы будут из города уходить. Уже есть ряд примеров, когда инвестор просто уходит из города», — сказал он, напомнив о скандальном проекте ТРЦ с океанариумом в Купчино, который решили свернуть после массовых протестов жителей.

По словам Ротенберга, со Смольным обсуждается «комплексное развитие» Московского района. «Мы рассматриваем все возможности, кластер, дистрикт, комплексное решение с учетом всех возможных социальных объектов», — добавил он.

Град обреченный

«Хотел бы ошибаться, но внутренний голос говорит мне о том, что снос исторического здания — вопрос решенный. Не знаю, где и кем, в верхах где-то. Хочу сказать, что, когда здание будут сносить, то протестующие массы первым делом обвинят в этом позицию Градсовета», — с горечью предрек доцент кафедры архитектуры Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина Сергей Шмаков.

Генеральный директор «Студии-17» Святослав Гайкович поддержал линию на сохранение существующего СКК. «Я хотел бы обратить внимание на некоторую обреченность выступающих, будто если кто-то где-то принял решение о сносе, то надо сложить руки. Надо внимательно проследить, выполнена ли процедура о сносе зданий такого статуса», — предложил метод борьбы архитектор. «Боюсь, что в отношении этих объектов никакой процедуры нет», — поспешил разбить его надежды глава КГА Владимир Григорьев.

Он согласился, что да, «наверное, досадно», что до сих пор советские здания не включены в число охраняемых объектов, хотя формально, ему кажется, основания к тому уже имеются. Чиновник вспомнил, что слышал о списке подобных объектов, который вроде бы создавал Союз архитекторов.

Михаил Мамошин встал с места: список уже направляли. «Куда?» — не понял Григорьев. «В КГА», — пояснил Мамошин. Повисла пауза. Григорьев рассмеялся. «Ну, я могу только сказать спасибо за большое уважение к КГА», — развел руками чиновник. Потому что КГА тут не причем, списки надо было отсылать в другие инстанции. А теперь уже ничего не поделаешь.

Григорьеву не понравилось, что Явейн вспомнил о двухлетнем возведении вокзала в Сочи. В конце концов, «Ледовый дворец» в конце 1990-х вообще построили за год! Но строили финны. «А их больше нет», — рассудил Григорьев. «Если бы им сказали сегодня начать проектировать, то через неделю начали бы ездить грузовики с чертежами», — усмехнулся он, после чего спародировал манеру речи стереотипного финского персонажа, вероятно, чтобы развлечь слушателей на излете четвертого часа заседания.

«Мы с вами отчасти виноваты в ситуации, которая сложилась и обсуждается», — посыпал он голову пеплом себе и окружающим. Уж больно нерасторопны архитекторы в части защиты исторического наследия. «Надо исправлять ошибки. Но надо еще и чемпионат мира проводить», — резонно заключил Григорьев.

Читайте также: Врио главы Петербурга просят не сносить СКК «Петербургский»

Читайте также: Беглов дал месяц на решение судьбы СКК «Петербургский»

Читайте ранее в этом сюжете: Смольный выступил против сохранения зеленой зоны вокруг СКК «Петербургский»

Читайте развитие сюжета: Градсовет Петербурга отказался одобрить снос СКК

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail