Foreign Policy: Почему на Ближнем Востоке ненавидят НПО?

Между западными и ближневосточными лидерами существует непреодолимая пропасть. Однако было бы ошибкой утверждать, что ограничения, устанавливаемые в отношении НПО, обусловлены только наличием авторитарной государственной системы

Александр Белов, 8 июня 2018, 06:52 — REGNUM  

Летом 2011 года группа египетских офицеров совершила первую поездку в Вашингтон после свержения бывшего президента страны Хосни Мубарака. В ходе переговоров делегация подчеркнула, что высший совет вооруженных сил Египта, в руках которого оказалась исполнительная власть, «готовит страну к демократии», пишет Стивен Кук в статье для издания The Foreign Policy.

Читайте также: The Hill: Конгресс должен обуздать политику «Америка прежде всего»

Американская сторона поинтересовалась, почему новые власти вводят обременительные ограничения в отношении неправительственных организаций, особенно против тех, которые финансируются иностранными государствами. Когда американские чиновники продолжили задавать неудобные вопросы, глава египетской делегации покраснел от гнева. По-видимому, закладывание основ более открытой и справедливой политики не включало в себя правозащитные группы, организации по защите окружающей среды, частные ассоциации, которые оказывают помощь нуждающимся людям, или другие НПО.

На самом деле, история с египетскими офицерами демонстрирует существующее положение вещей не только в Египте, но во всём регионе. В мае 2018 года правительство Саудовской Аравии арестовало 11 активистов, один из которых состоял в НПО, созданном в 2009 году и расформированном в 2013 году. Другие активисты, как сообщается, намеревались создать НПО для оказания помощи лицам, пострадавшим от домашнего насилия. В СМИ задержанных назвали предателями. Между тем в Египте сотрудники НПО фактически превратились во врагов государства. Тунис создал более благоприятные условия для работы НПО, но даже там их деятельность также может быть ограничена, учитывая, что режим чрезвычайного положения и другие законы ограничивают право на свободу собраний.

Здесь может возникнут вопрос: почему лидеры Ближнего Востока ненавидят НПО? Ответ на этот вопрос гораздо сложнее, чем на Западе привыкли думать.

Неправительственные организации являются частью гражданского общества. Хотя нет общепринятого определения гражданского общества, бывший директор Центра демократии, толерантности и религии Альфред Степан предложил, возможно, одно из лучших определений. По мнению Степана, гражданское общество — «это область политики, где самоорганизующиеся группы, движения и отдельные лица, относительно автономные от государства, пытаются сформулировать ценности, создают ассоциации и сообщества и продвигают свои интересы». На Ближнем Востоке такие идеи, как «самоорганизация, создание ассоциаций и сообществ» не пользуются популярностью.

Читайте также: Asia Times: на Ближний Восток надвигается новый кризис?

Группы гражданского общества могут помочь людям преодолеть значительные препятствия, созданные ближневосточными правительствами на пути коллективных действий. Конечно, не все НПО выступают против государства, даже когда находятся в оппозиции политике властей. В начале 1990-х годов организации, которые защищали права женщин, поддержали алжирских военных, когда они объявили, что прошедшие выборы, на которых победила исламистская политическая партия «Исламский фронт спасения» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), являются недействительными.

Несколько лет назад общественные организации Египта присоединись к общенародному гневу в отношении бывшего президента страны Мухаммеда Мурси, что помогло тогдашнему министру обороны Абдель Фаттаху Ас-Сиси сместить президента в ходе переворота 2013 года. Ближневосточные лидеры пытались создать многочисленные гражданские организации, чтобы избавиться от критики со стороны Запада и использовать их для внедрения в общественное сознание установок, выгодных для власти. Однако у них ничего не получилось, теперь они предпринимают меры для того, чтобы ограничить деятельность НПО.

Между западными и ближневосточными лидерами существует непреодолимая пропасть. Однако было бы ошибкой утверждать, что ограничения, устанавливаемые в отношении НПО, обусловлены только наличием авторитарной государственной системы, которая боится того, что НПО ослабят государственную власть. Настоящая угроза заключается не в этом, а в более абстрактных вещах: на Ближнем Востоке присутствует острое чувство суверенитета и собственной идентичности.

Читайте также: Foreign Policy: США пора устроить в Венесуэле государственный переворот

Арабские лидеры в большинстве своем рассматривают неправительственные организации, особенно иностранные, в качестве неоколониальных агентов или сторонников современного варианта цивилизационной миссии, которая в прошлом привела в Северную Африку и Левант первых европейских колонизаторов. Ключевой страх ближневосточных лидеров заключается в том, что через НПО Запад не просто помогает людям, а скорее пытается подорвать этническую и религиозную самобытность региона, чтобы в максимальной степени вестернизировать его. Ближневосточные лидеры нередко заявляют, что западные институты несовместимы с преимущественно мусульманскими обществами.

Не существует какого-то определенного политического рецепта для того, чтобы устранить дисбаланс в положении активистов общественных организаций на Западе и их коллег на Ближнем Востоке. Однако западным наблюдателям теперь должно быть понятно, почему искренних активистов благотворительных организаций Ближнего Востока региональные союзники США рассматривают в качестве государственной угрозы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail