Сталинград в горах Краснодарского края: битва при Маратуках и ее герои

ИА REGNUM публикует фотопроект Николая Хижняка о тех, кто сражался, и тех, за кого сражались

Николай Хижняк, 9 мая 2018, 09:01 — REGNUM  

«8.10.1942 г. в 3:50 получено боевое распоряжение, удерживая занимаемые позиции с утра 9.10.1942 г. перейти в контрнаступление, нанося главный удар на х. Маратуки, восстановить положение на горе Оплепен, после чего прочно закрепиться на рубеже Оплепен, высота 759.6, высота 426.7.

9.10.1942 г. части дивизии в 6:00 утра начали наступление. Артиллерийская подготовка ввиду недостаточного количества боеприпасов проведена была слабо. Разрушить ДЗОТы на горе Оплепен и Маратуки, и подавить огневую систему противника не удалось. Противник обороняет скаты и вершину г. Оплепен усиленными батальонами, вооруженный 10 станковыми пулеметами и 81 мм минометами. Маратуки укреплены ДЗОТами и противник оказывает упорное сопротивление. Части дивизии несут значительные потери…»

Хутор Маратуки — некогда горное армянское поселение на территории нынешнего Краснодарского края, в Апшеронском районе. Когда описывают историю Великой Отечественной войны, про него вспоминают не так часто. Хотя, по сути, героический подвиг советских солдат в этих местах можно смело сравнивать с локальной битвой за Сталинград.

Казачьи и горные дивизии держали оборону на протяжении почти полугода, с августа по январь, но так и не сдали рубежи. Практически без материального обеспечения, в отличие от немецких войск. К примеру, по нормативам во время блокадного Ленинграда на каждого иждивенца приходилось 125 грамм хлеба в сутки. На работающего 450 грамм. На солдата в Маратуках приходился паек в 250 грамм хлеба в сутки. И, судя по записям в боевых журналах, даже эта норма не всегда выполнялась. Если у немецкой армии были подступы, по которым можно было относительно безопасно подвозить провизию и оружие, то наши войска были замкнуты среди гор. В августе-сентябре 1942 года солдаты питались тем, что отбивали у фашистов и тем, что удавалось найти в лесу. В октябре начался сильный дефицит боеприпасов. Из-за погодных условий снабжение практически прервалось и осуществлялось только самолетами. Поэтому вместе с провизией красноармейцы добывали себе трофейное вражеское оружие, которым продолжали оборону.

Немецкая артиллерия вела практически непрерывный огонь. Работала авиация. На позициях, где стояли советские войска, нет практически ни одного квадратного метра без минометных осколков или вражеских пуль. Некоторые высоты, захваченные противником, достигали почти 1000 метров, поэтому советские войска были у них как на ладони. По официальным данным, погибшими и пропавшими без вести в этих местах числятся более 800 человек. Но объективно эта сумма перевалила далеко за 1000. Тем не менее, несмотря на шквальный огонь и тяжелейшие условия, немецкие войска не смогли пробить оборону советских солдат и перейти в наступление к портовому городу Туапсе. А вскоре и вообще были вынуждены оставить свои позиции под натиском советских войск. Поэтому битву при Маратуках можно считать одной их самых значимых в боях за Кавказ и Кубань.

Сейчас хутора не существует. Люди не дождались, когда туда проведут электричество и переехали в более развитые места жительства. Ближайший населенный пункт — хутор Кушинка, который находит всего в двух километрах от Маратуков. Во время войны Кушинка большую часть времени была оккупирована немцами.

С самого начала была у меня была идея поснимать некую метафизику, явление — зависшую в воздухе открытую рану войны. Отличную от той, что нам каждые майские праздники показывают на однотипных патриотических акциях. Ни одна другая страна так тяжело не переживает явление Второй мировой войны как наша. Над нами она продолжает висеть плотным облаком. Именно про это я и собирался рассказать в самом начале. И это ощущение сильно усиливается, когда ты входишь в лес и проходишь по нему с металлоискателем. Явление войны сразу обретает вполне конкретные образы. Появляется четкий диалог времени и места.

Каждый квадратный метр звенит от осколков снарядов, пуль, которые, по сути, кому-то предназначались. Система блиндажей, окопов, огневых точек — это все часть рельефа леса и гор, который считывается как открытая книга с иллюстрациями. В стенке одной из немецких пулеметных точек мы нашли воткнутые пули от советской «мосинки». Скорее всего наш солдат подкрался сзади и расстрелял противника. В другом месте под деревом лежала россыпь гильз от пуль — тут уже солдат вероятнее всего лежал и отстреливался. И судя по местности, шансов выжить у него почти не было.

Полевой выход именно с детским патриотическим клубом не случаен. Хотелось подчеркнуть некую связь поколений. По сути, погибшие в этом лесу солдаты сражались за будущее и за жизнь в том числе и этих детей. Есть в этом некая дополнительная драматургия.

Познакомился я с ними абсолютно случайно. Изначально планировал снимать места боевых подвигов и какие-то полузабытые артефакты войны. Вышел на председателя поисковых отрядов Кубани, и он назначил мне встречу на торжественном мероприятии поисковых клубов. Там я и узнал, что дети тоже ходят по лесам и ищут артефакты. Познакомился в том числе и с школьным краеведческим поисковым отрядом «Патриоты Кубани». Они ежегодно, в преддверии 9 мая, выезжают на места боев под хутором Маратуки, где приводят в порядок установленные памятники. А также исследуют местность в поисках артефактов войны и детального изучения боевых действий. Они пригласили меня принять участие.

После первого же выхода в лес в голове очень многое изменилось. Сейчас хочу продолжать снимать эту историю, но еще более детально. К сожалению, детям по закону запрещено эксгумировать останки солдат. Поэтому они не ищут и не копают могилы и возможные места захоронений. Только если случайно наткнутся. Так что придется выехать еще и со «взрослыми» отрядами. Дети, как признается руководитель отряда Павел Боровиков, не очень понимают всего того ужаса, который творился. Для них такие выходы в первую очередь как игра, побегать по лесу, поиграть «в войнушку» с металлодетектором. Хотя они искренне гордятся своей формой, шевронами и наградами. Но, наверное, в этом есть дополнительная драма — ведь за это и умирали солдаты в том числе и в тех местах — за счастливое детство, без ужаса войны.

Поисковый отряд «Патриоты Кубани» был организован в 2015 году, на базе краснодарской 89 общеобразовательной школы. И изначально в него входили только ее ученики. Сейчас отряд ушел от этой концепции и вступить туда может любой школьник города и края.

Читайте ранее в этом сюжете: Как материнство красит женщину, несмотря ни на что

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail