Что спасло белых в Архангельске и свергло на Мурмане: радио

Путешествия по Русскому Северу

Владимир Станулевич, 14 мая 2018, 23:21 — REGNUM  

Удалось впервые за 16 лет снова побывать на телерадиовещательном центре РТСР в поселке Дамба на 14 километре шоссе М8 от Архангельска. Это высокое, 24 метра, место было выбрано в 1912 году для строительства самой мощной на Севере радиостанции — головной из 4 арктических.

Решение о ее строительстве принималось на высшем уровне. На «Законе об отпуске из Государственного казначейства средств на устройство четырех радиотелеграфных станций на побережье Карского и Белого морей и обустройство берегов Карского моря» на подлинном Собственною Его Величества рукою написано: «БЫТЬ ПО СЕМУ». В г. Царском Селе. 26 мая 1911 года. Подписал председатель Государственного Совета Г. Акимов» (1). В 2003—2006 годах три старые вышки по 75 метров каждая снесли и поставили одну, высотой 208 метров, благодаря которой жители области сейчас принимают 20 цифровых телеканалов.

Старая радиостанция участвовала в ключевых исторических событиях — ретранслировала в октябре 1917 года на всю страну радио с крейсера «Аврора» о свержении Временного правительства, обеспечивала проводку конвоев с оружием в Архангельск в годы Первой мировой и Великой Отечественной войн, но самый «лихой сюжет» произошел между 15 и 21 февраля 1920 года, в последние дни белой власти в Архангельске. 4 февраля 1920 года красные на Двинском фронте, потом на Железнодорожном и у Средь-Мехреньги начали последнее наступление, сочетая его с организацией восстаний в белых частях. Фронт трещал.

Командир артиллерии Двинского фронта полковник Н. П. Зеленов вспоминал:

«Главнокомандующий… взвесив обстановку в десятый раз и уверившись в безнадежности положения, решает войти в переговоры с большевиками о сдаче Сев. области. Во исполнение сего решения один из офицеров-радиотелеграфистов был отправлен на ст. Исакогорка, где находилась большой мощности радиостанция, с поручением связаться с Вологдой, предварительно приказав закрыть все радиостанции Мурманска. Офицер начал свою работу в 3 часа утра (с 15 на 16 февраля) и, связавшись с Вологдой, предложил большевистскому штабу от имени ген. Миллера прекратить братоубийственную войну и спрашивал об условиях, на каких бы большевики приняли капитуляцию. Только через день получили ответ — сдача без условий» (2).

Неизвестно, чем на самом деле закончились переговоры, некоторые подозревали, что главнокомандующий Северным фронтом генерал Е. К. Миллер все-таки договорился о переходном периоде между белыми и красными в Архангельске.

«Неудача отхода белых… падает на штаб Главнокомандующего, который… не только не оставил центра, которому были бы вручены все прерогативы власти… но и способствовал увеличению путаницы… «Значит, есть какое-то соглашение между Миллером и большевиками». Эту версию энергично поддерживали и сами большевики, муссировавшие слухи, что все делается с обоюдного согласия Миллера и Кузьмина» (3).

Радиостанция пригодилась генералу еще раз по-крупному — фронт неожиданно быстро рушился, солдаты расходились по домам или переходили на сторону красных, а

«Высшее военное командование… было очень далеко от правильной оценки нашего положения — вспоминал военный прокурор Северной области С. Ц. Добровольский, — поэтому еще 15 февраля, то есть за 3 дня до катастрофы, ледоколы «Канада», «Минин», «Русанов» и «Сибиряков» были отправлены в Мурманск для перевозки туда рабочих и доставки нам оттуда продовольствия… Хорошо еще, что перед уходом ледоколов адмирал (Иванов Л. Л. — Прим. автора) предупредил капитанов их, что возможно их экстренное возвращение по радио в Архангельск, в силу чего наиболее опытный и лояльный капитан З. всю дорогу намечал обратный путь во льдах на случай экстренного вызова обратно в Архангельск. Получив распоряжение о возвращении, он благодаря намеченному им заранее пути на сутки раньше появился в Архангельске, что нам спасло жизнь» (4).

Из всех ледоколов использовать для бегства удалось только «Козьму Минина», на котором 19 февраля 1920 года от Красной пристани в Архангельске на Мурманск ушли 800 человек генералов, офицеров и членов их семей. Остальные ледоколы в порту были задержаны пробольшевистскими матросами, которые попытались во льдах Белого моря догнать «Минина» на ледорезе «Канада». После артиллерийской перестрелки «Канада» вернулась в Архангельск.

Но Е. К. Миллер совершил большую ошибку, оставив мощную радиостанцию в рабочем состоянии. Она еще раз сыграла роль в тех событиях — теперь против белых. После ухода их командования на «Минине» эсеровские депутаты Губернского Земского собрания, а затем и красные, вышли в эфир с сообщением, что власть белых пала, и призвали войска на Мурмане сложить оружие:

«Когда пришло радио комиссара Петрова, что Правительство Северной области уехало на ледоколе, то немедленно в тот же день, это было 21 февраля, произошел переворот на Иоханьге» (5).

Роковую, по мнению некоторых очевидцев, роль сыграли действия начальника штаба Северной области генерала М. Ф. Квецинского:

«Перед своим отъездом (на ледоколе. — Прим. автора) Начальник Штаба генерал К. (Квецинский. — Прим. автора)… в последней телеграмме Командующему Мурманским районом генералу С. (Скобельницын В. С. — Прим. автора) … скрыл от него падение Архангельского фронта, сообщив, что Главнокомандующий выехал к войскам. Генерал С. и войска узнали об этом как из большевистского радио, так и по телеграфу через Александровск, откуда на Мурман была передана телеграмма Архангельского Губернского Земского Собрания с призывом к войскам Мурманского района сложить оружие, так как борьба прекращена. Почему Начальник Штаба ген. К. не выполнил своего долга и не предупредил ген. С… лишив его тем возможности принять спешные меры к удержанию в связи с этим своего фронта до подхода архангельских войск». (6).

В итоге Мурман восстал и «Минин» с офицерами проследовал с погашенным огнями мимо — в Норвегию.

Маленький домик с тремя окнами на фасаде — то самое здание, сохранившееся с 1913 года, где в эфир выходили радисты, сыгравшие в феврале 1920 года ключевую роль в судьбе власти на Севере.

Нельзя недооценивать средства связи!

Примечания:

  1. Русская Арктика, сборник документов / Сост. В. И. Станулевич и С. О. Шаляпин. Архангельск, 2017. С.165.
  2. Зеленов Н. П. Трагедия Северной области // Белый Север. 1918−1920. Мемуары и документы / Сост. В. И. Голдин. Архангельск, 1993. Т.2. С.226.
  3. Соколов Б. Ф. Падение Северной области // Белый Север. 1918−1920. Мемуары и документы / Сост. В. И. Голдин. Архангельск, 1993. Т.2. С.413.
  4. Добровольский С. Ц. Борьба за возрождение Росси в Северной области // Белый Север. 1918−1920. Мемуары и документы / Сост. В. И. Голдин. Т.2. С.183−184.
  5. Соколов Б. Ф. Падение Северной области. С.422.
  6. Добровольский С. Ц. Борьба за возрождение России в Северной области. С.187−188

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail