В 20 километрах севернее райцентра Пинежского района Карпогоры на живописном берегу реки Пинеги стоит деревня Марьина Гора. Никто не знает, почему она Марьина. В округе нет крутых склонов, обрывов и других обстоятельств, выгодных для кровавого боя, обычно входящих в легенду. Но в историю она вошла тем, что здесь красным в Гражданскую войну дважды не повезло.

Великое множество марьинских амбаров в 1918 году были укреплениями — то для белых, то для красных
Великое множество марьинских амбаров в 1918 году были укреплениями — то для белых, то для красных
© Владимир Станулевич

В октябре 1918 года, решив ослабить напор интервентов и белых на Двинском фронте, командующий Двинским районом Северного фронта РККА А. И. Геккер послал на Пинегу «отряд особого назначения» в 100 штыков во главе с бывшим офицером С. Н. Смелковым и членом Архгубисполкома А. П. Щенниковым, сформированный из унтер-офицеров и бывалых солдат царской армии. В октябре 1918 года отряд на 15 плотах и шести лодках, поставив на них две автоматические пушки Маклина и восемь пулеметов, как нож в масло вошел в мирную жизнь пинежских волостей. И началась в крае гражданская война, поразившая даже видавших виды своей непримиримостью. Все мужики выбрали красные или белые отряды — третьей стороны не было. Земляков в плен не брали — кололи штыками, топили в прорубях. Заподозренных в сочувствии врагу пытали, расстреливали, опять топили.

Ничто в Марьиной Горе не напоминает кровавых событий 1918–1919 годов, когда Пинега разделилась на непримиримых врагов — брат шел на брата, а сын на отца
Ничто в Марьиной Горе не напоминает кровавых событий 1918–1919 годов, когда Пинега разделилась на непримиримых врагов — брат шел на брата, а сын на отца
© Владимир Станулевич

Дважды приходила война в Марьину Гору. Первый раз не повезло красным в Марьиной в 20-х числах ноября 1918 года, когда после наступлений-отступлений они решили прямо двигаться к городу Пинеге с ничтожными, но отчаянными силами. Захвати смельчаки Пинегу — последний укрепленный пункт белых до Двины, и главная артерия интервентов и белых была бы перерезана. У них было 175 человек, в Марьиной укрепились 300 белых и интервентов, но это не остановило красного командира и бывшего царского офицера Ивана Николаевича Быстрова. Малое число он решил замаскировать ночным штурмом нижнего околотка села. Поднявшись в атаку первым, Иван Быстров крикнул «За мной, товарищи!» и тут же упал сраженный пулеметной очередью. Взошла луна, и атакующие оказались как на ладони под ружейным и пулеметным огнем. Наступление сорвалось, красные отступили не в Карпогоры, а гораздо дальше — в Верколу, где в корпусах монастыря был устроен лагерь большевиков на Пинеге.

Второй раз это случилось, когда, сформировав сторонников Советской власти в 3-й стрелковый батальон Красноборского полка, красные пошли 4 декабря 1918 года на штурм Карпогор. В Карпогорах засели пара взводов американцев 339-го полка армии США и белый добровольческий отряд. Вторая рота батальона пошла в лоб, вверх по склону оврага, на вершине которого теперь похоронены красноармейцы. Первая рота совершила глубокий обход через деревни противоположного берега Пинеги — Кевролу, Немьюгу, Усть-Покшеньгу и вышла в Марьину Гору — в тыл белых и интервентов. Тут бы и пришел конец защитникам Карпогор, но напуганные окружением американцы и белые отбросили засевших в Марьиной красноармейцев и отступили в Высокую и Труфанову Горы. Напугать гарнизон Карпогор пленом красноармейцы смогли, отступить заставили. И то и другое — результат флангового маневра, арифметика боя. А вот окружить и уничтожить врага — было бы везением. Его не произошло — красным в Марьиной Горе не повезло.

Еще большая трагедия, чем Гражданская война, — Великая Отечественная война заставила марьинцев забыть смертельные обиды 1918–1919 годов
Еще большая трагедия, чем Гражданская война, — Великая Отечественная война заставила марьинцев забыть смертельные обиды 1918–1919 годов
© Владимир Станулевич

Ни красного, ни белого партизанского отряда Марьина Гора не дала, хотя «…масса ушла с белыми, не потому, что они враги советской власти… а потому, что многих увлекла другая волна, и они были подхвачены другим приливом, а некоторые из них — из боязни репрессий». В период с конца 1918 года Марьина оказалась в глубоком тылу красного Пинежского фронта, пока еще раз не увидела белых в ноябре 1919 года, после отступления с Пинеги частей РККА, мятежа в 483-м полку красных и убийства в Карпогорах комбрига И. И. Кудрина. Но никакой роли ни в боях, ни в мятежах она уже не играла. В феврале 1920 года рухнул фронт Северной области, и на многие десятилетия в Марьину Гору пришла советская власть.

Читайте ранее в этом сюжете: Три тысячи лет человека уничтожены полностью? Кургинские петроглифы

Читайте развитие сюжета: Карпогоры: то у белых, то у красных