На склонах Эвереста еще стоит кромешная тьма; мороз: от шагов нагруженных людей хрустит снег. На этой высоте человеку не хватает кислорода, и каждое движение отнимает силы; но скоро туристический сезон и носильщики вереницей несут на своих спинах то, что необходимо, чтобы обеспечить альпинистам восхождение на гору. Эти люди превосходно экипированы, но ничто не защитит их от приближающейся смерти от ледяных глыб; они рискуют жизнью ради денег, они — шерпы и это Непал.

«Шерпа». Кадр из фильма
«Шерпа». Кадр из фильма

Эверест — это священная гора для одних, где мужчине и женщине нельзя вступать в близость, дойная корова — для правительства Непала, объект фанатизма или искренней любви альпинистов, и работа для окрестных горцев из разных народностей, которых по привычке и для удобства именуют шерпами. Благодаря Эвересту «шерпы» получают огромные по меркам Непала деньги — от 2 до 5 тысяч долларов за короткий сезон восхождений, а их дети учатся в школах, а не пасут на холоде скот. И именно из-за Эвереста многие горцы рано уходят из жизни — гибнут на горе или умирают от болезней, или прозябают без пенсий в своих деревнях из-за инвалидности, полученной на Вершине Мира. Такая вот метаморфоза.

Картина «Шерпа» австралийского режиссера Дженнифер Пидом, а она часто работает в горах, — это первая попытка рассказать о «серых тенях» гималайского альпинизма и социальном взрыве в Эвересте. Сопровождая клиентов, множество шерпов восходят, и многократно, на высоту 8848 метра, но они остаются, как правило, лишь статистами в триумфе титулованных альпинистов. По фильму заметно, с каким безразличием относятся некоторые западные альпинисты к гибели почти двадцати шерпов в лавине 2014 года на леднике Кхумбу, из-за чего шерпы устроили первую на Эвересте забастовку. «Это лишь небольшая задержка. Я покорю эту вершину!» — смеется молодой клиент: восхождения в тот год запретили.

«Тревожные настроения нарастают», — говорят на горе; но было ли решение шерпов единогласным? — не подниматься над трупами тех, кто пропал без вести в апреле, из фильма до конца не ясно. Как и не раскрыта полностью мотивация нападения шерпов годом ранее на группу итальянца Симоне Море, друга Анатолия Букреева, которая шла в альпийском стиле. Но картина «Шерпа» поднимает острый вопрос и провоцирует на дискуссию.

Шерпы потребовали от правительства выделять им поболее тех жалких крох от денег, которые Катманду получает с горы, ничего не делая для шерпов и мало что для клиентов. Спустя два года после конфликта, департамент туризма Непала прекратил выдачу шерпам альпинистских сертификатов о восхождениях на вершины и стал требовать за бумагу двухлетнюю зарплату опытного шерпа. Эверест же стал еще более коммерческим местом, а в Непале расцвели страховые аферы с эвакуацией туристов.