Экстрим: Забытый певец Заполярья

О сборнике Василия Немировича-Данченко «Лапландия и лапландцы» (переиздание: 2017)

Михаил Пустовой, 17 мая 2018, 11:05 — REGNUM  

Василий Немирович-Данченко известен как репортер войны за освобождение Болгарии; его книга о генерале Скобелеве — одно из пронзительных произведений российских военкоров. Другая сторона творчества Немирович-Данченко — этнографическая, практически не переиздается. Выпуск мурманским Фондом сохранения и поддержки культуры Севера «Варзуга» в 2017 году сборника блестящего русского журналиста — «Лапландия и лапландцы», стал приятным сюрпризом для людей, которым дорого Заполярье и его история.

Эта книга — не тяжеловесная монография кабинетного ученого, а лирические записки путешественника, проявляющего искреннее внимание и уважение к Лапландии — ее народам и их культуре. В центре сборника, написанного изысканным русским языком, жизнь саамского народа, поморских поселений и финских колонистов в XIX веке. Немирович-Данченко в 1873 году исходил множество троп в кишащих медведями и волками лесистых глубинах Кольского полуострова, срывался на скалах у Туломы, заходил на саамские погосты на Имандре. Немирович-Данченко внес важные исправления в картографию региона и разрушал предрассудки в отношении саамов. «Лучшие впечатления моей жизни», — констатирует автор.

Лапландия — нынешняя Мурманская область, глазами Немирович-Данченко, — это не угрюмая и бесплодная Арктика, как у писателей, не заглядывающих за границы портовых поселков, а живая земля, с ее мистическими горами, великими озерами и реками, и богатыми лесами. Край, в котором одни разбивали огороды и находили выпасные луга, пока другие умирали от цинги и тифа в запущенных поселениях, как Кола: «Рассыпаны по берегу гнилые рыбные сараи, скудные избы и убогие хижины». Земля, тогда еще неиспользованных возможностей, где, полное рыбой Баренцево море — далеко не единственный подарок природы. «Страна эта оказывается вполне удобной для оседлости», — подвел итоги журналист, обращаясь к аморфным чиновникам.

В сборник включены и репортажи: «Из поездки по Варангер-фьорду» и «Северная Норвегия и ее промыслы», в которых автор анализирует преуспевающую — социально и экономически, Норвегию. Российская империя, имея все условия для промышленного рыболовства, импортировала треску, сельдь и рыбий жир из Норвегии! Поморы же, которые поколениями добывали рыбу, отправляли на рынок наполовину протухший улов из-за игнорирования норм засола, о чем, кстати, подробно писал Сергей Максимов в книге «Год на севере» (1859 г., мурманское переиздание вышло в «Варзуге»).

Тираж сборника символический — 500 экземпляров; книга едва ли доступна за пределами Мурманска. Личное мнение — такие тексты, как «Лапландия и лапландцы», хотелось бы видеть в школьных программах, а не искать их по всему Мурманску. А русская Арктика — это не только братские могилы Второй мировой, стратегия добычи нефти и рыболовство, но и дух прошлого этой невероятной земли, о котором мало кто уже знает, даже в Заполярье.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail