Прощальные слова о Валентине Михайловиче Фалине

Ленинец и христианин

4

Михаил Демурин, 24 февраля 2018, 09:45 — REGNUM  

На 92-м году завершился земной путь Валентина Михайловича Фалина. Его кончина была христианской, тихой и мирной. Он честно дожил свои дни до конца, как делал всё в этой жизни.

В материале агентства ТАСС, описывающем его биографию, его назвали дипломатом и журналистом. Потом это пошло гулять по всем СМИ. Кто-то даже поставил журналиста на первое место. Сказать так — это почти что ничего о нём не сказать. Сам Валентин Михайлович никогда не рассматривал дипломатию как главную свою профессию, а журналистом, насколько мне известно, вообще себя не считал.

Валентин Фалин был государственным деятелем, политиком международного уровня. Он был политиком в лучшем смысле этого слова: когда под политикой понимаются не внутренние или международные интриги, а постоянная самозабвенная работа в целях обеспечения жизнеспособности твоей страны и выживания всего мира. Валентин Михайлович внёс во всё это очень большой вклад.

Как же так получается, скажет кто-то: работал ради выживания своей страны, а был в команде Михаила Горбачёва? То, что в 1986 году он вернулся в политику, сам Валентин Михайлович в разговорах со мной не раз называл «самой крупной своей ошибкой». Мне думается иначе: его отстранение от политики Юрием Андроповым было не просто несправедливостью, а глупостью. Что же до «команды Горбачёва», то да, не нашёл Фалин тогда, в 1989 — 1991 годах, действенных способов воспрепятствовать тому, что Горбачёв творил в международных делах. А кто их нашёл?

Но Фалин, и это факт, старался. Не зря большая часть написанных им тогда объёмных политических записок генеральному секретарю ЦК КПСС и президенту СССР до сих пор не преданы гласности. Почему не ушёл в отставку, например, после позорной встречи Михаила Горбачёва и Гельмута Коля в Архызе? Не ушёл, насколько я понимаю, потому, что считал, что Коммунистическая партия и Советское государство продолжают существовать, а он всегда служил именно им, а не лично Сталину, Маленкову, Хрущёву, Брежневу, Андропову или Горбачёву.

В политическом смысле Валентин Михайлович был ленинцем и по отношению к институту власти, и по отношению к трудовому народу. Он глубоко уважал и понимал Владимира Ильича и как политика, и как человека, хорошо знал его творчество. Этим определялось всё, включая самое главное — его критическое отношение к Сталину. Хотя, думаю, то, что в 1952 году он был близок к аресту по так называемому «Менгрельскому делу» и проходил по нему, как он впоследствии узнал из документов, в качестве «французского шпиона», не могло не сыграть своей роли — просто как наглядный пример «перегибов».

Главным, однако, для меня в Валентине Михайловиче Фалине как политике была его человечность. Да-да, именно как в политике и именно человечность. В контексте задач, которые стояли перед нашей страной в 1950-е — 1980-е годы — годы активной профессиональной и политической деятельности Валентина Фалина — степень этой человечности можно посчитать излишней. Он сам ведь не уставал повторять, что история СССР — это история страны, которая с 25 октября 1917 года не имела не только ни одного действительно мирного года, но и ни одного мирного дня. Что наша страна всё время находилась под угрозой нападения со стороны враждебного ей Запада и это очень многое объясняет и в менталитете руководителей Советского Союза, и в самом существе и последовательности событий. Всё это так, но, согласитесь, это хорошо, что в те тяжёлые годы, когда и сами советские люди были готовы приносить себя в жертву, и многое достигалось великой ценой многих человеческих жизней, рядом с руководителями нашей страны были и такие, как Фалин, — те, кому невозможно было переступить через человека даже ради важнейшего дела.

Неудивительно поэтому, что именно Валентин Михайлович Фалин стал тем человеком в руководстве СССР, который сыграл ключевую роль в организации широкого празднования в 1988 году 1000-летия Крещения Руси и организации широкой поддержки со стороны государства дела возрождения Русской православной церкви. Другое дело, всегда ли на благо себе РПЦ распоряжалась и распоряжается этой поддержкой.

Так сложилась жизнь, что с 2009 года мы общались близко. Нас познакомил Савва Васильевич Ямщиков, вместе с которым Валентин Михайлович внёс неоценимый вклад в предотвращение преступного «возвращения» Германии того, что Советский Союз получил после Великой Отечественной войны в малую компенсацию разрушенного и награбленного на нашей земле её гитлеровским режимом и рядовыми немцами.

Сам он в годы войны юношей на заводе получил при разгрузке станков перелом позвоночника. В его служебной биографии были периоды полного физического и нервного истощения. Была нелюбовь сильных мира сего, включая Андрея Громыко. Много было тяжёлого и несправедливого.

Но была и сильная и долгая, до конца жизни, любовь; была преданность своей жене и соратнику и её преданность ему и их общему делу. Именно она, уверен, и помогала ему так долго оставаться в должной для уважающего себя мужчины форме, несмотря на физические страдания и угнетающее воздействие того, что сегодня происходит в нашей стране.

Беседы с Валентином Михайловичем, наши совместные поездки по русской глубинке всегда были и останутся для нас с женой часами приобщения к мудрости, человеческой искренности и доброте — далеко не только к нам лично, а ко всему окружающему миру.

Вдумайтесь: потерять во время войны 1941−1945 годов 27 своих родственников ‑ и положить большую часть жизни на создание добрых отношений между Советским Союзом — Россией и Германией!

Я рад, что его цикл лекций «Запад и Россия в XX веке: связь времён», прочитанный в Институте динамического консерватизма в 2011 году, где автор этой статьи был в то время директором по программам, стал украшением нашей книги «На пространствах империи: традиция, история, культура». Всем, кто хочет ближе познакомиться с историей внешней и внутренней политики СССР в 1960-е — 1980-е годы, советую прочитать книги Валентина Михайловича «Политические воспоминания» и «Конфликты в Кремле».

Это был хороший, порядочный, умный и честный человек. Таких на вершинах политической власти всегда немного, но именно их примеры дают надежду и требуют не покладать рук, служа своей стране и своему народу.

Читайте также:

Валентин Фалин: Как и почему Горбачёв простил Яковлеву сотрудничество со спецслужбами США

Валентин Фалин: Приторговывать интересами друзей России — себе во зло

США и агония СССР: почему Сахаров предлагал окружить США ядерными зарядами

Валентин Фалин: Запад и Россия в ХХ веке: связь времен

Читайте ранее в этом сюжете: Скончался известный советский дипломат Валентин Фалин

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail