1−3 сентября в Свято-Троицкой церкви Ставродромии в Стамбуле прошла сессия Синаксиса активных митрополитов и архиепископов Вселенского, то есть Константинопольского патриархата. В начале христианских времен «синаксис» — это внебогослужебные собрания православных христиан, посвященные благочестивому чтению и псалмопению. В Стамбуле псалмы особо не пели, но свежие нотки в восточно-православной мелодии звучали отчетливо.

Эмиру-мир
Эмиру-мир
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Пожалуй, самой звонкой из них был тезис Вселенского патриарха Варфоломея о том, что только «Вселенский патриархат несет ответственность за положение дел в церковном и каноническом порядке, поскольку только он имеет каноническую привилегию… для осуществления этой высшей и исключительной обязанности в качестве опекающейся Матери и родительницы Церквей. Если же Вселенский патриархат отрицает свою ответственность и устраняется с межправославной сцены, тогда местные Церкви будут действовать «как овцы без пастыря». Иными словами, взял на себя эксклюзивное право окончательного решения межправославных споров.

Ход очень своевременный. Потому что для нас, православных восточного толка, «архиепископ Константинополя — Нового Рима» (один из титулов Варфоломея) — это высочайший политический авторитет. В мусульманской Турции же — это не более чем живущий в столичном районе Фанар «милет баши», государственный чиновник. Гражданский начальник всех христиан, подвластных Турции, несущий ответственность за их лояльность мусульманскому правительству.

(И спрашивали «за лояльность» турки порой очень жестко. Вспомним трагедию 1821 года, когда патриарх Геннадий V (Георгий Ангелопулос), в полном облачении, был повешен турками в воротном проеме патриаршей резиденции. Повешен за плохое поведение греков, поднявших восстание против османов).

Вселенский патриарх Варфоломей
Вселенский патриарх Варфоломей
Massimo Finizio

Да, в свое время — государственный чиновник очень высокого уровня, по статусу приравненный к визирю (министру). Но с веками количество христиан в Турции уменьшилось — армян вырезали, греков отослали на Балканы, и сейчас в Стамбуле насчитывается (по турецким данным) не более 2 000 христиан. Это если без российских и украинских туристов. Поэтому сейчас государственный статус христианского патриарха в Турции очень невысок. Во всяком случае, в составе руководства Диянета Турции (Diyanet İşleri Başkanlığı, директорат религиозных дел) имен Димитриоса Архондиниса (светское имя Варфоломея) или кого-нибудь из его сотрудников нет.

В условиях современной Турции, а это — укрепление власти исламиста Эрдогана, трансформация страны из светского в пусть умеренно, но исламское государство, радикализация ислама в целом — укрепление международного статуса и расширение канонической юрисдикции становится для Вселенского патриарха вопросом выживания.

Пример такого высочайшего международного статуса религиозного лидера есть — Ватикан. Но восточный патриарх — это не римский папа. Папа Франциск — это суверенный лидер и «непогрешимый Наместник Бога на земле». Патриарх Варфоломей — всего лишь турецкий государственный чиновник и всего лишь «первый среди равных» первоепископов Восточной Церкви. И перспектива благожелательного согласия с догматом об «исключительности Вселенского патриархата» в среде остальных 14 высших иерархов автокефальных поместных церквей вызывает вполне обоснованные сомнения. В первую очередь у пятого «по чести» (и первого по экономическому и человеческому потенциалу) иерарха — патриарха Московского. Его позиция пока неизменна: «В Православной Церкви нет и никогда не было единого административного центра на вселенском уровне» и «…определяется консенсусом Поместных Православных Церквей» («Позиция Московского патриархата по вопросу о первенстве во Вселенской Церкви», 2013 год).

И в этих условиях украинские события, связанные с идеей появления украинской автокефальной «единой поместной Церкови» — этот просто «подарок Божий» для Варфоломея. Всё-таки сотни тысяч квадратных километров территории и миллионы прихожан «под омофором» (каноническим управлением) константинопольского патриарха — есть о чём поговорить в грядущих прениях с исламистом Эрдоганом.

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Kremlin.ru

Но последнее слово всё равно останется за турецким президентом-султаном. Сейчас Эрдоган — ситуативный союзник России в Сирии. Но это «объятия с кинжалом в рукаве». Достаточно посмотреть на границу «контролируемых территорий» в сирийском Идлибе-Латакии — 12 турецких обсервационных (наблюдательных) пунктов и напротив них 18 ирано-российских. Да какие это, к черту, «пункты». Это полноценные пограничные заставы!

А в будущих «спорах по Сирии» иметь возможность держать на антироссийском крючке огромную территорию на западной границе России — для Эрдогана это тоже «подарок Аллаха». И распоряжаться этим подарком будет не турецкий чиновник в сане константинопольского архиепископа, а сам турецкий президент. Сейчас для него наиболее выгодный вариант — максимально долго держать ситуацию в подвешенном состоянии — ведь это дает возможность постоянного и контролируемого давления на Москву.

Поэтому рискну предположить дальнейшее развитие событий: в обозримом будущем Вселенский патриарх не откажет в томосе (то есть — признании автокефалии) украинскому государству и его суверенной церкви. Но и не даст его.

Он будет «молиться», «изучать», «консультироваться», «подвергать всё сомнению» до того момента, пока не сформируется целостная система турецко-российских отношений. А это произойдет весьма нескоро.

Киево-Печерская лавра. Панорама Нижней Лавры
Киево-Печерская лавра. Панорама Нижней Лавры
Константинъ

И такой вариант развития событий, очевидно, не самый плохой для Украины. Потому что любая «точка над i» в вопросе автокефалии — это неизбежная активизация гражданского противостояния, но уже в самой опасной, межконфессиональной форме. Даже сейчас, когда до этой точки еще далеко, «патриарх» Филарет (в кавычки его взял сам Варфоломей) уже заявляет о грядущем отборе у «московского патриархата» двух главных православных святынь на территории Украины — Киево-Печерской и Почаевской Лавр. А нынешние насельники этих святынь отчаянно заявляют, что уберут их оттуда «только в гробах». Отчетливо запахло новой кровью…

Вот стали все нынче богословами и историками церкви! Медиапространство Украины и России просто забито рассуждениями о синаксисе, томосе, омофоре, каноническом праве и о том, «даст ли Вселенский патриархат «томос об автокефалии» украинской суверенной церкви». Хотя, по сути, вопрос гораздо проще и звучит так: позволит ли Турция Украине стать «сам себе голова» (по-гречески — αὐτοκεφαλία)?

Оскал истории — политическая Украина вернулась в XVII век, когда ее будущее определял турецкий султан. Ведь Эрдогана иначе чем «султан» уже почти не называют.

Читайте ранее в этом сюжете: «Monkey business» украинского президента