Музей ГУЛАГа в Марий Эл — вне закона?

Руководитель музея ГУЛАГа отказывается покидать аварийное здание в центре города

Анастасия Громова, 7 июня 2018, 15:09 — REGNUM  

В Йошкар-Оле продолжается скандал, связанный с реконструкцией здания, находящегося в историческом центре города и внесенного в республиканский реестр культурно-исторического наследия. Дело в том, что здание отказывается покидать «арендатор» — Николай Аракчеев, с 2010 года возглавляющий им же созданный так называемый «Мемориальный народный музей истории ГУЛАГа».

Аракчеев известен также тем, что много лет был главой марийского отделения общества «Мемориал». Правда, соответствующее юридическое лицо было ликвидировано еще в 2007 году, что не мешало ему представляться главой «Мемориала» вплоть до внесения его в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

По утверждению регионального министерства культуры, речь идет о действительно старом здании: дом купца Булыгина (Йошкар-Ола, ул. Советская, 102), в котором в 1918 году размещался военно-революционный совет Царевококшайского уезда, был построен в 1835 году. Здание аварийное: в нем опасно даже подниматься на второй этаж, перекрытия совсем ветхие.

Работы по реконструкции здания инициировала городская администрация. И натолкнулась на сопротивление Аракчеева, заявившего о репрессиях и «анонимных доносах» в свой адрес. Хотя никаких анонимных доносов не надо, чтобы разобраться в том, а на законных ли основаниях там находится музей ГУЛАГа.

Музей был открыт в 2010 году: здание по договору о безвозмездном пользовании было передано возглавляемой Аракчеевым Марийской республиканской общественной организацией инвалидов «Ассоциация жертв политических репрессий Республики Марий Эл». «О безвозмездном пользовании» означает, что арендатор получил от властей все возможные преференции. И даже не платил коммунальные платежи.

Но это мелочи, потому что три года музей в принципе находился в здании (и продолжает находиться) незаконно: 17 июля 2015 года юридическое лицо было ликвидировано, но данный факт никак не отразился на местоположении общественной организации. Собственно, вопрос, куда смотрели власти города, остается открытым.

Видимо, администрация Йошкар-Олы смотрела «сквозь пальцы» на деятельность называющего себя представителем иноагента. Только год назад комитет по управлению муниципальным имуществом администрации Йошкар-Олы уведомил Аракчеева о досрочном расторжении договора в связи с ликвидацией организации-пользователя о необходимости освобождения занимаемых помещений. А в конце 2017 года уже специалисты минкультуры произвели осмотр данного памятника истории и культуры и признали техническое состояние здания как неудовлетворительное, частично аварийное, о чем составили соответствующий акт. Администрации города получила предписание о необходимости разработки научно-проектной документации по обследованию здания и выполнения ремонтно-реставрационных работ. Срок исполнения муниципального контракта на проведение научно-исследовательских работ— июнь 2018 года.

Параллельно с этим Аракчеев, отказывающийся покидать здание, стал фигурантом еще одной скандальной истории. В начале мая 2018 года Аракчеев выкопал в ходе субботника на территории Мендурского кладбища (место массового захоронения расстрелянных в 1937 году жителей республики) кости и череп, заявив, что якобы нашел «возможное новое место захоронений жертв репрессий и массового террора». Найденные останки направлены на экспертизу, утверждал глава Музея ГУЛАГа.

Однако, в соответствии с постановлением Совета Министров Марийской АССР от 10.08. 1990 года №208, объект культурного наследия «Мендурское кладбище» принят на государственную охрану как памятник истории местного значения. И, согласно федеральному закону №73-ФЗ от 25.06.2002 г., подлежит государственной охране. То есть копать там нельзя.

В результате «раскопок» Аракчеева была нарушена целостность братской могилы и разрушены костяки погребенных. Не знать о том, что он копает на территории памятника, Аракчеев не мог — траншея была вырыта в 40 метрах от информационной надписи «Мемориальное кладбище жертв сталинских репрессий периода 30−40-х годов. Памятник истории Республики Марий Эл» и в 1,75 метра к югу от памятного знака «Братская могила жертв сталинских репрессий 30−40-х годов», то есть на территории известного и подлежащего государственной охране объекта культурного наследия.

Да и, в конце концов, именно «Мемориал», юридически не существующий в республике с 2007 года, занимался раскопками с 1987 года на территории кладбища. В результате министерство культуры передало в суд протокол об административном правонарушении, составленный на Аракчеева.

Что касается «сенсации» с обнаружением черепов, то в министерстве напомнили и ролик директора музея, в котором он с отменным цинизмом учит «черных копателей», как надо отвечать и изворачиваться, если кого-то поймали в лесу с металлодетектором. На фоне таких слов о методах работы логичным выглядит позирование Аракчеева с черепами и костями на камеру.

К слову, ни музея, ни экспозиции официально не существует: Аракчеев с 2010 года не озаботился не только регистрацией самого музея, но и регистрацией его экспонатов, заявили в министерстве культуры. Проще говоря, ни музей, ни его экспонаты таковыми с точки зрения закона не являются.

Получается, что заявляющий об имеющемся у него историческом образовании и позиционирующий себя знатоком истории советского периода Аракчеев не знает элементарных вещей — как создавать и пополнять музей. Но есть и еще более удивительные совпадения.

Дело даже не в том, что, как утверждают местные общественники, он бывший член КПСС и секретарь парторганизации. Это, в конце концов, неудивительно — мало ли было активных антисоветчиков из рядов партийных работников за последние 30 лет. А в том, что полный тезка директора музея не просто служил в органах внутренних дел с 1977 года, но еще и был уволен оттуда в 1997 году при весьма интересных обстоятельствах.

Майор Аракчеев возглавлял Учебный центр при МВД Республики Марий Эл с 1993 года и был освобожден от занимаемой должности 13 февраля 1997 года по результатам служебной проверки, выявившей «факты нарушений в финансово-хозяйственной деятельности, злоупотребления служебным положением, грубого нарушения служебной дисциплины». А до служебной проверки дело дошло после того, как ряд сотрудников учебного центра пригрозили обратиться в МВД РФ, если не будут проверены нарушения начальника.

Интересно еще и то, что, как говорится в одном из документов, имеющихся в распоряжении ИА REGNUM, майор уделял внимание «наглядной агитации, информационных стендов, созданию Музея МВД Республики Марий Эл». Ну хоть у неизвестного майора с именем и фамилией, совпадающими с директором музея, есть соответствующий музейный опыт.

Можем ли мы предположить, что все это не имеет никакого отношения к реальному Аракчееву, создавшему и на пожертвования содержащему музей ГУЛАГа? Конечно, можем. Но мы также можем предположить, что «черное копательство», сомнительные финансовые операции в органах внутренних дел и, наконец, прямой отказ освобождать незаконно занимаемое здание в центре города могут служить достаточным основанием для того, чтобы как минимум с интересом отнестись к вышеизложенному.

И если все, о чем тут говорится, имеет отношение к действительности, то странно не задаться вопросом — а сколько еще таких «господ» из «Мемориала» продолжают работать в регионах под различными личинами? И кто оказывает им необходимую помощь или, как в случае с администрацией Йошкар-Олы, смотрит «сквозь пальцы» на прямые нарушения ими закона?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail