Языковой нацизм майдана — прикрытие скорого дефолта

Запрет говорить на родном языке нужен майдану лишь как средство отвлечения внимания. Но, становясь реальностью, он разрушает социокультурное пространство Украины

Сергей Гуркин, 14 марта 2018, 13:27 — REGNUM  

У журналистов юго-восточных регионов Украины есть примета: если в Верховную раду вносят очередной громкий языковой закон, значит, надо проверить, что там еще есть в повестке. В текущей повестке заседания — или в общей политической повестке. Потому что языковой нацизм — это всегда средство прикрытия экономических катастроф или крупного воровства.

Эта логика вполне применима и к новейшему изобретению майданных нацистов. А именно — к законопроекту «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». В понедельник, 12 марта, представители фракции Яценюка и Авакова «Народный фронт» потребовали внести законопроект на рассмотрение в первом чтении уже на этой сессии парламента.

Общая языковая логика майдана остается прежней: гражданам нужно запрещать говорить на родном языке (таковым для большинства граждан Украины является русский) и заставлять изъясняться на украинском. Цель — контроль за информационным пространством, лишение людей фундамента их родной культуры плюс создание атмосферы охоты на ведьм. Законопроект лишь конкретизирует детали.

Кроме тотальной украинизации образования и СМИ, предлагается провести ее же в области искусства (спектакли и фильмы только на украинском), здравоохранения (украиноязычные рецепты), интернет-торговли, судопроизводства и т. д. В лучших нацистских традициях предполагается создать орган по контролю за соблюдением языковой политики и карать за нарушения (до трех лет лишения свободы).

Так оформлен запрет на родную речь для десятков миллионов человек. Подобный законопроект, разумеется, противоречит всем мыслимым нормам, и невозможно представить себе ничего подобного ни в одной западной стране. Но сказать об этом некому. Украинские оппозиционеры договариваются с майданом и выжидают. Западные демократы впадают в слепоту всякий раз, когда «свой сукин сын» впадает в нацизм.

Какую именно «зраду» должен прикрывать этот законопроект? Самый реалистичный вариант — ввод миротворцев в Донбасс. Майдан проиграл Донбассу гражданскую войну. Чтобы скрыть этот факт, нужно давать людоедские обещания о «зачистке Донбасса», как это уже сделал Порошенко, и писать не менее людоедские языковые законопроекты.

Руководителям украинского нацизма 2.0 на самом деле глубоко безразлично, кто на каком языке говорит. Но языковая дубинка оказалась слишком уж удобным инструментом. То, что ее применение нарушает все возможные стандарты демократии и при этом не служит развитию государственного языка, а как раз наоборот — вредит ему (отрываясь от родного русскоязычного пространства, украинский становится никому не нужным второстепенным диалектом), — все это не имеет для них никакого значения.

Подобно тому, как майданные власти готовы брать на любых условиях кредиты МВФ, обрекая собственных потомков на жизнь в нищете ради того, чтобы еще немного продлить свое пребывание у власти, — аналогичным образом они готовы принимать и языковые законы, которые становятся новыми дровами в костер гражданской розни и отрезают гражданам Украины единственный возможный путь нормального развития.

Инструмент одного и того же людоедского законопроекта на Украине научились использовать по несколько раз. На этапе внесения в парламент этот законопроект может прикрыть одну «зраду», на этапе поправок — другую, на этапе подписания президентом — третью. Не исключено, что и этот законопроект станет многоразовым. Ведь нужно будет чем-то прикрывать сначала всякие мелочи типа разрешения вывоза из страны необработанной древесины, а потом, рано или поздно, и совершенно неминуемый дефолт.

Языковые и «санкционные» истерики создают параллельную реальность: пока в мире реальной действительности майдан разворовывает очередной кредит, влезает в очередной долг, сам у себя за государственный счет покупает очередную порцию гнилых армейских рюкзаков, пока лопаются трубы и разваливаются мосты — где-то параллельным курсом движутся «борьба с агрессором», «цементирование нации» и т. п.

При этом, работая в качестве прикрытия, языковые и «санкционные» решения становятся частью реальностью. Они требуются лишь для того, чтобы продлить власть майдана, но они достигают и формально заявленных целей, то есть разрушения экономики и социокультурной сферы. Гражданам мешают говорить на родном языке только для того, чтобы было удобнее вывозить с Украины необработанную древесину и продавать ей никому не нужные в Европе товары. Таковы будни завоеванной страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail