Вечная память матерям, потерявшим своих сыновей на фронтах Великой Отечественной войны 1941−1945 годов и их сыновьям — защитившим Родину!

Памятник Анне Васильевне Долгобородовой в селе Шеговары Архангельской области
Памятник Анне Васильевне Долгобородовой в селе Шеговары Архангельской области
© Владимир Станулевич

Анна Васильевна Долгобородова — год рождения не установлен, жительница деревни Логиновская ныне Шенкурского района Архангельской области, работала в сельхозартели «Яркий Луч». Потеряла на фронтах Великой Отечественной войны 1941−1945 годов 8 детей из 10. Все похоронки получила за один год, иногда по две в одной почте — с 7 мая 1942 по 15 августа 1943 года. Умерла в 1950 году во сне.

Из Книги Памяти Шенкурского района:

Долгобородов Фёдор Васильевич: 1908 г.р., рядовой, умер от ран 7 мая 1942 г. в Мурманской области, похоронен в районе высоты 233,2.

Долгобородов Алексей Васильевич: 1911 г.р., умер от ран в Ленинградской области.

Долгобородов Николай Васильевич: предположительно 1922 — 1923 г.р., рядовой, умер от ран (или пропал без вести) 8 августа 1942 г. в д. Колтушино Ленинградской области.

Долгобородов Андрей Васильевич: рядовой, погиб 13 сентября 1942 г. под Сталинградом.

Долгобородов Иосиф Васильевич: рядовой, умер от ран 29 января 1943 г. в Ленинградской области.

Долгобородов Варлам Васильевич: предположительно 1916 — 1917 г.р., младший лейтенант, воевал в 48-й гвардейской стрелковой дивизии, погиб 15 августа 1943 г. на станции Рогань Харьковской области.

В Книге Памяти отсутствуют сведения о сыне Анны Васильевны Якове и дочери Анастасии:

Долгобородов Яков Васильевич, 1912 г.р., предположительно пропал без вести или погиб, обороняя станцию Лоухи Карельской АССР, сведений в Книге памяти нет вероятно в связи с призывом в Нижнем Тагиле.

Долгобородова Анастасия Васильевна, 1922 г.р., умерла в результате заболевания в 1942 году после участия в оборонных работах зимой 1941−1942 годов.

Из воспоминаний двоюродной внучки Анны Долгобородовой Натальи Алексеевой:

«Из всех дядей я помню дядю Яшу, он жил у нас, когда учился в институте, у меня есть его фотография. После окончания института он уехал работать в Нижний Тагил, как будто бы там женился и, кажется, у него были дети. Но после войны мой папа его или его семью разыскивал, но ничего о нём так и не узнал.

Дядя Варлам был военным, служил в Ленинградском военном округе, часто приезжал к нам. Последний раз он приехал к нам в воскресенье 22 июня 1941 года с женой, он только женился и привёз её познакомить с родственниками. Они ушли гулять в парк с папой и Женей (мы жили в Пушкине — пригороде Ленинграда) и там услышали, что началась война. Он сразу же уехал, даже не забежал к нам домой попрощаться, и больше мы о нём ничего не узнали, так как не успели даже как следует познакомиться с его женой и узнать, где она жила.

Дядю Колю я видела в Шеговарах, где-то в сентябре-октябре 1941 года. Мы приехали туда в эвакуацию, а его забирали на фронт. Ему было, наверное, 18 лет, молодой, красивый, жизнерадостный (только что окончил школу), отправили его на Ленинградский фронт и очень скоро он погиб, наверное, первая похоронка бабушке была о нём.

Очень хорошо помню тётю Настю, когда она заболела и лежала в больнице, я приходила её навещать. Её смерть была для меня шоком, столкнулась с этим впервые, лежала она в зимней избе, а бабушка сидела и всё гладила её ноги, но не плакала, а мне было так страшно. Вообще я не видела её плачущей, она только после каждой похоронки становилась как бы меньше ростом — сгибалась.

Очень хорошо помню лето 1939 года, когда мы все были у бабушки, как дядья ловили рыбу в озерцах под горой, а мы, дети, загоняли рыбу в сети, а потом бабушка пекла рыбники и шаньги. За столом собиралась большая семья, и бабушка, наверное, тогда была счастлива…

Последний раз я была у бабушки летом 1947 или 1948 года. Бабушка жила тогда одна, вернее был ещё совершенно слепой дед Григорий — брат нашего деда. И работала тогда бабушка в колхозе птичницей. Рядом с её домом, справа, был птичник, и там было много-много курочек:»

Памятник Анне Васильевне Долгобородовой и ее сыновьям установлен в селе Шеговары Шенкурского района Архангельской области в 2005 году.

Каллиста Павловна Соболева, 1886−1968, жительница Шахановского сельсовета ныне Шенкурского района Архангельской области, работала в колхозе «Красная Новь». Муж Кузьма Соболев погиб в советско-финской войне 1939—1940 годов. Потеряла на фронтах Великой Отечественной семь своих сыновей. Согласно воспоминаниям земляков, в мае 1945 в колхозной конторе позвала: «Мои все вернулись домой, праздник у меня, пойдемте!» Отказать ей было нельзя, пошли. А в доме на столе — бутылка горькой, фотографии сынов, у каждой наполненная стопка, прикрытая корочкой ржаного хлеба. «Вот мои сыночки — все дома!» Награждена медалью «За доблестный труд в Годы Великой Отечественной войны». В 1960-е получала пенсию 6, затем 12, затем 18 рублей.

Из Книги Памяти Шенкурского района:

Соболев Кузьма Кузьмич, 1905, Шахановский с/с, рядовой, погиб в плену 6 декабря 1941 года.

Соболев Михаил Кузьмич, 1900, Шахановский с/с, рядовой, погиб 3 сентября 1943 г., д. Вороново, Мгинский район, Ленинградская область. Родство Михаила Кузьмича и Каллисты Павловны точно не установлено.

Соболев Иван Кузьмич, 1910, д. Носовская, рядовой, умер от ран 3 июня 1943 г., ст. Понтонная, Ленинградская область.

Несмотря на отсутствие в Книге Памяти сведений о сыновьях Андрее, Никите, Павле, Степане, Иосифе, а также неясные сведения о Михаиле Кузьмиче Соболеве из Шахановского сельсовета, смерть этих сыновей Каллисты Соболевой не вызывает сомнений. Недостаток информации о сыновьях Каллисты Соболевой говорит о необходимости продолжать поиск документов.

Памятник Каллисте Павловне Соболевой и ее сыновьям установлен в Шенкурске в 2005 году.

Подобных памятников на Русском Севере пока только два, хотя матерей, потерявших в Великую Войну 1941−1945 годов по нескольку своих сыновей, много.

При подготовке статьи использованы Книга Памяти Шенкурского района и статьи из газеты «Важский край»