Самой южной точкой, куда дошла белая разведка, считается Пайтово, в 30 километрах севернее Вельска по шоссе М8. Здесь же 28 августа 1918 года состоялся самый бескровный бой 1918 года — ни одного убитого, ни одного раненого. Не было еще жестокости и упорства боев Гражданской войны.

Церковь Ильи Пророка (1988) в селе Пайтово — очевидец бескровного боя
Церковь Ильи Пророка (1988) в селе Пайтово — очевидец бескровного боя
© Владимир Станулевич

Столкнулись два отряда — белый Благовещенский отряд и отряд 2-го Архангельского советского полка.

Благовещенский отряд был сформирован бывшим капитаном царской армии Сергеем Воробьевым. Офицер боевой, в 22 года командовал батальоном, кавалер орденов Станислава 2-й и 3-й степеней, Анны 2-й и 3-й степеней, солдатского Георгиевского креста. В августе 1918 года собрал благовещенскую молодежь, 40−60 человек, командиром назначил подпоручика Василия Плечева. Первым, неудачным, боевым делом отряда стала попытка ночью 12 августа 1918 года задержать бегущих на пароходе «Шенкурск» уездных советских работников с отрядом А. Падалки. Соотношение сил было безумным: на пароходе 100 человек, у Воробьева — 40 мальчишек. Так и закончилось — захватив нескольких 15−16 летних воробьевцев в плен, уездный исполком продолжил движение к Вельску, где самого старшего, 19-летнего Петра Булатова расстреляли.

2-й Архангельский советский полк, а точнее отряд в пару взводов, под командованием бывшего царского офицера Андрея Падалки 1 августа 1918 года прибыл с членом губисполкома Павлином Виноградовым подавлять шенкурское восстание мобилизованных. Когда через пару дней Виноградов убыл на Двину выяснять обстановку в связи с высадкой интервентов в Архангельске, он оставил уездным военным комиссаром Падалку.

Но если Павлин кипел энергией и брал заложников, угрожая расстреливать их по 10 человек за одного советского работника, то Падалка собирался драпать: «Согласно приказу командующего Вооруженными силами уезда т. Падалка…12 сего августа в три часа ночи Уездному комиссариату в срочном порядке начать эвакуацию дел и имущества…» (1). Исполкомовцам он заявлял: «Я отступаю и беру все оружие, если вы желаете, то поедемте вместе в г. Вельск, а оттуда к командующему Северным фронтом Кедрову» (2). То есть в Вельске он останавливаться надолго не собирался.

Но 10-дневная пауза в наступлении интервентов из Шенкурска на Вельск задержала отряд Падалки в городе. «Прибывшие в Вельск красноармейцы своим разнузданным поведением взбудоражили все местное население» (3), за что комфронта М. Кедров попытался заменить Падалку на работника политпропотдела фронта Ахова, но дело закончилось избиением последнего, а перед Кедровым Падалка сумел оправдаться. Так как по причине оставления Шенкурска именоваться Шенкурским уездным комиссаром было несолидно, Падалка стал именовать себя командиром уже всего 2-го Архангельского советского полка, и в оправдание перед комфронта решил разведать ситуацию севернее Вельска, а в случае успеха объявить разведку наступлением.

Партработник И. Булатов, работавший в шенкурских финогранах, вспоминал: «Падалка был типичным авантюристом. Он всегда любил щегольнуть своей храбростью, а на деле никогда не выявлял ее до конца… Захватив свой отряд, который состоял из нескольких десятков стрелков и двух пулеметов, он отправился в Пайтово. Белые в это время имели в Благовещенском свой партизанский отряд штыков в 70, с которым они вздумали также сделать разведу в Судрому. Намерение Падалки и белых возникло, очевидно, в одно и то же время, так как когда отряд Падалки рано утром назавтра подошел к Пайтово, сюда же пришел и отряд белых…

Падалка со своим отрядом разместился в конце деревни. Поставив свои посты, он преспокойно заснул. Вдруг часа в три утра, перед восходом солнца, затрещали пулеметы. Не разобрав, в чем дело, зная только то, что пулеметный огонь раздается в известном направлении, Падалка открывает встречный пулеметный огонь из двух своих пулеметов. Противники, не видя друг друга в лицо, но с одинаковым усердием истребляют патроны. Наконец белые, очевидно, первыми вздумали отступать назад, вообразив, что у красных слишком много сил. Не зная и не видя этого, Падалка «подумал» то же самое о белых и также приказал отступать, да еще на лошадях…» (4).

Житель Пайтово Н. И. Кашин вспоминал: «Мне было тогда 17 лет… Отряд белых, что-то около 40 человек, днем, часа в два, скрытно подошел и открыл огонь по нашей деревне. Отряд красных, прибывший из Вельска и расположившийся в Пайтово, открыл по белым огонь. Этот бой длился около часа, проходил между Пайтовом и Судромским погостом… Белым не удалось захватить Пайтово, и они были вынуждены под огнем Вельского отряда отойти назад, в сторону села Благовещенского, где был расположен штаб белоинтервентов. После этого боя отряды белых в Пайтово и соседних деревнях больше не появлялись» (5).

Село Пайтово, где в августе 1918 года между красными и белыми произошел самый бескровный бой 1918 года
Село Пайтово, где в августе 1918 года между красными и белыми произошел самый бескровный бой 1918 года
© Владимир Станулевич

«На деле получилось, что отряд Падалки отступал в Вельск с тревожной вестью, что белые уже в нескольких верстах от города, белые же отступали на Благовещенское с не менее тревожной вестью о том, что красные вот-вот наступят им на пяты… Мы Падалке поверили, вместе с вельскими товарищами оцепили город своими постами… Впоследствии, когда осложнения с ним обострились еще больше, было решено его арестовать, но его верная банда прикрыла своего атамана, и он вместе с пятью молодцами скрылся неизвестно куда» (6).

Но результат боя все же был. Вельский уездный исполком срочно эвакуировался, а сторонники большевиков стали готовиться к переходу на нелегальное положение: «…За несколько дней до этого каждый из нас, ответственных работников, «на всякий случай» приготовил для себя по бессрочному паспорту на старых полицейских книжках…» (7) Но советские отряды Вельск не покинули, а начштаба 6-й армии РККА А. А. Самойло срочно перебросил в Вельск каргопольскую караульную роту и стал подтягивать туда другие разрозненные отряды.

По-другому среагировали белые и интервенты. Капитан Воробьев отбил в Шенкурск телеграмму с требованием срочной эвакуации Благовещенского отряда пароходом, «иначе благовещенцы бросят оружие и разойдутся» (8). Что и было сделано 10 сентября пароходом «Лев Толстой» — из-под носа красноармейского отряда, посланного уничтожить белых благовещенцев.

Осенью 1919 года капитан Воробьев сформировал Шенкурский батальон и возглавил его. Батальон стал костяком Двинского фронта белых на реке Шипилихе. При падении Северной области в феврале 1920 года был захвачен в плен на станции в плен и расстрелян в 1921 году по приговору АрхгубЧека.

Андрей Падалка был объявлен в розыск Вельским ЧК, бежал с частью отряда на юг, сформировал в Екатеринославской губернии Покровский советский полк и действовал в составе Заднепровской бригады Нестора Махно, сотрудничавшей с частями П. Дыбенко в борьбе с петлюровцами. Заподозренный в выполнении поручения ЧК по уничтожению Махно, в апреле 1919 года был убит махновцами в селе Покровское, где и похоронен.

Примечания:

  1. ГААО, ф. 383, оп.1, д. 27, л. 23. А. Зобнин. Противостояние. Шенкурский уезд Архангельской губернии 1918−1920 годы. СПб, 2018 г., с.118
  2. Октябрьская революция и Гражданская война на Севере: Северо-Двинское и Вельско-Шенкурское направления. Сборник Истпарта, №1, Архангельск, 1927, с.49.
  3. ГАВО, ф.1038, оп.3, д.67, л. 66, 85, 94. В. Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск-Вологда, 2017, с.115.
  4. И. Булатов. Жизнь с революцией. Важский край №34, с. 3. В. Николаев. Шенкурский узел. Чебоксары, 2018, с. 33−34
  5. Н. Рогозина. Этих дней не смолкнет слава. «Ленинский путь». А. Зобнин. Противостояние. Шенкурский уезд Архангельской губернии 1918−1920 годы. СПб, 2018 г., с. 136
  6. И. Булатов. Жизнь с революцией. Важский край №34, с. 3. В. Николаев. Шенкурский узел. Чебоксары, 2018, с. 34−35
  7. И. Булатов. Жизнь с революцией. Важский край №34, с. 3. В.Николаев. Шенкурский узел. Чебоксары, 2018, с.35
  8. А. Зобнин. Противостояние. Шенкурский уезд Архангельской губернии 1918−1920 годы. СПб, 2018 г., с. 137

Читайте ранее в этом сюжете: Куимиха: где шьют первобытные лодки из бересты

Читайте развитие сюжета: Медведки: родина Адмирала Флота Советского Союза Николая Кузнецова