Что в действительности снится крейсеру «Аврора»

Хочется задаться вопросом — а не «живет» ли он только в металле? И произошло это, очевидно, далеко не сегодня

Анастасия Громова, 4 июня 2018, 08:30 — REGNUM  

Бронепалубный крейсер «Аврора» был заложен 4 июня (23 мая по старому стилю) 1897 года в Петербурге на судостроительной верфи «Новое адмиралтейство». Сегодня он стоит на вечной стоянке у Петроградской набережной. В 2016 году после очередного ремонта (а всего их за 114 лет на «Авроре» было произведено 10) крейсер своим ходом вернулся на стоянку, пройдя по Неве.

«Аврора», с одной стороны, содержится в полном порядке и не страдает от забвения — ежегодно крейсер посещают до полумиллиона человек. И этому можно только порадоваться. С другой стороны, хочется задаться вопросом — а не «живет» ли он только в металле?

Если предположить, что сам крейсер «Аврора» как символ и миф уже давно мертв, то логично, почему его не распилили, не продали, не превратили в ресторан или паб. Во-первых, втихую никто никогда этого делать и так не запрещал. А во-вторых, зачем уничтожать металл, если он уже мертвый и абсолютно безопасен? Пусть стоит себе, развлекает туристов.

И ходят к крейсеру пионеры, ездят китайские туристы, продается символика и так далее. На вопрос, когда это произошло, ответить легко: достаточно вспомнить песню, которая первая приходит в голову при упоминании имени крейсера.

Конечно, это «Что тебе снится, крейсер Аврора?» композитора Владимира Шаинского и поэта Михаила Матусовского, написанная в 1973 году.

Дремлет притихший северный город,

Низкое небо над головой.

Что тебе снится, крейсер Аврора

В час, когда утро встает над Невой?

Крейсеру, по мнению авторов, снятся морские просторы и эпизоды из героического прошлого — патрули в черных бушлатах и вспышки орудий. «Волны крутые и штормы седые», — помним мы с детства, как пионерского, так уже и не очень. Семантика, конечно, никак не настраивает на героический лад: «притихший», «снится»…

В этом самом детстве мне всегда было жалко крейсер, стоящий на приколе, у которого всё уже в прошлом. И которому только осталось стареть, вспоминая о былом. Но сегодня мне даже не крейсер жалко, а горько от того, что общество в такой тональности пело о своем героическом прошлом уже в 1973 году.

Почему в такой тональности пели? Что, к этому времени все заветы Октября были выполнены? Новый человек принес счастье всему миру, было обеспечено безграничное развитие?

Нет, нет и еще раз нет. Зато о победах и свершениях Октября в СССР запели в «лиричном» ключе, абсолютно без энергии. Эту песню могли петь только умиротворенные сытостью обыватели. Их всё устраивало: седой символ спит, и ему что-то там снится — ну и пускай снится, лишь бы не просыпался.

Получается, что коммунистическая идея в 70-х деградировала уже до того, что общество радостно восприняло такую тональность и назначило песню в народные хиты. Впрочем, не удивительно: об Октябре к тому времени уже всегда пели именно так. Реальность за окном ничего другого не предполагала.

Но была и другая реальность: где-то на кухнях рвал сердце из колонок магнитофонов Высоцкий — своей силой, страстью и тоской по великой доле и великим делам. Он напоминал о мечте, осуществить которую уже не было энергии. Да и желания не было, что уж тут говорить. Еще «по 50» — и хватит, завтра на завод.

Официоз похоронил мечту под плавными и убаюкивающим «что тебе снится?». А вместе с ней сдал в утиль и «Аврору». На почетной вечной стоянке — но в утиль. А затем этот официоз в обнимку с обывателем похоронил и государство. Защитить его те, кто пел «что тебе снится» со сладкой ностальгией, не могли, даже если бы и захотели — энергии не было.

О крейсере «Аврора» с такой же ностальгической и безэнергийной тональностью пишут и сегодня, не изменилось ничего за 45 лет. Говорят о легендарном прошлом, о том, как «Аврору» до сих пор боятся буржуи, и так далее, и тому подобное.

Говорят о чём угодно, кроме похороненной коммунистической мечты и о творческой энергии на ее осуществление. Потому что начинать этот разговор страшно: придется говорить, во-первых, о предательстве, а во-вторых, о том, почему оно стало возможно в СССР.

И о том, что делать для того, чтобы символ ожил и наполнял людей силой, а не пустыми мечтами. Лучше, конечно, «поставить галочку» перед мертвыми, предаваясь этой сладкой ностальгии по морскому ветру в лицо.

Пусть, мол, кто-то другой придет — и лицо под этот ветер подставит. Но с такой тональностью никто не придет, и Октябрь вместе с крейсером «Аврора» вновь остаются преданными. И разговор об историческом выборе, великой мечте и человеческом счастье в очередной раз оказывается подвешенным в воздухе.

Но лично я не исключаю, что крейсеру «Аврора» может снится будущее. Вещие сны, в конце концов, никто не отменял. Или есть другие варианты, на что можно надеяться?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail