185 лет облегчению участи крепостных: что нас вновь закабалило?

А кто больший крепостной: продающий себя за «айфоны» наш современник или крестьянин, тяжким трудом кормивший страну и боровшийся за справедливость?

Анастасия Громова, 14 мая 2018, 15:58 — REGNUM  

Крепостное право в России как вводилось, так и отменялось постепенно. 2 мая (14 мая — по новому стилю) 1833 года стало одной из важных дат — в этот день был издан указ, запрещавший продажу крепостных с публичного торга.

Кроме того, указом запрещалось переводить крестьян в дворовые, отбирая у них наделы и продавать и уступать крепостных по дарственным записям, разделяя семьи. Семьей, согласно закону, считались отец, мать, их незамужние и неженатые дети, а также братья и сестры без родителей.

До этого указа был ряд других попыток если не отменить крепостное право, то как минимум облегчить участь крестьян. По указу 1827 ᴦода помещикам запрещалось продавать крестьян без земли или одну землю без крестьян. В том же году вышел закон, запрещающий отдавать крепостных на заводы. В 1828 году было ограничено право помещиков ссылать крестьян в Сибирь, а в 1841 ᴦоду дворянам, не имевшим имений, было запрещено покупать крестьян без земли.

Что касается продажи людей «с молотка», что часто приводилось в пример как доказательство сходства рабства и крепостного права, то указ от 14 мая 1833 года был не первым. В 1808 году появился указ о запрете торговли крепостными на ярмарках, однако он практически не соблюдался: если помещиков или маклеров ловили с поличным при подобной торговле, то они уходили от ответственности, заявляя, что не продают крепостных, а сдают внаем.

С практикой торговли людьми на ярмарках, «в благоустроенном государстве нетерпимой», и с молотка боролись и до императоров Александра I и Николая I. Указом от 5 августа 1771 года Екатерина II запретила про­дажу крепостных без земли при конфискациях (то есть за долги помещика) и «с молотка» на аукцио­нах, но в 1792 году эта практика указом императрицы вернулась. Указ Екатерины разрешил продавать крепостных за помещичьи долги с публичного торга, но без «молотка».

Дело в том, что имущество разорившихся дворян часто реализовывалось на специальных аукционах, в том числе и крепостные — их продавали наравне с утварью и скотиной. Что касается разлучения семей, то практика была официально введена в 1696 году, когда Петр I своим указом дозволил дворянам забирать крестьянских отроков в свои усадьбы, в дворовые.

Вопрос о переходе перевода крестьян от состояния крепостного до состояния свободного поднимался неоднократно. Всего в царствование Николая I было образовано девять специальных секретных комитетов для выработки поэтапного подхода.

Проблема была в том, что европейские страны более и менее успешно уже не одну сотню лет шли по капиталистическому пути развития. Кто с буржуазной революцией, кто без, но Англия, Пруссия, Франция и другие страны уже ушли или начинали уходить от феодализма. Россию, несмотря на постепенное развитие промышленности, от модернизации удерживало прежде всего состояние крестьянства, с его нерешенными и обостряющимися проблемами.

Рассматривался не только вопрос об отмене крепостного права, но и возможность перехода от общинного землевладения к частной подворной собственности (и даже вообще «отмена» общины). Всего в царствование Николая I было принято более 100 законов о крестьянстве, а секретные комитеты пытались осторожно предложить решения по отмене крепостного права.

Комитетами было намечено три этапа этого процесса: на первом предполагалось ограничить работу крестьян на помещика тремя днями в неделю, на втором этапе крестьяне оставались «крепкими земле», но их повинности четко регламентировались законом, а на третьем этапе крестьяне получали право свободного перехода от одного владельца к другому, надельная земля продолжала считаться собственностью помещика, но крестьяне могли арендовать ее по договоренности с ним на определенных условиях. Дальше обсуждений дело не пошло.

А крестьянский вопрос продолжал оставаться одним из острейших в правительственной политике второй четверти XIX века. Само крестьянство постоянно «напоминало» о себе возраставшими с каждым десятилетием бунтами.

Уже в первый год царствования Николая I произошло 179 крестьянских волнений, из которых 54 были усмирены с помощью воинских команд. В 1826—1835 гг. было зарегистрировано 342 крестьянских волнения, в 1836—1845 гг. — 433, а в 1846—1855 гг. — 572.

12 мая 1826 года в связи с многочисленными крестьянскими волнениями, сопровождавшимися упорными слухами о близкой «воле», был обнародован царский манифест, грозивший карами за распространение этих слухов и неповиновение. Но, несмотря на грозные документы, решать вопрос было необходимо. И, по большому счету, на его решение затратили почти сто лет — ведь окончательно гражданские права и свободы каждый житель России получил только после 1917 года.

Личная или не личная собственность на землю, как бы ни преувеличивали значимость этого вопроса, в действительности — вторична, что было доказано столыпинской реформой и ее итогами. Ведь основной вопрос был и есть в естественном и неотчуждаемом праве человека быть человеком. Что тебя не назовут скотиной и не убьют или не покалечат, основываясь на некоем «превосходстве».

По сути, равноправие как политическое, так и экономическое было установлено, по моему скромному мнению, только Декретом об уничтожении сословий и другими законами, принятыми в первые годы советской власти.

Именно тогда было заявлено преодоление социального и национального неравенства, недопущение эксплуатации человека человеком, создание для всех равных возможностей для продвижения к верхам общества, к образованию и любым культурным ценностям. Конечно, был и «перекос» в сторону рабочих и крестьян, но вполне закономерный и, в конце концов, справедливый.

Другой вопрос, а что с правом быть человеком сейчас, спустя 185 лет после запрета разлучать семьи при продаже и «стучать молотком» при продаже человека? Почти 200 лет показали удивительное: все завоевания СССР были сданы, и теперь в погоне за навязанными ценностями человек сам позволит занести над своей головой «молоток» и бросит своих детей. Всего-то надо было поманить морковкой потребления и достатка — и побегут сами, расталкивая локтями друг друга.

Вновь пробужденный современным капитализмом зверь в человеке несет в себе куда большее рабство, чем крепостное право. Просто продаемся дешевле. И еще вопрос, а кто больший крепостной: торгующий собой за «айфоны» на кадровых ресурсах и унизительных собеседованиях наш деградирующий современник или крестьянин, тяжким трудом кормивший страну и сотни лет боровшийся за свое право быть человеком?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail