Проблема с реализацией интернет-компаниями «закона Яровой» не в том, что нет подзаконных актов и отсутствует достаточное понимание для реализации этих законов, а в том, что никто не ощущает общественной пользы от реализации этих законов. Они попросту никому не нужны, считает программист ИА REGNUM Юрий Носов.

Слежка
Слежка
Цитата из к/ф «Тотальная слежка» реж Клод Зиди. 1991. Франция

Ранее РБК со ссылкой на источники в отрасли сообщило, что требования так называемого «закона Яровой» оказались невыполнимыми: нет подзаконных актов и инструкций. Участники рынка не знают, в каком виде требуется хранить полученные данные и передавать в правоохранительные органы.

Ситуацию с пресловутым законом Яровой ждали, к ней готовились всеми силами, не вставая с дивана. Она совершенно стереотипна: у нас не принято просто так брать и начинать что-то там исполнять, пока жареный индюк не клюнет.

На самом деле проблема ведь не в том, что нет подзаконных актов и отсутствует достаточное понимание для реализации этих законов. Проблема в том, что никто не ощущает общественной пользы от реализации этих законов. Они попросту никому не нужны.

Основная суть этих законов, по всей вероятности, была в том, чтобы привлечь частные инвестиции в сферу телекоммуникаций. Поскольку закон подразумевает хранение огромного массива данных в течение шести месяцев с применением сертифицированного для этого оборудования — это должно было подстегнуть создание такого оборудования отечественными компаниями и их рыночный успех.

Но это оказалось никому не нужно. Никому нет дела до какой-то там абстрактной безопасности. Тем более, что даже если бы все поголовно предоставили бы свои ключи шифрования для расшифровки хранимой информации, она всё равно могла бы оказаться попросту бесполезной и неполной в силу технических особенностей.

Нужно получить не только ключи, но и некоторые другие сведения, касающиеся настройки программного обеспечения. Кроме того, часто бывает так, что информация передаётся по сети фрагментарно и разными путями. То есть нужно обеспечить не только хранение, но и собрать из этих данных своеобразную мозаику.

Закон этого всего не предусматривает. А поскольку в России отношение к законности традиционно не вызывает европейского благоговения — все просто ждали момента, когда можно было бы сказать «ну, не шмогла» и воспользоваться секретным отечественным юридическим приемом «всех не пересажают».

В России для исполнения того или иного закона требуются моральные и культурные основания. В принципе, их и достаточно. Закон — это уже вишенка на торте, которая лишь обеспечивает какую-никакую гарантию наказания. Но исполняемость законов зависит не столько от воли регуляторов, сколько от тех культурных оснований, на которые опирается тот или иной закон.

Данный «пакет» полностью игнорирует ту культуру и этику, которая сложилась в интернет-сообществе. Оттого к нему такое наплевательское отношение. У нас тут не Европа, которая кинулась исполнять недавно принятый и плохо понятный закон о защите персональных данных, кроющийся за аббревиатурой GDPR.

И, справедливости ради, европейцев всё-таки волнует вопрос о том, как там хранятся их персональные данные, кто их обрабатывает и так далее. То есть в Европе у этого закона была низовая поддержка. В России же всю низовую поддержку растоптали нелепыми историями с блокировкой Telegram. Общество теперь воспринимает «пакет Яровой» и саму госпожу Яровую в штыки. В таких условиях эти законы — просто бумага.

Читайте также: Фирменный стиль российских законодателей: почему не работает «закон Яровой»