Социальное жильё развитого Капитализма – мегатонны проблем

Пруитт-Айгоу, часть 1 — предыстория

Николай Чеканов, 20 июня 2018, 21:59 — REGNUM  

Проблемы социального жилья всегда являлись нежелательной изнанкой капиталистического хозяйствования. Поколениям советских граждан и граждан стран социализма, родившихся в послевоенный период, в основном немыслима незащищённость населения США и Великобритании в отношении права на жилище. В то время, как в наших 1970-х из обихода начали выходить понятия «подвал», «чердак» и «барак», западное «гетто» как раз вступило в свои самые скверные проявления, сопровождаясь лавиной научных работ, публикаций и фильмов. Особенно поражало современников то, что часто в гетто превращались именно образцово-показательные жилые комплексы, которые строились за казённый счёт, с привлечением передовых архитекторов и с подлинным вниманием к деталям. Проблема душила нонкомформистов от архитектуры и просто убивала политиков, как это в буквальном смысле случилось с Николасом Васиско, мэром американского Йонкерса, в 1993 году. Проблема остра и актуальна на Западе сейчас. В настоящей российской версии капитализма подобные проблемы и вовсе замалчиваются. Можем ли мы комплексно представить образ отечественной среды будущего? Мы видим яростные цифры сданных далеко небесплатных квадратных метров, но можно ли сказать о меняющейся среде, что она спроектирована и монтируется достойно, сообразно условиям и гуманности?

Мы писали о Гобин Гуд Гарденс в Лондонском Поплере, комплексе за авторством Элисон и Питера Смитсонов, который сейчас сносят. Городской совет Лондона руководствуется в решении о сносе и реновации территории сомнительной аргументацией, принося памятник архитектуры и дизайна в жертву коммерческим интересам. Уже спустя первые несколько лет после начала эксплуатации, этически и эстетически достойные «Сады» подверглись эрозии от неблагополучия вокруг. Жители ценили продуманность и удобство, но уличная действительность была неотвратима и ждала прямо утром на пороге у «улицы-палубы» разбитой кадкой с цветком и граффити тут же. Как в США, так и в Соединённом Королевстве, социальные жилые комплексы разлагал фактор запущенной ситуации с этническими меньшинствами. «Сады» достояли до нынешнего дня именно как жильё небогатых. Комплекс можно было спасти, проведя джентрификацию, как это было сделано в Марсельском доме Корбюзье, население которого вместо рабочих сменили на интеллигенцию. Но икона архитектуры по имени «Юните д’Абисоьон» во всех отношениях оказалась исключением, в том числе и в своём благополучии.

Проводя параллели с СССР, принимая во внимание успех в деле интернационализма и плана — мы должны констатировать, что в РСФСР и республиках имел место совершенно другой образ жизни. Показательно, что параллельные во времени самобытные жилые комплексы СССР не превратились в гетто, даже в 1990-е. Худшее, что случилось — чистоту замыслов запрудили мелкособственнический фасадный вандализм, попытка отгородить свой мирок за железной дверью и общая неухоженность. Но нет и речи об обыденной для запада ситуации, когда людей насилуют и убивают только из-за того, что междомовой проход не просматривается и плохо освещён. С верхних этажей блюстителей закона и пожарных отнюдь не атакуют горящими бутылками. Нам неведома подобная степень криминогенности, а до краха социального государства было блаженно неведомо и само такое понятие, как «криминогенность».

Наглядно и научно опасности, исходящие от западных многоэтажек, описывает канадский социолог Оскар Ньюман. Он анализирует ряд модернистских жилых комплексов различных стран на предмет защищённости права на жизнь рядового гражданина. Выводы неутешительны, проблема остра. В 1972 году Ньюман выпускает свою первую книгу — «Защищённое пространство» и сразу же приправляет её увлекательным документальным фильмом. Этой же проблеме посвящены книги «Переделывая Лондон» Бена Кампкина и «Контроль над территорией» Анны Минтон. Все эти материалы, научно и экспериментально сходящиеся на выводах о запредельной опасности пространства сразу за порогом жилища в США, в том числе предупреждали кризисную Великобританию, где криминогенность была несколько ниже, но вандализм и то, что в 1982 году назовут «Теорией Разбитых Окон» уже набирали силу.

В социалистических странах данный набор проблем был просто немыслим. Хотя внутри общества, аналитические книги, обличающие недостатки послевоенного капиталистического мироустройства скорее воспринимались как пропагандистский перебор, а драматизм романов Артура Хейли и прочих реалистов, воспринимался как нечто сверхдалёкое и советского/восточногерманского/прочих народов коснуться не могущее. В реальности же на ум неизбежно приходит следующая фраза «Про коммунизм нам врали, но всё, что говорили про капитализм, оказалось правдой». А что, если подойти к этой правде изнутри?

Американской мечты с двумя автомобилями в семье и загородным домиком хватило только на истеблишмент и белое рабочее население. Кризис конца 1950-х ударил федеральное правительство достаточно больно, чтобы осознать, что субурбий с быстровозводимыми милыми домиками — на всех не хватит. Топливный кризис, рост населения. Точно придётся уйти от отдельного дома на семью. К тому же — не было профессиональных архитектурных выставок, аналогичных европейским, или советским.

Дальнейшие кризисы привели к откровенной депопуляции крупных индустриальных центров США, таких как Детройт и Сент-Луис. И в своём грядущем материале мы коснёмся именно последнего, потому что именно на Юге США произошёл наиболее вопиющий акт государственной халатности в истории жилищного строительства, Пруитт-Айгоу.

В отечественном информационном пространстве не раз и не два мелькали публикации об этом модернистском социальном жилом комплексе. И все они преподносили его, как закономерный проигрыш концепции многоэтажных жилых комплексов, проводя выдуманные параллели с советским индустриальным жилищным строительством эпохи первых панельных девятиэтажек. Реальность же как всегда оказалась несколько сложнее и внутри США и особенно, среди людей, выросших в Пруитт-Айгоу — царят совсем другие настроения, скорее напоминающие трагическую ностальгию жителей Припяти.

«Жилищное строительство, взятое отдельно — никак не может противостоять фундаментальным проблемам американского города. Невозможно построить себе выход из этих проблем.» — американский историк урбанистики Роберт Фишман.

Читайте ранее в этом сюжете: Космос Музея Ленина в Горках

Читайте развитие сюжета: Американская мечта для малоимущих

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail