САГА О ЗЕМЕЛЬНОМ НАДЗОРЕ,

Северо-Восточная хорда. Москва
Северо-Восточная хорда. Москва
Mos.ru

или Оставь надежду всяк сюда входящий

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Ibi potest valere populus, ubi leges valent

Там может иметь силу народ, где законы имеют силу

На минуту представьте себе, что вы захотели построить в приглянувшемся вам старинном московском парке какой-нибудь магазинчик или палаточку. Вырубить под магазинчик надо основательную площадочку и разрешения всякие получить… Не осложняя себе жизнь бумажной волокитой, вы без оформленных прав на участки парка просто пришли на место и, поставив забор вокруг интересующего вас куска земли, приступили к вырубке, рытью котлована и строительству. Ну? Представили? И, как вам кажется, сколько вы там будете находиться? Правильно — нисколько. Потому что контролирующие органы тут же посчитают и предъявят вам миллиардный ущерб, нанесенный окружающей среде и государственному/городскому имуществу, и посадят в тюрьму, дабы неповадно было произвол творить.

Есть такая статья в Гражданском кодексе — «Самовольная постройка». Это как раз такой случай, когда строительство ведется без надлежаще оформленной земельной документации и/или на участке, строительство на котором запрещено. А вот если вы приятельствуете с власть имущими или выполняете госзаказ, то совсем другое дело! Вам не только позволят реализовать все ваши фантазии, но потом еще и помогут все это хозяйство поставить на кадастровый учет в Росреестре. А Росреестр, прекрасно понимая недопустимость и неправомерность происходящего, закроет на это глаза. Впрочем, судите сами.

Confessi pro iudicatis habentur

Сознавшиеся считаются подлежащими суду

Волею судеб к нам попал очень любопытный документ: заказчик строительства Северо-Восточной хорды (участок от шоссе Энтузиастов до МКАД) после окончания строительства решил наконец-таки рассмотреть проектную и исполнительную документацию и якобы только сейчас «с удивлением» обнаружил, что построенные участки хорды выходят за границы утвержденного проекта планировки! То есть они строили на участках, не предоставленных им под строительство. И тут они вспомнили, что, не имея оформленных прав на земельные участки, они не смогут сдать объект в эксплуатацию, а Росреестр не примет документы для государственного учета объекта. Поэтому заказчик строительства обращается в департамент строительства с просьбой дать поручение Москомархитектуре откорректировать проект планировки по факту уже построенной трассы! Что это, если не легализация нарушений?

Алина Енгалычева

Это уже не первая попытка легализации, что свидетельствует о незаконности строительства хорды с первого дня. То есть все это время, более двух лет, строительство велось с нарушениями, а чиновники на уровне руководителей профильных департаментов Москвы прекрасно об этом знали, но упорно продолжали нарушать. А контрольные и надзорные органы умышленно тянули время и не принимали мер, позволяя продолжать незаконное строительство. Все это сопровождалось ложью и отписками многочисленных инстанций, в которые многократно обращались граждане, что напоминало принцип «про колеса и насосы», или пословицу: «Я ему про Фому, а он мне про Ерёму!». Итак, обо всем по порядку.

ЗА ШИРМОЙ «ОТКРЫТОСТИ И ПРОЗРАЧНОСТИ»

Мы уже неоднократно писали о вырубке лесопарка «Кусково» под строительство Северо-Восточной хорды. В том числе полгода назад приводили документально подтвержденные доводы о незаконности строительства этой трассы по землям лесопарка.

Подробности читайте здесь: Великий распил «Кусково»

Уникальный объект, обладающий несколькими охранными статусами, которые не смогли защитить его от уничтожения в погоне за прибылью, парк «Кусково» — яркий пример нарушений земельного законодательства. Трасса уже построена (за бюджетные деньги — за наши налоги), лес вырублен. Сейчас хорда продается в концессию на Инвестиционном портале Москвы, то есть проезд по ней в ближайшем будущем станет платным.

Но строительство этого участка трассы велось с такими нарушениями, что объект не мог по законной процедуре быть принят госкомиссией и сдан в эксплуатацию. Однако это не помешало столичной мэрии 4 сентября 2018 года с помпой сообщить об открытии движения по скандальной трассе.

Вот как сегодня выглядит эта дорога. На фотографии отмечена прежняя граница лесонасаждений и масштаб последующей вырубки — полоса шириной от 40 до 90 метров вдоль Аллеи Первой маёвки.

Алина Енгалычева

До вырубки эта часть лесопарка выглядела так (вид с противоположной стороны):

Алина Енгалычева

Каждый проезжающий по этой дороге должен помнить: он едет по бывшему историческому лесопарку, бесследно и нещадно вырубленному для последующей коммерческой деятельности. А точнее — он едет по земельным участкам, которые до сих пор на бумаге — лес и природоохранная зона.

