В 1990-е годы мэрия Москвы перестала уделять должное внимание развитию придомовых территорий: мусор, разбитые подъезды и поломанные лавочки стали нормальным элементом городского пейзажа. Несмотря на общее улучшение экономической ситуации в стране в 2000-х, город по-прежнему страдал от серьёзных недостатков: мэрия занималась благоустройством по остаточному принципу. На этом фоне москвичи столкнулись с ростом плотности и этажности жилищного строительства, возрастающей автомобилизацией столицы, что вызвало проблемы с доступностью общественных пространств. С приходом Сергея Собянина власти попытались изменить подход, уделяя пристальное внимание обустройству придомовых территорий. Многие вопросы новый градоначальник сумел решить уже в первые годы своего руководства. Тем не менее другие, более фундаментальные проблемы, такие, как уровень озеленённости территорий или обеспеченность населения жилым пространством, не только сохранились, но даже продолжили усугубляться.

Строительство жилого комплекса. Москва
Строительство жилого комплекса. Москва
Дмитрий Буянов © ИА Красная Весна

Коренное изменение политики в сфере благоустройства стало одной из самых заветных новаций при новом мэре. В поздний период работы Юрия Лужкова на своей должности московские власти практически перестали уделять внимание вопросам обустройства придомовых территорий, не славились они большими успехами в этом деле и до этого. В 2008—2010 годах большинство работ по благоустройству дворовых территорий и ремонту жилья, видимо, на фоне экономического кризиса, были вовсе приостановлено и финансировалось лишь по остаточному принципу.

Собянин: первые шаги

С 2011 года в Москве уже при новом градоначальнике запустили масштабную программу ремонта жилья и подъездов, а также благоустройства дворов и модернизации лифтового хозяйства. В тот же период властями был сформулирован конкретный критерий: главным требованием в благоустройстве московских дворов должна стать безопасность и комфортность для жителей. Таким образом провозглашалось, что во дворе отныне не должно быть ям и выбоин, сломанных качелей и ограждений, и в каждом районе необходимо создать все условия для проведения досуга и занятий спортом.

Москва. Подъезд жилого дома.
Москва. Подъезд жилого дома.
Алексей Рожнов © ИА Красная Весна

По данным правительства Москвы, всего за два года (2011−2013 гг.) в Москве был проведён ремонт в каждом седьмом многоквартирном доме, а работы по благоустройству были проведены практически во всех дворах города (в 20 328 из 21 725 московских дворов). Были созданы новые детские, спортивные площадки, межквартальные игровые городки, площадки для тихого отдыха и для выгула собак, катки с искусственным льдом: только за 2011−2012 годы было создано 11 139 таких площадок.

Тогда же, в первые годы Собянина, в Москве начались и масштабные реставрационные работы. Как утверждали в отчётах мэрии, таких работ «не проводилось со времён подготовки к Олимпиаде 1980 года» — в 2012 году реставрация велась на 226 объектах культурного наследия. Именно тогда завершились работы по восстановлению храма Святого великомученика Никиты за Яузой, летнего домика у реки Москвы, усадьбы Нескучное, колокольни церкви Ивана Предтечи под Бором, Триумфальной арки, музея-панорамы «Бородинская битва». В 2012 году впервые после 1995 года для москвичей вновь открылась Кутузовская изба.

Надо сказать, что первые годы работы Собянина положительно отразились на его восприятии среди горожан. В феврале 2013 года практически половина опрошенных (48%) называла действующего мэра лучшим управленцем, и лишь четверть респондентов предпочитала (25%) Лужкова.

В лифте
В лифте
Дарья Антонова © ИА REGNUM

При этом опрошенные отмечали положительные сдвиги именно в сферах, которые мэрия обозначила для себя в качестве приоритетных. В том числе жители отметили усилия команды мэра по благоустройству мегаполиса и изменению внешнего облика города. Если в 2013 году 47% респондентов отметили улучшения в сфере благоустройства, а не заметили изменений 34% опрошенных, то в мае 2011 года в ходе аналогичного опроса улучшения в городе видели лишь 22% горожан, а 67% считали, что в столице ничего не изменилось.

Что удалось решить?

После 2013 года правительство Москвы переформулировало задачи по благоустройству города. Политика сфокусировалась на том, чтобы максимально учитывать потребности жителей каждого конкретного дома. Так, в частности, районным советам депутатов были переданы полномочия утверждать адресные перечни благоустройства дворовых территорий. Таким образом, на основе обращений жителей депутатами муниципальных образований районов стал формироваться перечень дворовых территорий и многоквартирных домов, требующих проведения тех или иных конкретных работ.

Следует отметить, что многие провозглашённые московской мэрией целевые ориентиры в начале 2010-х были действительно выполнены. Например, работы по замене устаревших лифтов, отработавших нормативный срок службы, должны были завершиться в 2018 году (начавшись в 2011-м). И действительно, в конце 2017 года мэрия объявила о завершении замены выработавших нормативный срок эксплуатации механизмов во всех домах, где ремонт делает фонд капремонта Москвы.

Таким образом, за шесть лет в Москве заменили 29 553 лифта: 24 511 с 2011 по 2016 год и 5042 — в 2017-м. Впрочем, на этом мэрия останавливаться на стала. В 2018 году мэрия отказалась от продления срока эксплуатации лифтов и перешла к их плановой замене в год истечения срока. В 2018—2020 годах этот срок заканчивается у 6302 лифтов. Изначально же их планировали заменить в 2021 году и позднее.

Раздельный мусор
Раздельный мусор
(сс) bluebudgie

Что же касается непосредственно дворов, то их к 2016 году в столице было отремонтировано и благоустроено свыше 22 тыс., а в 2017 году в порядок было приведено в порядок около 3,5 тыс. московских дворов. Тем самым в прошлом году московские чиновники достигли верхней границы запланированного объёма.

В течение этого времени дворовые территории приводились в порядок районными управами за счет трёх источников финансирования. По данным мэрии, они складывались в первую очередь из платы за парковку, которые стали распространяться в различных районах Москвы при Собянине, платы за патенты и налогов, которые поступают от сдачи в аренду квартир. Лишь часть средств выделялась также бюджетом города.

По реконструкции крупных транспортных артерий наиболее масштабные работы прошли в 2017 году в центральной части города. Так, были завершены работы по благоустройству Тверской улицы, Бульварного, Садового и Кремлевского кольца, начатые годом ранее. На площадь Тверская Застава вернули трамвайные пути и памятник Максиму Горькому. Благоустроены Славянская и Хохловская площади, а также 12 набережных, среди которых Якиманская, Краснопресненская и Пречистенская.

В прошлом году завершилось благоустройство и большинства основных улиц исторического центра Москвы. Как указывали в мэрии столицы, в 2018 году масштабных работ по приведению в порядок исторического центра уже не будет — благоустройство переместилось за Садовое кольцо.

Между тем в 2017 году столичные власти утвердили программу реконструкции контейнерных площадок. Всего планировалось обновить около 10,5 тыс. точек для сбора мусора. В 2017 году рабочие успели реконструировать 4,8 тыс. площадок или 46% от требуемого объёма. Также московские власти намерены совершенствовать систему обращения с ртутьсодержащими отходами и расширять программу раздельного сбора мусора. Как указывал заммэра Москвы Петр Бирюков, реконструированием 5,6 тыс. площадок в 2018 году программу планируется завершить.

Плитка
Плитка
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В дальнейшем мэр Москвы Сергей Собянин планирует запустить программу под названием «Мой район». Целью программы называют преодоление за пять лет «территориального неравенства» районов Москвы посредством реконструкции и развития сети поликлиник и дальнейшего благоустройства. В соответствии с ней в столице реконструируют сеть поликлиник, а также продолжат благоустройство. «Мой район» подразумевает развитие транспортной сети, помощь малому бизнесу, создание досуговых и спортивных центров.

По данным социологического исследования «Благоустройство дворов и улиц. ЖКХ 10.5», проведенного Центром мониторинга общественного мнения при правительстве Москвы, в 2017 году увеличилось число жителей, удовлетворенных качеством благоустройства и содержания дворовых территорий и подъездов.

Так, благоустройством дворов довольны 76% горожан, уборкой подъездов — 71%, уборкой тротуаров и дорог во дворах — 88%, качеством работ по вывозу мусора и очистке урн — 86%, благоустройством детских и спортивных площадок — 80%, озеленением — 81%.

«Европейский город»

По мнению руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, изменение политики в сфере благоустройства после Лужкова не было связано с вопросами финансирования или выделения бюджетных средств. Оно было обусловлено тем, что Москва стала распоряжаться имеющимися ресурсами гораздо эффективнее, на принципиально новом профессиональном уровне.

«Лужков, например, занимался пенсионерами, но что касается благоустройства, действия его были ниже всякой критики. Это был вопрос не наличия или отсутствия у города необходимых ресурсов. Это вопрос градостроительной политики, отношения к благоустройству, понимания, что такое современный мегаполис», — заявил Калачев.

«Конечно, с точки зрения благоустройства, комфортности, с точки зрения «европейскости» сделан большой шаг вперёд. Никто не скажет, что Москва при Лужкове — европейский город. Сейчас же в ходе чемпионата ведущие мировые газеты, Los Angeles Times, Guardian, писали о том, что Москва — это яркая европейская столица, даже если хотели видеть что-то иное», — подчеркнул он.

В части городского дизайна, в части технологий урбанистики Москва сделала большой шаг вперёд со времён Лужкова. Другое дело, что «поводом для критики для некоторых москвичей стало не столько отсутствие активности — обычно власти тех или иных регионов обвиняют в пассивности и бездействии — сколько то, что московская же мэрия страдает от гиперактивности. Если и критикуют, то за это», добавил политолог.

Так, одним из самых резонансных решений действующего мэра стала идея замостить плиткой весь центр Москвы. Мэрия опиралась на европейский опыт, ссылаясь на экологичность и относительную дешевизну такого решения. Тем не менее вскоре после того, как плитку уложили, она пошла волнами. Москвичи убедились в некачественной работе, плитку между тем начали перекладывать из раза в раз, а мэра начали подозревать в том, что приближенные к Собянину люди элементарно делают на таком «благоустройстве» бизнес.

Скворечники
Скворечники
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Тем не менее, несмотря на ряд сомнительных решений, в целом нельзя не признать, что при новой администрации общественным пространством действительно плотно занялись: грязные улицы и изобилующие ямами и лужами проезжие части в основном стали символами прежней Москвы 90-х годов. Как заявила многолетний член Совета депутатов Северного Медведково Наталья Володина, при Собянине успехи в благоустройстве стали более, чем наглядны.

«Благоустройство в Москве идёт большими, усиленными темпами. Я это вижу на своём примере — в районе Северное Медведково. У нас в прошлом году благоустроились 45 и даже более дворов. В этом году также. При этом мы берём не отдельный двор, а сразу в комплексе 3−4 двора рядом», — подчеркнула она.

Несмотря на системную работу, нельзя не отметить и сохранение ряда негативных тенденций — например, по-прежнему в столице наблюдается рост автомобилизации, а потому стихийные автостоянки оказывают и продолжат оказывать давление на общественные пространства.

«Особенно в наших спальных районах, которые на окраинах Москвы. У нас конечная станция метро — Медведково. Мы это ощущаем на себе, жители, как никто. Приезжают люди из подмосковных городов — из Мытищ, Пушкино, оставляют машины у нас во дворах и уезжают. Садятся на метро Медведково и уезжают в центр на работу. Да, это очень серьёзная у нас проблема в районе», — указала она.

Неискоренимые проблемы

Проблема стихийных парковок, впрочем, связана с целым комплексом градостроительных проблем. Хотя при Собянине московское начальство смогло решить множество задач благоустройства и привести город в презентабельный вид, остановить нарастание фундаментальных хронических проблем Москвы эта политика не могла.

В первую очередь речь идёт о существенном увеличении объёмов, плотности и этажности жилищного строительства. Этот тренд остаётся основополагающим для московской градостроительной политики до сих пор. При этом, несмотря на возникновение множества высотных жилых комплексов, в Москве по-прежнему сохраняется крайне сложная ситуация с обеспеченностью площадью жилья населения в сравнении с развитыми странами.

Так, в конце 2008 году этот показатель составлял около 20,3 кв. м на человека. В 2017 году же заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин заявил о том, что обеспеченность жильем в столице по сравнению с другими мировыми мегаполисами одна из самых низких и составляет 19,5 квадратных метров на человека — за десять лет показатель не только не улучшился, но и продемонстрировал снижение.

«У нас обеспеченность жильем в расчете на жителя в сравнении с мегаполисами одна из самых низких в мире. У нас 19,5 квадратных метров, а в Нью-Йорке — 50 квадратных метров на человека», — констатировал заммэра.

Между тем уплотнительная застройка производилась долгое время в ущерб дворам, тем более что большинство зданий Москвы не имеют встроенных или подземных парковок, а надземные проектировались зачастую с нарушениями градостроительных норм. Напрямую уплотнительная застройка отразилась и на экологической ситуации в городе. В конце 2000-х годов эксперты отмечали крайне низкую обеспеченность москвичей земельными насаждениями, которая составила около 32 кв. м на человека в 2008 году, а по факту, если вычесть озеленённые территории общего пользования, то менее 2,3 кв. м.

Все эти годы на озеленение Москва тратила всё возрастающие объёмы бюджетных средств. В 2017 году мэрия потратила на программу «Моя улица» 37,6 млрд рублей. В прошлые годы итоговый бюджет программы был ниже: в 2016-м он составил 32,9 млрд рублей, в 2015-м на неё потратили около 20 млрд рублей.

Тем не менее, по данным Greenpeace, в Москве с 2000 по 2014 год площадь зеленых насаждений сократилась на 636 га (около 2%), до 36,1 тыс. га, — без учета «новой Москвы» и нацпарка «Лосиный Остров». По данным организации, в районе Новокосино или Марьино обеспеченность озеленёнными территориями общего пользования составляет всего 3 кв. м на одного человека. При этом для крупных городов более 1 млн жителей показатель должен составлять, согласно строительным нормам, не менее 16 кв. м на горожанина, а в советское время и вовсе достигал 30 кв. м на человека. Связанной с этим проблемой можно назвать и вопрос возникновения в Москве своего рода «анклавов» с благоприятной рекреационной средой, которая оказывается недоступна для широкого круга жителей — это различные закрытые элитные жилые комплексы, которые активно строились в течение как лужковского, так и собянинского периода.

Как отметил руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев, многие принципиальные проблемы градоустройства оставались нерешёнными при Лужкове и остаются таковыми до сих пор.

«Сохраняются проблемы, которые были заложены ещё до Лужкова. Проблемы градостроительного плана — проблемы, которые уходят не только к Лужкову, здесь можно опуститься поглубже в историю. И, конечно, совершенно очевидно, что легче выстроить новый город в чистом поле, чем делать современным город с огромной историей, с советской планировкой, с историческим центром, который с одной стороны нужно сохранить, а с другой — делать максимально комфортным», — подчеркнул он.

До сих пор Москва не могла решить проблему низкой обеспеченности населения жильём, при этом уплотнительная застройка никакого положительного влияния на ситуацию не оказывает. Последствия неизбежны: без градостроительных инноваций городские власти не смогут сдерживать давление на городскую инфраструктуру, которое оказывает возрастающая плотность населения и постоянно растущая автомобилизация Москвы. По данным мэрии, в 2017 году на тысячу москвичей приходилось 370 автомобилей, и это ещё не конец — среднемировой показатель для мегаполисов составляет около 450 машин. Очевидно, что декоративными мерами эта принципиальная проблема не решится и потребует серьёзных инфраструктурных преобразований. Однако пока что ответа на этот вопрос администрация Москвы не даёт.