Борьба за Самур: дать воду Дербенту или потерять лес?

В Дагестане многие годы остается нерешенной проблема Самурского леса. На каком этапе находится этот вопрос в настоящее время, поделились экологи, общественники и представители власти

Зиявутдин Гаджиахмедов, 8 ноября 2018, 00:46 — REGNUM  

Власти Дербентского района Дагестана и Дербента в частности уже не первый год заявляют о дефиците питьевой воды. Для решения проблемы на территории уникального лианового реликтового Самурского леса ведётся строительство водозаборного комплекса, призванного обеспечить водой Дербент и прилегающие населённые пункты. Объект планировалось завершить ещё в 2013 году, однако местные жители не позволяют этого сделать по сей день.

Резонансный проект: народ на страже

Решение начать строительство Самурского водовода было принято в 2008 году. Планировалось, что реализовывать проект будут за счёт средств федеральной целевой программы «Юг России» на 2008−2013 годы. Источником водоснабжения было обозначено Присамурское месторождение подземных вод. Позже проект приобрёл большие масштабы, и речь стала идти о строительство водозабора — гидротехнического комплекса со скважинами, насосными станциями, водоводами и т. д.

Летом 2013 года в Магарамкентском районе Дагестана, где в дельте реки Самур располагается российская часть лианового леса, местные жители провели несколько акций протеста против строительства водозаборных сооружений. Претензии представителей общественности касались двух моментов. Во-первых, активисты были убеждены, что строительство системы водоотвода может погубить Самурский реликтовый лес, а во-вторых, люди опасались, что снизится уровень воды в их хозяйственных колодцах — единственных источниках воды в местных селах.

Читайте также: «Пока Москва молчит, будем говорить мы»: борьба за воду на Кавказе

Протестные акции продолжались до конца 2013 года. Не всегда они носили мирный характер. На митинги выходило до трёх тысяч человек. Жители района блокировали дорогу строительной технике, угрожали рабочим. Для усмирения митингующих привлекались даже стражи порядка. Но ни аресты, ни стрельба в воздух сотрудников полиции не могли помешать защитникам леса блокировать строительные работы. В итоге в начале 2014 года было решено приостановить реализацию проекта.

Спустя 2,5 года, в августе 2016-го, вновь было запланировано приступить к строительству водозабора, и снова активисты организовали сходы и потребовали прекратить бурение скважин. Опасения всё те же: гибель лианового леса и снижение уровня воды в колодцах. В случае возобновления работ, жители района угрожали сжечь строительную технику. Несколько попыток возобновить работы предпринимались и в 2017 году, но к бурению скважин за эти годы рабочие так и не приступили.

Читайте также: Новый скандал в Дагестане: вода для Дербента или реликтовый лес?

Личная выгода или забота об экологии

С первых дней протестных акций региональные и муниципальные чиновники пытались убедить людей, что все их опасения насчёт строительства водозабора безосновательны. А бывший в то время главой Магарамкентского района Мусаэфенди Велимурадов в 2014 году и вовсе заявил, что протестующими движут личные политические цели, а вовсе не забота об экологии.

Чиновников поддержали некоторые региональные геологи, гидрологи и экологи, которые также заявили об отсутствии негативных последствий от забора воды с Самурской долины. Директор Института ДНЦ РАН Василий Черкашин в интервью изданию «Новое дело» сообщил, что в проекте водоснабжения Дербента речь идёт об артезианских водах, которые никакого влияния на лиановый лес не оказывают.

«Лес подпитывается грунтовыми водами и родниками, которые не связаны с артезианским бассейном. Между ними находится мощный глинистый водоупор, отделяющий грунтовые воды от вод артезианского бассейна. Между этими водами никакой связи нет, они друг в друга не перетекают», — приводит издание слова доктора геолого-минералогических наук.

Василий Черкашин считает, что прежде чем давать оценку проекту, его необходимо как минимум испытать: поставить контрольные скважины и наблюдать за уровнем воды в артезианском бассейне, а также уровнем грунтовых вод и родников.

«Если выяснится, что модель плохая, — снимаем все вопросы: закупориваем скважины и прекращаем дискуссию об отборе воды в артезианском бассейне в этом районе. И тогда уже будем думать о других вариантах снабжения Дербента водой», — приводит слова эксперта «Новое дело».

Диаметрально противоположного мнения придерживается ряд независимых федеральных экологов. Они в своих заключениях не так оптимистичны. Ещё в феврале 2014 года о недопустимости строительства водозабора заявил председатель Российского союза гидрологов, эксперт ООН Юрий Богомолов. По его словам, лиановый лес в основном питается именно подземными водами. Бурение скважин приведёт к снижению уровня грунтовых вод, а соответственно, и к высыханию последнего в России реликтового лианового леса.

Читайте также: Жители Магарамкентского района Дагестана выступают против строительства водовода на территории заповедника

Общественный деятель Альберт Эседов предоставил ИА REGNUM официальное письмо Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 27 октября 2017 года по вопросу строительства подземного водозабора в Магарамкенстком районе Дагестана. В документе говорится о том, что в Минстрой России направлено письмо с предложением о рассмотрении иных вариантов обеспечения питьевой водой населённых пунктов Дербентского района, так как реализация строительства водозабора, возможно, окажет негативное воздействие на уникальный природный комплекс.

А истинные мотивы?

На протяжении всего времени, в течение которого разгораются баталии вокруг строительства водозаборных сооружений, местные жители, общественные деятели и независимые эксперты предлагают альтернативные пути бесперебойного водоснабжения Дербента и прилегающих населённых пунктов. При этом отмечается, что все они не только безопасны для природы, но и менее накладны в финансовом плане. Однако отдельные местные чиновники почему-то настаивают именно на проекте, где используются подземные воды Самурской долины. Эта настойчивость вызывает у протестующих против водовода активистов подозрения в наличии личной коммерческой заинтересованности у инициаторов проекта.

Наиболее популярным предположением является то, что истинная цель работ — построение частного завода по разливу воды на маршруте будущего водовода. Не секрет, что экспертами прогнозируется дефицит питьевой воды и её подорожание уже в ближайшем будущем. А значит, «водный» бизнес имеет колоссальные перспективы.

«Получается, что в этой скандальной эколого-гражданской истории на одной чаше весов — судьба уникального леса и, значит, судьба людей, живущих в Южном Дагестане, а на другой — чьё-то ненасытное желание обогатиться за счёт общенародных ресурсов. И пока, увы, в этой жесткой дилемме опять перевешивает алчность», — пишет известный в республике журналист Алик Абдулгамидов в своём материале «Самурский лес. Заказное убийство».

Рядом общественников высказывается мнение и о чрезмерном раздувании «водной» проблемы в Дербенте. По словам Альберта Эседова, в городе насчитывается около 2600 несанкционированных скважин, что говорит о неэффективном контроле за потерей воды.

«В 2014 году в Дербенте на улице Дрожжина мы насчитали около 20 автомоек. Это в городе, где нет воды. Да, есть определённая часть города, где имеется проблема с питьевой водой. Но опять-таки, при правильном использовании имеющихся водных ресурсов и приведении в порядок коммуникаций все проблемы можно решить», — считает собеседник.

Путинский наказ и обещания властей

Президент России Владимир Путин в июле 2017 года пообещал изучить проблему сохранения Самурского леса. Такое заявление глава государства сделал, после того как на заседании совета по межнациональным делам руководитель Лезгинской национально-культурной автономии Ариф Керимов рассказал, что уникальный реликтовый лес рискует превратиться в пустыню из-за запланированного строительства водозабора.

Спустя месяц Путин поручил правительству РФ подготовить предложения по сохранению Самурского леса. Решение этого вопроса, по указу президента, должно идти параллельно с организацией стабильного водоснабжения в городе Дербенте. Ответственными за его исполнение были назначены премьер-министр России Дмитрий Медведев и экс-председатель правительства Дагестана, ныне находящийся за решёткой, Абдусамад Гамидов.

Читайте также: За спасение Самурского леса взялся Владимир Путин

В ноябре того же года бывший в то время врио главы республики Владимир Васильев в ходе Международной научно-практической богословской конференции заявил, что найдено решение, при котором и реликтовый лес не пострадает, и Дербент получит питьевую воду.

«Мы отработаем механизм мониторинга, мы сделаем так, чтобы потом никто не усомнился в правильности решения. Мы это обязательно сделаем — и добьемся того, что в доме у каждого будет хорошая вода, а лес будет, как и был, в прекрасном состоянии», — привела слова Васильева пресс-служба администрации главы и правительства Дагестана. Однако, о каком именно решении идёт речь, не было сказано ни тогда, ни спустя год.

Живой щит

В мае 2018 года было объявлено, что в Дагестане будет создан национальный парк «Самурский» общей площадью 54 тыс. гектаров. По словам Гаджибека Джамирзоева, заместителя директора заповедника «Дагестанский», в ведении которого находится Самурский лес, один из двух кластеров парка будет расположен в дельте реки Самур и создается в первую очередь для сохранения уникального леса и его флоры и фауны. А главное, на всей территории парка будет действовать ряд запретов, в том числе и на изменение гидрологического режима.

Казалось бы, вот он проект, который будет защищать Самурский лес от каких-либо строительных работ. Однако, как сообщил ИА REGNUM Джамирзоев, место строительства нового водозабора находится за пределами проектируемого национального парка, то есть в зоне строительства водозабора не действует правовой статус особо охраняемой территории.

По словам общественника Альберта Эседова, в августе 2018 года строительные работы вновь были возобновлены, теперь уже новым подрядчиком. И вновь, как и прежде, местные активисты живым щитом встают на защиту своего достояния.

«Теперь выясняется, что прежние работы были проведены неправильно, со значительными нарушениями. Деньги были освоены — почти 600 млн рублей, а работы проводились не на той глубине. Новый подрядчик о том и говорит, что теперь нужно всё делать заново, и на это уже выделено ещё 77 млн рублей. Проект оказался без документов, без экологической экспертизы — и его стоимость достигла уже почти 700 млн рублей», — недоумевает собеседник.

О необходимости проведения независимой экспертизы, которая даст оценку проекту и его воздействию на экосистему, говорил ещё в 2014 году председатель Российского союза гидрологов Юрий Богомолов. Об этом в 2017 году заявили и в Минприроды России. Данную экспертизу требуют и защитники леса. Однако она не была проведена и по сей день.

«Жители села Самур и прилегающих населенных пунктов требуют досконально изучить вопросы, связанные с влиянием водозабора на уровень грунтовых вод, на экосистему Самурского леса и т. д. Однако до сих пор неизвестно, кто будет проводить независимую экспертизу проектной документации водозабора, кто организует новые изыскательские и научно-исследовательские работы, чтобы ответить на все вопросы, волнующие местных жителей», — отметил замдиректора заповедника «Дагестанский» Гаджибек Джамирзоев.

***

Самурский лес — это уникальный природный комплекс, в котором обитают тысячи видов редких растений и десятки исчезающих видов животных, занесённых в Красную книгу. Однако в последние годы дела у единственного в России субтропического лианового леса идут не лучшим образом. За минувшие несколько десятилетий его площадь сократилась, по разным данным, от трёх до четырёх раз. В марте 2017 года Всемирный фонд дикой природы пришёл к неутешительным выводам: Россия в ближайшем будущем может потерять пять древнейших лесных массивов, исчезновение грозит в том числе и Самурскому лесу. Экологическую катастрофу приближают не только периодически случающиеся здесь пожары, но и деятельность человека.

Проблема Самурского леса остается нерешенной уже не один год. Всё так же идут споры о влиянии проекта на природный комплекс, всё так же предпринимаются попытки продолжить строительные работы, и всё так же местные жители всякий раз собираются и идут останавливать этот процесс. Уступать, похоже, не намерена ни одна из сторон.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail