Футбол и фанатки: с кем спать? Зачем спать? Спать ли?

Феминизм по-российски: россиянки не должны продавать себя

Платон Беседин, 6 июля 2018, 20:02 — REGNUM  

Дискуссия о сексуальном поведении россиянок на чемпионате мира, конечно же, не обошлась без огнедышащего возмущения так называемых феминисток. «Так называемых», потому что истинный феминизм имеет мало что общего с тем, что говорят в контексте данных споров эти возмущённые леди. А по сути, они договорились до того, что, размышляя о том, с кем спать можно, начали оправдывать проституцию. И никогда ещё подобные оправдания не звучали столь яростно.

Мы увидели, что часть девушек, женщин, называющих себя феминистками, видимо, плохо представляют себе, что есть феминизм на самом деле. А он меж тем, прежде всего, предполагает борьбу за равноправие мужчин и женщин, за взгляд на женщину не как на собственность, товар. Но разве это не противоречит тому, что мы слышим относительно дискуссии в контексте «заниматься или не заниматься сексом с иностранцами»?

Да, пожалуйста, занимайтесь. Но выбор этот не должен основываться на том, кто заплатит больше. Потому что покупка женщины унижает, прежде всего, её, по сути, нивелируя любую борьбу за равноправие. Да, «моё тело — моё дело», но это не означает, что тело есть товар, который надо выставлять, будто на мясном ряду. Какой покупателю приглянется больше.

Так же и секс не может быть товаром, потому что, продавая его, женщина автоматически вписывает себя в перечень товаров и услуг, тем самым расчеловечиваясь. Она больше не выбирает — она, наоборот, становится заложницей чужого выбора. У кого больше денег, тот и главный.

За всеми этими криками оскорблённых женщин, подогреваемых так называемыми феминистками, упущено главное: кто есть женщина сегодня в России? Товар ли она или человек, априори наделённый теми же правами, что и мужчина? Безусловно, второе. Но если женщина, прикрываясь аргументом «моё тело — моё дело», продаёт себя, то тем самым она вносит вклад в мужскую шовинистическую мораль, где мужчина — самец, завоеватель, а женщина — лишь некий предмет, которого необходимо добиться. И сделать это легче всего посредством денег.

Отстаивая подобную мораль, женщины фактически декларируют себя как товар и полностью дискредитируют то, что принято называть феминизмом. При этом они создают негативный имидж остальным российским женщинам, которые, приехав в другие страны или общаясь с иностранцами, неизбежно испытают примеренный — не свой — образ продажной девицы, готовой на всё ради сотен долларов или евро. Не это ли унижение и дискредитация женщин?

Однако, как мы видим, отстаивание именно данной идеологии в контексте последних споров идёт полным ходом. И это следствие не только глупости некоторых спорящих, но и глубинного непонимания частью так называемых феминисток роли женщины в России. Один пример. Женский журнал опубликовал петицию, которая вроде как должна была защитить сексуальный выбор женщин на ЧМ-2018. Let it be, как сказал бы сэр Пол Макаартни. Но ирония заключается в том, что петиция эта, акцентирующая внимание на проблемах женщин, во-первых, переходит в оскорбления российских мужчин, а, во-вторых, договаривается до того, что называет продажу себя базовой потребностью.

Но если кто-то хочет отстаивать право женщин продавать себя, то тогда вся борьба за феминизм превращается не в стремление раскрыть, утвердить личность женщины в России, а в назойливое желание предложить себя подороже. Отсюда, в том числе, и бестолковые разговоры о том, что российские мужчины заволновались, почувствовав конкуренцию. Женщин это в принципе не должно волновать. И глупо воспринимать иностранца как изначально лучшего.

Российский же феминизм такого плана — искривлённый слепок с феминизма классического. Искривлённый, как и многое в России из того, что называют франчайзингом. Заимствуя, мы зачастую воспринимаем и моделируем вещи, явления поверхностно. Ведь феминизм — это борьба за женщину-личность, но не за женщину-товар. А маркируя себя как товар, надо быть готовой к тому, что точно так же тебя станут маркировать и другие, что неизбежно приводит к торжеству потребительско-шовинистической морали.

Однако мы видим тлетворные масштабные процессы, идущие в нашей стране — процессы, расчеловечивающие женщин. А именно: с утра до вечера медиаматрица втюхивает нам, точно «МММ» в девяностые, силиконовых девиц, рассказывающих о том, как продать себя подороже. Да, можно обвинять в этом мужчин — и подчас справедливо, — но нельзя отрицать того, что женщины охотно принимаю данные правила. Они увеличивают грудь и губы, заливают силикон в попу, ходят на курсы орального мастерства, чтобы соответствовать неким стандартам. Кем они заданы? Почему женщина должна стандартизироваться, подгоняя себя под некие стереотипы? И постоянно — в той или иной форме — звучит призыв: «Соответствуй стандартам, чтобы продать себя подороже».

Медиаматрица работает на популяризацию одного только образа женщины, в котором она представляется секс-куклой для мужчины, которую можно взять содержанкой на определённых условиях. Вот о чём необходимо говорить и против чего надо бороться. Столь потребительское отношение к женщине недопустимо.

И та дискуссия, что начата сегодня в российском обществе, скользит по верхам. А она должна звучать в совершенно иных тонах. Речь идёт не о том, чтобы бороться за право спать с иностранцами, и уж тем более не за то, чтобы выгодно продавать им себя — речь идёт о том, чтобы отстаивать права женщин на важнейших уровнях.

Однако аргументы-штампы так называемых феминисток насколько однообразны, настолько и унылы. Ведь, к примеру, когда они говорят, что россиянки не могут работать более чем в 700 профессиях, то забывают, что это связано с желанием оградить женщину. Не в шахту же им идти. Когда они говорят, что женщине не дают развиваться, то забывают, что в России самый большой процент числа женщин среди руководителей.

И главное: у нас есть куда более серьёзные проблемы, нежели вопли за право продавать себя иностранцам, россиянам, да кому угодно. У нас есть серьёзные проблемы с выплатой алиментов, с домашним насилием, с реализацией женщины как таковой. И потребительская мораль только утрирует данные беды. Она либо камуфлирует, либо снимает их.

«Моё тело — моё дело», может быть, и прекрасный слоган, но женщина не ограничивается одним лишь телом. Она есть цельная личность, и битва должна вестись не за право использовать своё тело так, как заблагорассудится — в первую очередь, как товар, — а за исключение любых социальных неравенств между мужчинами и женщинами. Необходимо прекратить культивировать образ россиянок как товара, плодя силиконовых девиц, предел мечтаний которых — популярный блог в Instagram с целью продать себя подороже, а перейти к культу образа женщины как личности, как равноправного партнёра в союзе с мужчиной, независимого от товаро-денежных отношений и настроений.

Вот тогда это будет подлинный феминизм и подлинная борьба за права российских женщин. То же, что мы слышим сейчас, больше напоминает крики товароведов, накрытых внезапной проверкой. Это не имеет ничего общего не только с моралью, но и с феминизмом и правами женщин как таковыми. И это в первую очередь оскорбляет самих женщин, удаляя их от того, за что они вот уже многие десятилетия борются.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail