Неприступная позиция на Высокой Горе с обрывом в 30 метров была оставлена аамериканцами за 3 дня, а ручей с пологими склонами у Малого Березничка на реке Ваге интервенты обороняли от превосходящих в 4 раза красных половину 1919 года. Они отступали сюда от Усть-Паденьги, упорно защищая каждую линию обороны, а в тылу, в нескольких километрах севернее, инженерные подразделения лихорадочно готовили уже следующие окопы. Когда 19 марта красная артиллерия разбила блиндажи Кицы и Выставки, интервенты отошли в Малый Березничек. В отличие от упомянутых деревень, он вошел в историю не кровавыми боями, а долгим сидением в окопах и прозвищем «вшивый». С одной стороны сидели 156-й и 160-й полки РККА, с другой — две-три роты английского Оксфордского полка, на правом берегу Ваги — рота белогвардейцев — да в Усть-Ваге, в 15 км севернее, отдыхал резерв — еще одна рота оксфордцев.

Английский солдат едет в повозке по северной деревне. 1919 год.
Английский солдат едет в повозке по северной деревне. 1919 год.

В марте 1919 года все что можно с Ваги красные отправили на железную дорогу, летом главным стал Двинской фронт, восстания потрясали Онежский и Пинежский фронты, а во «вшивом» Березничке все было тихо. Бойцы ворчали, почесывая завшивленные бока, но в августе фронт зашевелился, события нарастали до середины сентября, и тишину завспоминали уже добрым словом.

12 августа англичане разгромили Двинской фронт красных, и к Шеговарам с Двины выбрели остатки Ижмо-Печорского полка. Их слили в два батальона и отправили в наступление на Березничек — чтобы отвлечь внимание с Двины на Вагу. Из затеи ничего не вышло: «Благодаря поражению сильный упадок духа … красноармейцы и командный состав совершенно не могут ходить — на ногах и теле у большинства образовались нарывы… Все ждут смены» (1). Полк отправили в Вологду на пополнение. Оставшиеся волновались: «Фронт сидел с неделю без махорки, крупы и сахару, между тем как в складах… были колоссальные запасы» (2). В августе 160-й полк пробовал наступать, но вернулся на позиции: «Люди заявляют, что перейти в наступление не могут в виду своей крайней переутомленности» (3). РВС армии требовал «немедленного расследования: «…за его (полка) позорное поведение он подвергнется примерному возмездию, если немедленно не загладит своего преступления подвигами. Позор усугубляется тем, что полк — единственная часть, получившая высшую награду, Красное знамя» (4).

Деревня Малый Березничек на Ваге, неподалеку от шоссе М8 Москва-Архангельск, где фронт Гражданской войны остановился на половину 1919 года
Деревня Малый Березничек на Ваге, неподалеку от шоссе М8 Москва-Архангельск, где фронт Гражданской войны остановился на половину 1919 года
© Владимир Станулевич

Осенью 1919 года перед уходом с Севера англичане ударили по красным и отбросили их еще на десятки километров, стали быстро сниматься с позиций и следовать в Архангельск: смысла двигаться на Котлас не было — Колчак откатился в Сибирь, и соединение с ним стало нереальным. Эвакуация — дело нервное, а тут еще столкнулись английская и белогвардейская точки зрения на будущее Севера. Англичане настаивали, чтобы войска Северной области эвакуировались на Мурман или другие фронты, и предоставляли суда на 10 000 эвакуируемых. Белое командование, впервые избавившись от английской опеки, провело совещание командующего Е. К. Миллера со штабом и фронтовыми командирами. Командующие фронтов и полков, знавшие реальное положение — отсутствие резервов и волнения в частях, — высказались за эвакуацию, но начальство сообщило что «надо остаться».

После чего англичане повели себя странно. Казалось бы, эвакуируйтесь — пусть белые защищаются в одиночку. Нет: командующий английским экспедиционными силами генерал Э. Айронсайд заявил, что продолжать борьбу — «преступление» и развернул агитацию за отъезд. Военный прокурор Северной области С. Ц. Добровольский: «…английское командование не ограничилось разведением паники в тылу, а перенесло свою деятельность и на фронт, где ими было предложено эвакуироваться всем бойцам, принадлежащим к самоопределяющимся нациям, а также русским добровольцам… Французский легион был снят с фронта английским командованием во время боя, и была прервана связь наших войск со Штабом снятием технических средств связи… Неужели верно, что это предпринималось умышленно с целью сорвать наш фронт… вызвать восстание и побудить нас эвакуироваться вместе?» (5). Был ли это результат закулисных переговоров лондонского правительства с большевиками или нестыковки штабов интервентов и белых — разобраться не получится.

На Железнодорожном, Онежском, Пинежском фронтах англичан было мало — с их уходом проблемы не возникло. Для укрепления Железнодорожного, где уходящих было много, перебросили с Двины 3 Северный полк. На Селецком фронте, где английских частей также было много, последствия были плачевны, но с ними справились. Катастрофа произошла там, где доля англичан среди фронтовых частей была больше всего, — на Двинском фронте и на Ваге — у Малого Березничка.

Окраина Малого Березничка — в нескольких сотнях метров окопы, в которых кормили вшей солдаты Оксфордского полка Его Величества. «Вшивый» Березничек
Окраина Малого Березничка — в нескольких сотнях метров окопы, в которых кормили вшей солдаты Оксфордского полка Его Величества. «Вшивый» Березничек
© Владимир Станулевич

Полковник Н. П. Зеленов, начальник артиллерии Двинского фронта: «12 сентября англичане оставили с. Троицкое, спустившись вниз до с. Березники. После ухода англичан и по их предположениям, намечался фронт на Двине и к западу от нее, села: Моржегорье, Селецкое, ст. Обозерская, села Большие Озерки и Чекуево. Но 12 или 13 сентября получается 5 полком, Шенкурским батальоном и эскадроном (60−70 коней), уже расположившимися в Моржегорье, распоряжение… перейти вверх по реке на 40 верст и занять с. Березники… и на реке Ваге Малый Березничек. Следовательно, занять крепко нужно три укрепленных и разобщенных позиции… полком, который насчитывает в своих рядах немногим более 600 чел, и Шенкурским батальном численностью немного более 100 человек… Командир полка в смятении и ужасе. …Шенкурский батальон послан спешно на подводах в Малый Березничек… Но уже поздно, англичане снялись, не дождавшись полной подмены…» (6).

Полковник И. А. Данилов, командующий Двинского фронта с 25 сентября 1919 года: «…англичане… стали свертываться и уходить в Архангельск… Оставшиеся на месте русские части, и без того немногочисленные… не могли занять своевременно, хотя бы слабыми силами, тех позиций, что занимались английскими войсками, тем более что последние так быстро уходили, что даже не сдали их русским войскам…» (7).

Генерал Э. Айронсайд: «Когда пришло время отводить войска, у Седлера-Джексона (командир английских частей на Двино-Важском фронте — прим. автора) возникли некоторые проблемы с русскими. Девятого сентября те решили, что не станут отходить к месту слияния Ваги с Двиной, как было условлено, но продвинутся вперед, чтобы занять наши позиции. Сэдлер-Джексон, естественно, не внес изменений в свои планы, и в результате при отводе войск началась немалая путаница» (8).

Два дня 100 бойцов Шенкурского батальон отбивались в Березничке от 160-го полка красных, пока «…командир 160 полка т. Боговой Василий Григорьевич …в бою 15 сентября 1919 г. под деревней Березник… провел вверенный ему полк по трудно проходимым лесным тропам и проселкам в обход деревни Березник и неожиданным нападением заставил противника очистить как позиции, так и деревню» (9).

С Гражданской войны жители Малого Березничка предпочитают стиль «милитари»
С Гражданской войны жители Малого Березничка предпочитают стиль «милитари»
© Владимир Станулевич

Командир кавалерийского эскадрона 18-й дивизии РККА Хаджи Мурат Дзарахохов: «Мы двигались к опушке леса тихо, чтобы нас никто не мог обнаружить. Шла целая бригада… Мой отряд впереди. Когда я увидел, что дорога открыта, я помчался полным карьером, все помчались за мною. Мы шли конной атакой… Мы очутились на главной улице деревни и увидели белых в 100 шагах от нас. Мы вступили с белыми в бой» (10).

Полковник Зеленов: «…Шенкурский батальон, потеряв все свои пулеметы и преследуемый врагом, появился в Березнике на Двине… враг не дремал, и преследуя пеших, на плечах ворвался в крайние деревни группы Моржегорья. Завязался бой. В течение почти двух дней наша артиллерия без перерыва громила по занятым большевиками деревням… и они прекратили атаки» (11).

Полковник Данилов: «Вся эта обстановка повлияла на моральное состояние войск, которым немедленно воспользовались большевики, и наши части стали быстро откатываться назад, сдавая без боя с таким успехом недавно занятое пространство… части… отступают в беспорядке… ряды войск сильно поредели от дезертирства, дух совершенно пал… командиры частей… доложили мне, что дело совершенно проиграно, солдаты расходятся по домам и бегут в тыл и что нет никакой возможности остановить развал, а тем более остановиться на позиции, и что надо двигаться в Архангельск, так как иначе все попадем в плен» (12).

Двинской фронт чуть не рухнул, но усилиями только назначенного его командующим полковника И. А. Данилова отступающие белые остановились на высоком левом берегу речки Шипилихи, в 5 километрах выше по Двине деревни Звоз, где задержали красных до февраля 1920 года — падения фронта Северной области.

Примечания:

  1. А. Зобнин. Противостояние. Шенкурский уезд Архангельской губернии. 1918−1920 годы. СПб, 2018, с.365
  2. РГВА. Ф.703 оп 1 д 25 л 84−85. В.Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск-Вологда. 2013, с.321
  3. В. Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск-Вологда. 2013, с. 321
  4. РГВА, ф. 188, оп. 1, д. 3, л. 368,379,389. В.Васев. Красные и белые: голос из прошлого. Архангельск-Вологда. 2013, с. 321−322
  5. С. Ц. Добровольский. Борьба за возрождение России в Северной области. Сборник «Белый Север. Мемуары и документы. 1918−1920». Архангельск, 1993, т.2, с.90−91
  6. Н. П. Зеленов. Трагедия Северной области. Сборник «Белый Север. 1918−1920. Мемуары и документы». Архангельск. 1993, т.2, с.218
  7. И. А. Данилов. Воспоминания о моей подневольной службе у большевиков. Сборник «Белый Север. 1918−1920. Мемуары и документы». Архангельск, 1993, т.2. с.245
  8. Э. Айронсайд. Сборник «Заброшенные в небытие: интервенция на Русском Севере (1918 — 1919) глазами ее участников», Архангельск, 1997, с. 372
  9. ГААО, ф. 352, оп. 1, д. 94, л. 260. А.Зобнин. Противостояние. Шенкурский уезд Архангельской губернии. 1918−1920 гг.» СПб, 2018, с. 373
  10. Жизнь Хаджи Мурата Дзарахохова, рассказанная им самим. М. 1936 с.138
  11. Н. П. Зеленов. Трагедия Северной области. Сборник «Белый Север. 1918−1920 гг, Мемуары и документы». Архангельск, 1993, т.2, с.218−219.
  12. И. А. Данилов. Воспоминания о моей подневольной службе у большевиков. Сборник «Белый Север. 1918−1920 гг. Мемуары и документы». Архангельск, 1993, т.2, с.246−248

Читайте ранее в этом сюжете: Гражданская война — путь обмана: Шенкурск

Читайте развитие сюжета: Гражданская война: как английские оккупанты зимой в тундру ходили