Владимиро-Суздальский историко-художественный и архитектурный музей-заповедник — таково полное название музея, который был основан в 1958 году. Он объединяет целую группу уникальных архитектурных памятников русского жилого, оборонительного и церковного зодчества — на территории Владимира, Суздаля, Гусь-Хрустального, Боголюбово, Кидекши, Муромцево. Сегодня музей переживает не лучшие времена.

«Золотые ворота»
«Золотые ворота»
Анна Кумицкая (с) ИА REGNUM
Алиса Аксенова
Алиса Аксенова
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Именно судьба Владимиро-Суздальского музея-заповедника стала темой общественных слушаний, которые прошли во Владимире 17 мая. На них собрались около 100 историков, краеведов, педагогов, художников — людей, которым небезразлична судьба одного из крупнейших музеев страны. Несмотря на то, что официальные представители ВСМЗ получили приглашения, а активисты заявляли, что слушания — это попытка наладить диалог между жителями и руководством музея, от него на мероприятии никого не было. Еще за несколько дней до слушаний гендиректор музея Игорь Конышев отказался выступать, сославшись на то, что мероприятие вроде как незаконно и что ему — лень. Какие претензии к руководству музея озвучили участники слушаний и что они предлагают — в материале ИА REGNUM.

Выставка «Лица Победы»
Выставка «Лица Победы»
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Реформация или погром

Конфликт владимирской общественности и нового руководства музея-заповедника, который включает в себя почти 60 памятников во Владимире, Суздале, Боголюбово, Гусь-Хрустальном, Кидекше и Муромцеве, начался еще два года назад. Тогда, летом 2016 года, Минкультуры назначило нового гендиректора музея — Игоря Конышева. Первый год работы директора ознаменовался многочисленными увольнениями опытных сотрудников, многомиллионными закупками автомобиля, вендинговых аппаратов, рояля, а также созданием нового сайта музея за 4 млн рублей и логотипа.

Но на этом руководство музея, судя по всему, останавливаться не намерено. Сейчас речь идет не только о трате денег, но уже об уничтожении экспозиций и книг.

Пластиковые стулья — вместо старинной мебели
Пластиковые стулья — вместо старинной мебели
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Последней каплей стало закрытие Детского музейного центра, который располагался в самом сердце Владимира — культурно-образовательном центре «Палаты» (бывшее здание Присутственных мест). Он был закрыт в марте 2018 года. Официальной причиной назвали отсутствие экспертного заключения о безопасности эксплуатации сети газопотребления. Позже в МЧС заявили, что нарушений в «Палатах» в результате проверки не нашли и прекращение работы центра не связано с требованиями пожарной безопасности. Отсутствие нарушений подтвердило и заключение независимой экспертизы. В нем говорится, что «наличие встроенной котельной в здании «Палат» Владимиро-Суздальского музея-заповедника не противоречит требованиям документов в области пожарной безопасности». Генеральный директор музея настаивает на том, что причина не в пожарной безопасности, а в промышленной, нормы которой якобы не допускают расположение детских учреждений на подобных объектах.

Палаты
Палаты
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Именно после закрытия Детского музейного центра было создано «Общество друзей музея», в которое вошли люди, с болью воспринимающие всё происходящее. На общественных слушаниях активисты организации представили доклад об изменениях, произошедших за два года работы команды Игоря Конышева.

«Общественность уже давно и с тревогой следит за всеми событиями, происходящими не только в Палатах, но во всём музее-заповеднике. За два года в СМИ было опубликовано более 150 критических статей о ситуации в музее, на которые мы так и не получили никаких адекватных ответов. Не могут ответить на наши запросы и органы власти, включая Министерство культуры, — сказал представляющий доклад Виталий Гуринович, который проработал в музее 19 лет и заведовал отделом истории современного общества.

К сожалению, начинать выступление приходится со списка потерь, часть из которых уже безвозвратны. Достоянием публичности стали жесткие и несправедливые слова генерального директора, когда он впервые побывал в Палатах. И в этих несправедливых словах уже была заложена программа разрушения. В результате целая серия варварских действий привела к полному изменению внутреннего облика Палат, которые превратили их из красивого уютного нашего общего музейного дома-дворца обратно в холодное казенное административное здание».

Музей
Музей
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Действительно, самые значительные преобразования затронули центр «Палаты», который с самого начала, по словам нового гендиректора, был «головной болью»: центр — самое большое помещение музея, но при этом и самое малопосещаемое. Еще в 2017 году Игорь Конышев говорил о том, что центру нужны преобразования. Правда, тогда он не делился планами. В итоге реформа началась, но она кажется больше похожей на вандализм.

Так, по словам активистов «Общества друзей музеев», в «Палатах» был закрыт зимний сад, располагавшийся на третьем этаже, разобран актовый зал, который отремонтировали всего три года назад, дворцовый зал, где теперь планируется размещение открытого фондохранилища.

Кроме того, были списаны банкетки начала XIX в., стоявшие в картинной галерее (теперь вместо них — белые пластиковые стулья), со стены между вторым и третьим этажами снят гобелен. Вместо него — огромное зеркало, которое, как утверждают общественники, не должно висеть на путях эвакуации. Среди других изменений — перекраска выставочных залов в черный и белый цвета, превратившая их из классических залов в «пещеры».

Преобразования угрожают и экспозициям музея. Например, экспозиция «Минувших дней очарованье», посвященная истории дворянских родов Владимирской области, по данным «Общества друзей музея», готовится к ликвидации. Из нее уже убраны манекены, одетые в платья дворянской эпохи, парковые скульптуры и уголок сада.

«План на 2018 год гласит, что на руинах этой экспозиции будет создан «многофункциональный зал с выставкой картин» — просто очередной выставочный зал», — сказал Виталий Гуринович.

По словам Гуриновича, экспозиция музея во Владимире фактически разрушается, причем все решения принимаются без согласования с Ученым советом, деятельность которого фактически полностью прекращена.

«Практически все решения принимаются единолично генеральным директором, при этом возникающие отрицательные эффекты не просчитываются и ещё более ухудшают ситуацию», — сказал докладчик.

Изменения коснулись и Суздаля. К примеру, закрытой стала территория Кремля, а цены отпугивают туристов.

Выставка в черных стенах
Выставка в черных стенах
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Суета вокруг сортира, или культура по-большому

Но если всё это можно списать на различие вкусов нового директора и общественности, то в некоторых случаях речь идет о явном непрофессионализме команды. В качестве примера можно привести эпопею с установкой туалета около церкви Бориса и Глеба в Кидекше, которая находится под охраной ЮНЕСКО. Клозет был установлен в мае 2017 года. Однако почти сразу привлек внимание Госинспекции по охране объектов культурного наследия администрации Владимирской области, которая нашла нарушения при установке.

«Хорошая и правильная в целом идея о необходимости оборудования туалета недалеко от памятника истории усилиями руководства музея превращается в сериал с нарушениями охранного законодательства и внешнего облика ландшафта вокруг памятника. Не чем иным, как полным непрофессионализмом эти попытки объяснить нельзя. За прошедший год несколько раз музей предпринимал попытки установить модульный туалет и каждый раз сам нарушал законодательство. Причем настолько, что приходилось вмешиваться Госинспекции по охране объектов культурного наследия администрации Владимирской области.

И вот вчера опять поступило предписание от надзорного ведомства, в нескольких метрах от ограды Кидекшанского ансамбля четверо рабочих начали рыть траншею и укладывать электрический кабель, который должен пойти в туалет. И опять — с нарушениями охранных зон, без оформления необходимых документов. Специалистам Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия администрации Владимирской области пришлось срочно выезжать в Кидекшу и своим предписанием приостанавливать незаконные работы. Подчеркиваю — незаконные.

Сотрудники Госинспекции выписали музею предписание и акт о приостановке работ, заместитель директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника вызван 16 мая в надзорное ведомство для составления протокола об административном правонарушении. После подсчета ущерба, который музей причинил памятнику археологии, на руководство Владимиро-Суздальского музея-заповедника наложат штраф. Целый год музей-заповедник борется с законодательством, тратит на это средства и ресурсы, платит штрафы и как результат этой годовой титанической работы — нарушения законодательства и отсутствие туалета», — сказал Виталий Гуринович.

Детский центр
Детский центр
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

И это лишь часть претензий активистов к руководству музея. В числе прочих, например, — увольнения ключевых сотрудников и смотрителей, которые продолжаются до сих пор, и раздувание штата заместителей директора, и ориентация на зарабатывание денег, а не на сохранение наследия. О последнем, в частности, может говорить то, что в музее появился торговый отдел и отдел маркетинга и продвижения. В это же время без руководителей (которые уволились) остался исторический отдел и архитектурный, рассказали активисты.

«Минкультуры действует антикультурно»

За последние полтора месяца в музее произошла целая череда новых преобразований. Закрытие Детского музейного центра и списание исторических книг создательницы музея, Героя Труда Алисы Аксеновой. За день до общественных слушаний в музее «выгуляли» чучело мамонтенка, которое находилось в Детском музейном центре. На постаменте и под звуки оркестра его перевели в Исторический музей, подтвердив тем самым уничтожение экспозиции Детского музейного центра.

«Прогулку» организовал Владимиро-Суздальский музей-заповедник совместно с детским технопарком «Кванториум» при поддержке администрации региона. Макет мамонта — гигантская «кукла», покрытая натуральными шкурами длинношерстных яков, — изготовили в 2015-м для экспозиции, посвящённой стоянке древнего человека эпохи верхнего палеолита. Теперь мамонт станет центром новой экспозиции о Сунгире — стоянке древнего человека на территории Владимирской области, которая была обнаружена в 1955 году — в Историческом музее. В планах сделать ее многоуровневой и интерактивной. В первую очередь для юных посетителей», — говорится в сообщении на сайте музея.

Экспозиция «Минувших дней очарованье»
Экспозиция «Минувших дней очарованье»
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

По словам выступившего на общественных слушаниях уполномоченного по правам ребенка во Владимирской области Геннадия Прохорычева, этот «перфоманс» — «тонкая издевка» над сотрудниками и ветеранами музея.

«Данным действием, с выносом тела мамонтенка, как назвали это в социальных сетях, «гражданин из музея» будто смеется над владимирцами. Но самым неприятным моментом во всей этой неприглядной истории является манипуляция детьми. Мы прекрасно понимаем, что учеников начальной школы пригласили, чтобы как-то придать этому действу соответствующий вид», — сказал Геннадий Прохорычев.

«Мне часто задают вопрос: нарушены ли права детей при закрытии Детского музейного центра? Да, нарушены. В своем послании президент России Владимир Путин предложил запустить программу по созданию в регионах культурно-образовательных и музейных комплексов. У нас он уже давно создан, а президентская премия подтвердила его высокий статус. Встает закономерный вопрос: чьё поручение по разрушению комплекса «Палаты» и Детского музейного центра выполняет «гражданин из музея»?» — завершил выступление уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области.

Новый зал на третьем этаже — выставка владимирских художников
Новый зал на третьем этаже — выставка владимирских художников
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Против закрытия Детского музейного центра выступили и учителя владимирских школ.

«Всем очевидно, что современное министерство культуры действует как-то антикультурно. И если мы будем молчать и проглатывать всё то, что нам навязывают, то мы будем достойны больших нарушений, и наше следующее поколение вырастет на тех основах, которые нам хотят навязать: «ешьте попкорн и прыгайте на батуте». Именно это сейчас нам навязывают, ничего взамен не предлагают. Но если вы разрушаете что-то старое, то предлагайте взамен. А что нам предлагают? Черную комнату. Выставку графики, которая представляет собой порнографию в картинках (речь идет о выставке графики по мотивам «Повести о бесноватой жене Соломонии» — ИА REGNUM )», — сказала учитель начальных классов школы №26 Светлана Пиньевская.

По мнению основательницы музея, Героя Труда и советника губернатора Владимирской области по культуре Алисы Аксеновой, выход из сложившейся ситуации один — нужно ставить вопрос о нарушениях в музее.

«Ничего этого не будет, ничего Игорь Конышев не будет делать, потому что уже назло. У меня надежда одна. Во-первых, я обратилась в прокуратуру, чтобы была настоящая проверка. Наши не ответят — генеральному прокурору буду писать. Надеяться, что остановятся — нельзя. Надо изымать все стаю. Тяжело придется тому, что возглавит музей потом, а что делать?» — сказала Алиса Аксенова.

Уже в формате «открытый микрофон» участники несколько раз высказывали предложения обратиться в Следственный комитет России с призывом проверить работу руководства музея. Однако конкретно о том, какие именно действия руководства могут стать причиной для уголовных дел, участники не указали.

По итогам общественных слушаний был принят проект резолюции, которая будет отправлена, в том числе, и в Минкультуры. В ней участники потребовали сохранить Детский музейный центр, прекратить увольнения, опубликовать концепцию развития музея и обсудить ее с жителями, а также открыть общественности планы по преобразованию «Палат».

"Участники общественных слушаний полагают, что необходимо срочное вмешательство в ситуацию со стороны Министерства культуры и Союза музеев России», — говорится в резолюции.

К слову, представители Союза музеев России, который в конце мая должен обсудить ситуацию и принять решение о своей позиции, на слушаниях также присутствовали.

Геннадий Прохорычев
Геннадий Прохорычев
Анна Кумицкая © ИА REGNUM

Позиция руководства

Представители музея на слушания не пришли, хотя Игоря Конышева лично звали организаторы. Ранее гендиректор объяснял свой отказ своей ленью и незаконностью слушаний.

При этом накануне Игорь Конышев стал участником программы «На всю Владимирскую», где в прямом эфире ответил на вопросы жителей и обозначил свою позицию.

«Детского музейного центра как отдельной территориальной институции не существует. То есть отдельного территориального подразделения, к которому были приписаны конкретные здания и помещения, нет. Приказа на открытие Детского музейного центра нет с 1993 года. Мы специально посмотрели все свои архивы. То есть невозможно закрыть то, чего нет. Работа отдела по работе с молодежью осуществляется постоянно. Скажу больше, мы в первом квартале 2018 года приняли около 36 тыс. детей во всём музее-заповеднике. В прошлом году было примерно 30 тыс. детей», — сказал Игорь Конышев.

Генеральный директор музея отметил, что если экспертиза, которую сейчас заказало учреждение, покажет, что на первом этаже «Палат» можно размещать экспозиции, они там будут.

«Этот проект нам сильно поможет в разработке проекта по капитальному ремонту и приспособлению «Палат». Мы подготовили примерные предложения по ремонту, пока это оболочка, в которой есть свои частности. Первое: если нам скажут выносить газовую котельную, то это будет учтено в проекте. Если мы ее вынесем, то на первом этаже будут экспозиции для детей. Возможно, мы не сможем вынести котельную, по большому счету, причина может быть одна — для выноса котельной нам придется согласовывать отдельно стоящее здание где-то на склоне за «Палатами», это должна быть модульная котельная. Мы прикидывали, общая стоимость переноса может составить где-то 25−30 млн рублей. Если, конечно, возможно согласовать, потому что там охранные зоны, где полностью запрещено новое строительство», — сказал Игорь Конышев.

Вместо послесловия

Шансов на то, что участники мероприятия будут услышаны, немного. В том числе и из-за того, что собрание сотни специалистов в разных сферах просто делегитимизировали: сначала заявлениями о том, что слушания незаконны, затем — тем, что на них не пришел никто из приглашенных чиновников и депутатов. В том, что на резолюцию в музее ответят очередной отпиской, никто не сомневается.

Но вдруг в Министерстве культуры, где сейчас тоже не всё тихо, все-таки услышат людей? И вдруг уничтожение музея, который хранит артефакты великой культуры, удастся остановить?

Читайте развитие сюжета: Владимирские чиновники о слушаниях о судьбе музея: «А мы и не знали»