Путешествие из Улан-Батора в Улан-Удэ: рады ли в РФ монгольским туристам?

Корреспондент ИА REGNUM испытала на себе все прелести туристического сервиса в Бурятии

Монхцэцэг Буян-Эрдэнэ, 31 июля 2018, 20:07 — REGNUM  

Лето для монголов — время отдыха, национальных праздников и путешествий. Для летнего зарубежного отдыха большинство монголов выбирают Россию. Решающих факторов два: низкие транспортные расходы и безвизовый режим.

Безвизовый режим между Россией и Монголией начал действовать с 2014 года. С этого времени поток монгольских туристов, направляющихся в соседнюю страну, не прерывается, возрастая в несколько раз в летние месяцы.

Большинство монголов отправляются в Бурятию, преследуя три цели: поклонение саркофагу Пандито Хамбо ламы Даша-Доржо Итигэлова, отдых на берегу самого глубокого и чистого в мире озера Байкал и шоппинг.

По данным статистики, в 2014 году, когда начал действовать безвизовый режим между Россией и Монголией, объем пассажиропотока вырос на 60% в сравнении с данными 2013 года.

Низкий курс рубля, выгодная цена на качественные продовольственные и бытовые товары, и особенно на унты, привлекают всё больше туристов из Монголии. На границе из-за этого всегда скопление машин и автобусов. Можно простоять в очереди день и ночь. Видеозаписи, сделанные теми, кто ночует у границы, распространяются по монгольскому сегменту соцсетей вместе с рассказами о людях, торгующих местами в очереди.

День первый

Мое путешествие из Улан-Батора на Байкал началось в 10 часов. Расстояние до сомона Алтанбулаг аймака Сэлэнгэ, где находится автомобильный контрольно-пропускной пункт на монгольско-российской границе — 370 км. Автобус с 40 туристами преодолел его за восемь часов и в 18.00 уже стоял в очереди у границы, где уже находились четыре таких же туристических автобуса и нескольких грузовиков.

При прохождении границы транспорт делят на два потока: на одной полосе стоят автобусы и грузовые машины, на другой — легковые автомобили.

Пассажиры используют время вынужденного ожидания, чтобы перекусить в местных кафе или обменять тугрики на рубли. Здесь повсюду стоят менялы, которых местные называют «ченж», много киосков с вывеской «Валют арилжих цэг» и «Обмен валют». Есть здесь магазины, на вывесках которых так и написано на русском «Магазин», столовые, платные туалеты, киоск для оформления ОСАГО.

Ждали мы около трех часов. Монгольскую границу пересекли примерно в 21 час. Для таможенного и паспортного контроля пассажиры автобуса должны покинуть транспорт вместе с вещами. Получение багажа, его досмотр и паспортный контроль тоже занимают немало времени. Затем процедура повторяется у российской границы. Еще на четыре часа.

Я езжу в Россию из Монголии минимум раз в год. И хорошо усвоила: если впереди всего четыре или пять легковых автомобилей, переход границы займет не меньше трех часов. В автобусе время ожидания растянулось более чем вдвое. Пассажиры при этом не роптали, приговаривая: «Сегодня нам повезло, это еще довольно быстро», «Говорят, во время матча российской сборной российские пограничники совсем закрыли границу, матч смотрели!». Впрочем, последнее маловероятно. Государственная граница работает круглосуточно и без выходных.

День второй

Около часа ночи наш автобус наконец оказался в России. Проголодавшиеся пассажиры надеялись, что в Кяхте будут работать круглосуточные магазины или столовые. Но нас встретила тишина и темнота. Автобус направился к автозаправке, где нашлись и туалет, и киоск с продуктами. Но радость оказалась преждевременной. Продавец разнервничался из-за обилия покупателей и отказался их обслуживать.

Других круглосуточных торговых точек и закусочных нам не встретилось до самого поселка Новый Энхалук.

Турбаза, куда нас доставили, находилась всего в пяти минутах ходьбы от озера Байкал. И, похоже, специализировалась на обслуживании туристов из Монголии. По крайней мере, жили там в основном именно монголы.

В Монголии турбазы, ориентированные на работу с иностранцами, стараются брать в штат работников, владеющих иностранными языками. Однако на этой турбазе в Бурятии бизнес был выстроен иначе. Все работники, от администраторов стойки регистрации до горничной, не понимали ни единого слова ни на монгольском, ни на английском. Более того, всем своим видом они демонстрировали усталость от приезжих и говорили с туристами на повышенных тонах. Справедливости ради, и поведение некоторых монгольских туристов тоже далеко от идеала: есть и пьяные, и агрессивные.

Женщина, которая называла себя менеджером турбазы, кричала гиду:

«Один из ваших сейчас наорал на моего работника. Так вот, скажи своим людям, я могу выгнать вас всех. К нам всегда очереди. Водители мне звонят, плачут, умоляют: «У нас 20 туристов, примите их, пожалуйста!».

В общем, всё стало ясно. Здесь нет потребности в привлечении туристов, значит, нет и надобности в поддержании уровня культуры обслуживания.

Территория турбазы оказалась не очень большой: три трехэтажных дома, в одном из домов находятся сауна и бассейн. Посещение сауны и бассейна — 500 рублей, четырёхместный эконом-номер — 3000 рублей за койку, в эту стоимость входит трехразовое питание.

На территории турбазы нет ничего примечательного, кроме фотозоны, где изображена семья в бурятских национальных костюмах. На второй день отдыха стало ясно, что никакой развлекательной программы для туристов тут не запланировано.

Вариант отдыха только один: покинуть территорию турбазы и идти к берегу озера.

Рядом с турбазой находятся две пивоварни. Продавщицы, которые рассказывают, что монголы к ним заезжают ежедневно, тоже не понимают ни слова по-монгольски. Продукты стоят довольно дорого: растворимый кофе в пакете — 15 рублей, поллитра пива — 120 рублей.

Вместе с друзьями отправились к берегу. По пути встретился киоск сувениров. Монгольские туристы рассматривают их с интересом, но не покупают. Вполне возможно, что тоже из-за высоких цен.

Озеро, песок и чайки. Множество монгольских туристов: поют, пьют, фотографируются. Недалеко от берега две моторные лодки и теплоход. Прогулка на моторной лодке — 300 рублей за полчаса с человека, на теплоходе — 500 рублей с человека. Теплоход так никуда и не уплыл.

День третий

Так как поселок Энхалук оказался ничем не примечательным, то на третий день путешествия, налюбовавшись озером, мы отправились в город Улан-Удэ. Обычно монгольские туристы покупают в городе фрукты, продукты, косметику и унты. Поэтому туристические автобусы едут прямиком к Центральному рынку и торговому центру, одному из сети магазинов, которые были построены вскоре после установления безвизового режима с Монголией. Большинство покупателей здесь — монголы, поэтому и вывеска на монгольском языке «Дэлгуур» (в переводе с монгольского — магазин). На этом мероприятия по привлечению монгольских туристов заканчиваются. Продавцы не здороваются, не улыбаются и не понимают по-монгольски. Единственный механизм стимулирования продаж — низкие цены. Товары здесь стоят почти на 50% дешевле, чем в Монголии. В июле 2017 года я уже побывала в этом магазине, тогда мне дали билет призовой акции. Было непонятно, как мне, иностранной гражданке, принять в ней участие. И никто из работников ничего не объяснил. «Бери и сохрани», — как будто мне сделали подарок.

Но очевидно, что монгольским туристам эти изыски и не нужны. Их волнует только цена и качество. В Монголии верят в то, что российские товары — самые качественные, к ним привыкли еще с советских времен. Для монгольских туристов, которые отправляются на Байкал и в Иволгинский дацан, посещение этой торговой сети — уже традиция.

Еще одна традиция — купить в Бурятии унты, универсальную обувь для суровой монгольской зимы. В столице Монголии предприниматели, внимательно следящие за спросом, тоже открыли магазины по продаже унтов. Но в Улан-Удэ эта обувь стоит 15 000 рублей за пару, а в Улан-Баторе — уже 19 000 рублей.

Большинство пассажиров нашего автобуса хотели купить именно унты, поэтому автобус остановился у Центрального рынка, на улице, где постоянно паркуются монгольские туристические автобусы. Гиды дали туристам три часа на шоппинг, люди вернулись с большими коробками и мешками, и вскоре в багажном отсеке не осталось свободного места. И мы отправились в Иволгинский дацан.

После обретения статуса туристического места поселок Верхняя Иволга немало изменился. Появилось множество магазинов и хостелов, которых не было четыре года назад. Для входа в Иволгинский дацан надо заплатить 250 рублей. В Монголии дацаны и монастыри бесплатно раздают благовония и священную воду. Но в Иволгинском дацане благовония и священная вода продаются в павильонах, которые находятся на территории дацана: по 50 и 100 рублей за бутылку. В этих же павильонах продаются сувениры, в основном из Китая.

Отдыхавшие на берегу Байкала, сделавшие покупки и поклонившиеся святыням, отправились в родину. В город Кяхта мы приехали в 19 часов. На этот раз нам удалось найти место, где можно поужинать. В ста метрах от границы находится закусочная, где, как и на турбазе, несмотря на обилие монгольских туристов, никто не говорит по-монгольски. Официантки сердито бросают тарелки с едой, сотрудник кричит на туриста, который без разрешения взял стул у соседнего пустого столика. Еще несколько часов мы смотрели на хмурые лица работников сферы обслуживания и пограничников, и в 4 часа утра, наконец, приехали в сомон Алтанбулаг. Здесь всё привычно: языкового барьера нет, столовая работает круглосуточно, владельцы магазинов ждут знакомых водителей туристических автобусов, которые везут им клиентов.

Немного статистики

По данным Главного управления пограничной охраны Монголии, пассажиропоток через автомобильный КПП Алтанбулаг-Кяхта после 2014 года, когда начал действовать безвизовый режим, вырос на 60%. В круглосуточном режиме КПП стало работать с 24 июля 2014 года. И в 2015 году пассажиропоток увеличился на 80% в сравнении с предыдущим годом. Постепенно интенсивность движения снизилась, но в летний сезон число туристов резко возрастает.

По статданным Туристического агентства столицы Монголии, ежегодно более 400 тысяч монгольских туристов отправляются в РФ. На увеличение числа туристов, кроме безвизового режима, повлияло введение постоянных авиарейсов Москва — Улан-Батор, Улан-Батор — Улан-Удэ, железнодорожных и международных автобусных рейсов.

По данным автомобильного КПП Алтанбулаг, пик нагрузки наступает летом и перед праздниками, такими как монгольский праздник Белого месяца (монголы в это время должны дарить подарки всем гостям. В качестве подарков многие выбирают качественные и дешевые продукты из Бурятии) и монгольский национальный праздник Наадам. В это время пассажирский поток в Улан-Удэ и к озеру Байкал достигает от 2800 до 3500 человек в день.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail