Требования Рособрнадзора, приводимые в исковом заявлении в деле против сообщившего об утечке заданий ЕГЭ учителя Дмитрия Гущина, содержат пункт, по которому Гущин должен опровергнуть свое заявление. Можно ли преодолеть упорство Рособрнадзора, желающего свести всю проблему к высказыванию одного человека, обсуждает автор ИА REGNUMАнастасия Шарова.

Зал судебных заседаний
Зал судебных заседаний
Cimmerian praetor

«А если она всё-таки вертится»? То есть если утечка всё-таки была? Ведь ее наличие, подтвержденное многими людьми, нельзя опровергнуть никакими заявлениями, а только экспертным расследованием. В своей аргументации служба, призванная следить за корректностью сдачи ЕГЭ, ссылается на прекрасно организованную компьютерную защиту своих данных. Но, как известно, взламывают и не такое. Да и не всегда, как показывает практика, необходимо выложить решаемую задачу с точностью до буквы, чтобы упростить малознающему выпускнику жизнь, — достаточно подсказать класс или тип задач, что уже значительно упрощает подготовку тому, кто купил сетевой вариант.

Тем более, что эксперимент Гущина, проведенный в конце мая 2018 года, показал наличие именно такого варианта подсказки, подтверждением чему стали многочисленные подтверждения, полученные им от подписчиков его страницы в соцсети. Реакция Рособрнадзора, хотя и очень эмоциональная, получилась совершенно не о том. А самый возмутительной оказалась та мысль его руководителя Сергея Кравцова, что «даже если было, зачем будоражить». Это маленькое «было» способно нанести стране вред, не исчисляемый никакими деньгами.

Читайте подробности: Утечки ЕГЭ в сеть и Рособрнадзор: кто громче всех кричит «держи вора!»?

Читайте также другие статьи Анастасии Шаровой о современном российском образовании.