Доказательство этому — свежие выписки на эти земельные участки, полученные из Росреестра:

Алина Енгалычева

Как видно из полученных выписок, все эти участки имеют вид разрешенного использования «Земельные участки, занятые особо охраняемыми территориями и объектами, городскими лесами, скверами, парками, городскими садами (1.2.14)», который не допускает строительства.

Но в сентябре 2018 года в выписках на этих участках появились некие объекты капитального строительства (указаны их кадастровые номера), которые ранее, в прежних выписках, отсутствовали. Что же это за объекты? Как указано на сайте Росреестра, это объекты, появившиеся в процессе строительства Северо-Восточной хорды, кадастровые номера: 77:03:0000000:3733, 77:03:0000000:3736, 77:03:0007001:1454, 77:03:0007001:1452, 77:03:0000000:3735.

Откуда же взялись эти объекты на земельных участках исторического лесопарка? Может быть, все это хозяйство под названием «Северо-Восточная хорда» построило природоохранное ведомство? Ведь эти участки до настоящего времени находятся на праве постоянного (бессрочного) пользования у природоохранного учреждения ГПБУ «Мосприрода», что также видно из полученных выписок Росреестра, и только «Мосприроды» имеет право осуществлять какую-либо деятельность на этих участках.

Алина Енгалычева

И особого внимания заслуживает вопрос, каким образом Росреестр поставил эти объекты на кадастровый учет, вписав их в границы земельных участков природоохранного назначения? Ведь вид разрешенного использования этих участков не допускает строительства. Кроме того, проект планировки не предусматривал строительство на этих участках, поэтому они под строительство не передавались, на что указывали все официальные ответы.

Но, на самом деле, во чреве госмашины шли активные процессы, нацеленные на сознательное сокрытие нарушений, поскольку была очевидна правота граждан, вопиющих об этих нарушениях.

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

Граждане уже более двух лет пишут в контрольные и надзорные органы, сначала предпринимая попытки предотвратить вырубку лесопарка, а потом пытаясь привлечь к ответственности за незаконную рубку лесных насаждений. Их обращения о том, что проект строительства хорды выходит за границы проекта планировки и затрагивает лесопарк «Кусково», что является нарушением и повлечет (теперь уже — повлекло) масштабную вырубку части исторического лесопарка с вековыми деревьями ценных пород.

Во всех отписках из всех органов, включая Генеральную прокуратуру, уверенно заявлялось, что «предусмотренная проектом автомагистраль» граничит с территорией лесопарка «Кусково», «однако не затрагивает его»:

Алина Енгалычева

Департамент городского имущества сообщал, что участки, входящие в состав лесопарка «Кусково», не были переданы под строительство — дескать, не волнуйтесь, граждане, совсем другие участки по договору были переданы ОАО «Москапстрой» для строительства Северо-Восточной хорды, и они не имеют пересечений с участками, входящими в состав «Кусково» и находящимися в бессрочном пользовании у ГПБУ «Мосприрода», и указывал на то, что под строительство переданы некие «условные» номера участков, придуманные, которые не являются кадастровыми номерами:

Алина Енгалычева

Эти «условные» участки не были поставлены на кадастровый учет, потому что они не могут существовать на местности в реальности — там как раз лесопарк «Кусково». И здесь надо учесть, что сегодняшние требования законодательства таковы, что если участок не стоит на кадастровом учете, он не является объектом прав и не может быть никому передан по какому-либо договору. Иными словами, нарисованный в приложенной к договору схеме контур (абрис) участка не является предметом договорных отношений, что было подтверждено ответом Минэкономразвития:

Алина Енгалычева

Таким образом, тот договор, по которому переданы несуществующие участки, не поставленные на кадастровый учет и представляющие собой виртуальные графическо-мифические объекты, не может иметь какой-либо юридической силы, поскольку не существует (отсутствует) предмет договора.

Но другого договора, по которому были бы переданы под строительство хорды реальные участки, в природе не существует. А договор на мифические участки составлен на срок менее 12 месяцев, а именно на 11 месяцев 28 дней, чтобы не регистрировать его в Росреестре.

НАД ПРОПАСТЬЮ ВО ЛЖИ

Итак, граждане писали, что проект строительства хорды выходит за границы проекта планировки и затрагивает лесопарк «Кусково», что является нарушением. Чиновники отвечали гражданам, что все это неправда.

На самом деле в скрытых от посторонних глаз документах еще до той памятной «ночи длинных топоров и бензопил» (с 28 на 29 декабря 2016 года, когда под покровом ночи вырубили часть лесопарка «Кусково») «по ту сторону баррикад» было прекрасно известно, что граждане абсолютно правы. И вот доказательства.

В сентябре 2016 года «Мосинжпроект» (генпроектировщик) обращается в подведомственный департаменту природопользования ГУП с письмом, указывая, что проектом строительства они вылезли за границы проекта планировки, и поэтому им очень надо откорректировать границы природного комплекса и ООПТ — помогите, мол.

Алина Енгалычева

В декабре 2016 года по вопросу корректировки границ земельных участков лесопарка Кусково в Департамент природопользования обращается уже департамент строительства Москвы:

Алина Енгалычева

Департамент городского имущества в лице зама руководителя Прохорова дивной факсограммой вызывает к себе на совещание представителей департамента строительства и департамента природопользования — «по вопросу оформления земельно-правовых отношений на территории лесопарка «Кусково» для целей строительства Северо-Восточной хорды». То есть гражданам отвечали, что никакой хорды в «Кусково» не будет и быть не может, а на самом деле — собирали секретные совещания по вопросу выработки и координации совместных действий для реализации строительства в обход закона. Напомним — это декабрь 2016 года, буквально за неделю до ночной вырубки.

Потом департамент природопользования и ГПБУ «Мосприрода» обращались в департамент городского имущества (ДГИ) на основании писем департамента строительства и «в соответствии с устным решением руководителя департамента природопользования Антона Кульбачевского» — с заявлениями о том, чтобы разделить эти участки (очевидно, с намерением последующего отказа «Мосприроды» от прав на них). Это происходило уже весной 2018 года, когда строительство близилось к концу.

Алина Енгалычева

Департамент городского имущества ответил, что запрашиваемые участки не входят в утвержденный проект планировки, поэтому сначала надо откорректировать проект планировки, а потом уже обращаться. Напомним, что строительство на этих участках ДО изменения проекта планировки незаконно в принципе, даже если это было бы не «Кусково»:

Алина Енгалычева

Эти участки в составе лесопарка «Кусково» были переданы ГПБУ «Мосприрода» распоряжением правительства Москвы 121-РП от 20.03.2012.

Понятно, что для легализации нарушений кто-то должен взять на себя грязную работу.

Теперь «следите за руками» — мы будем свидетелями очередных бесцеремонных действий по легализации хорды на землях «Кусково»: изменения границ участков природоохранного назначения, отказа ГПБУ «Мосприрода» от части «Кусково», изменения вида разрешенного использования по факту уже уничтоженных лесонасаждений и переоформления прав на участки уже как на часть хорды. Кто будет это делать и за какие коврижки?

Aditum nocendi perfido praestat fides

Доверие, оказываемое вероломному, дает ему возможность вредить

Вы спросите: «А что же прокуратура?» Отвечаем.

Прокуратуры всех уровней были завалены заявлениями. Одной рукой прокуратура писала гражданам: не волнуйтесь, дескать, все хорошо, оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет. А другой рукой прокуратура указывала Хуснуллину на факты имеющихся нарушений — тех самых, о которых писали граждане: «Проектом планировки территории строительство на указанных земельных участках не предусматривалось, вид разрешенного использования земельных участков не менялся, земельные участки для строительства не изымались, что свидетельствует о нарушениях». Казалось бы — вот, наконец-то! Но вместо принятия срочных и жестких мер по факту случившегося, прокуратура просто погрозила пальчиком: «Сообщая об изложенном, прошу проинформировать прокуратуру города по обозначенному вопросу». Вдумайтесь — «прошу проинформировать»! Занавес.

Алина Енгалычева

В июле 2018 года вдруг встрепенулась природоохранная прокуратура, до этого пребывавшая в анабиозе, — направила «запрос» в департамент природопользования. И снова — поставленные прокуратурой (надзорным органом!) вопросы больше похожи на дружескую переписку.

Алина Енгалычева

Обратите, пожалуйста, внимание на последнюю фразу: «Информация ожидается предварительно на электронную почту». Многозначительно, не правда ли? То есть пока, мол, официально не отвечайте, а то мало ли чего напишете себе во вред, давайте сначала по электронной почте обсудим. Ведь смысл этой фразы таков?

Самое страшное в этой истории то, что все эти органы, департаменты и организации знали, что нарушают. Знали и не могли не знать. Но продолжали — одни строить, другие — придумывать, как покрывать их.

Но в истории строительства Северо-Восточной хорды по землям «Кусково» есть еще один участник событий — специальный орган земельного надзора, которым является Росреестр. Во второй части мы расскажем о том, как этот орган… работает? Нет, скорее, — функционирует.

Продолжение следует…