На днях в Москве в актовом зале Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия прошла конференция «Теология и прогресс». Она собрала более полутора десятка ректоров светских и духовных образовательных учреждений, а также представителей министерства образования России и Русской православной церкви. Участники конференции приняли решение создать Научно-образовательную теологическую ассоциацию, которая должна позволить «консолидировать интеллектуальные и институциональные ресурсы для развития научной теологии и повышения теологической грамотности в интересах устойчивости и безопасности многоконфессионального российского общества».

Теология
Теология
brownpau

Вот как воспринимают теологию светские участники конференции. Ректор Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Михаил Стриханов: «Те ценности, которые неразрывно связаны с религией, дают нам очень мощный инструмент в воспитании молодежи». Директор департамента управления делами Минобразования Вероника Кравчук: «Теологическое образование призвано решать сложную задачу сохранения гражданской идентичности, социализации молодежи и объединения общества… Министерство образования будет способствовать созданию ассоциации теологов, которая будет сетевым большим органом, работающим на привлечение большого количества специалистов в этой области, для выполнения сегодняшних задач в борьбе с экстремизмом и терроризмом, в воспитании патриотизма, любви к Родине и передачи этого опыта следующим поколениям». Ректор МГУ имени М.В. Ломоносова Виктор Садовничий: «Теология позволяет рассматривать религиозную веру как особый тип достоверных знаний, связанный с необходимостью регуляции человеческих взаимоотношений, которые закрепляются в системе жестко-повелительных религиозных мер».

Таким образом, светские люди согласно сошлись в том, что теология в системе высшего образования призвана решать вопросы воспитания молодого поколения. То есть наука вроде бы, но воспитательная. Наука воспитывать. Достаточный ли это аргумент для того, чтобы считать теологию полноценной наукой и этой связи способствовать ее ускоренному продвижению? На наш взгляд, нет. Иллюзией будет думать, что сама по себе образовательная дисциплина может параллельно решать вопросы воспитания. Куда вернее она при достаточной «победе» — решительном вторжении в систему образования по приказу сверху — станет решать карьерные вопросы. У нас в стране уже был марксизм-ленинизм, кафедры основ научного коммунизма, которые и как «наука», и как идеология занимались непосредственно воспитанием. Оскомина от этого по сию пору еще ощущается.

В принципе, воспитание — это хорошо. Любая наука воспитывает в людях те или иные полезные обществу качества. Но если воспитание идет не побочно, а выставляется фронтом, это уже называется идеологией. «Особый тип достоверных знаний, связанный с необходимостью регуляции человеческих взаимоотношений, которые закрепляются в системе жестко-повелительных религиозных мер», о чем сказал ректор МГУ, назвав это религиозной верой, которую «теология позволяет рассматривать», есть никакая не вера, а сама религия. Со всеми ее «жестко-повелительными» мерами. Но ведь с тем, что религия является «особым типом достоверных знаний», трудно согласиться. Она просто комплекс мер, интерпретирующих «знание» о потустороннем мире. Даже интерпретирующая ее предположения на сей счет, которые она представляет как знания, полученные в откровении. Или еще как-то.

Библия
Библия

Снова подчеркнем — не вера, предположения. Любое предположение религии, закрепляемое в мерах — отпевать покойника на третий день, на девятый и сороковой поминки — на каких «достоверных знаниях» оно держится? Религия достоверно знает, что там с душой происходит на третий, девятый и сороковой день? Нет, это даже не прочитано в святых книгах, это их интерпретация. На каких достоверных знаниях держатся посты, запреты на определенный род пищи, запреты на действия (не мыться с иудеями в бане, например)? Или что, «религиозная вера» за тысячи лет своего бытия учила только запрещать насилие и воровство? А если бы даже сократить до таких мер, тут есть что изучать теологии? Воровство и насилие и так запрещает Уголовный кодекс. Можно изучить его, воспитательная польза будет наверняка не меньше.

Теология призвана изучать религию. Можно извлекать в этом изучении воспитательный мотив. Но если беспристрастно изучать, то есть углубленно, положительного и не очень, пожалуй, будет в лучшем случае пополам. «Воспитательно» же если изучать — это будет лубочный взгляд на религию, в итоге обернется идеологией. Так наука или идеология? Этот вопрос интересует и Церковь. Помимо воспитания, духовные лица очевидно видят в теологии и определенную мировоззренческую составляющую, которую требуется закрепить в образовании. Так, председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев), курирующий эту тему в РПЦ, в своем докладе на конференции, подчеркнув воспитательное значение этой науки, добавил и еще кое-что.

Он отметил, что опыт защиты первой диссертации по теологии «показал, что в нашем научном сообществе сохраняется инерция противопоставления религии и науки, идущая от времен насильственно навязываемого атеизма, когда людям внушали, что религия несовместима с наукой. Во время первой защиты по теологии члены диссертационного совета были вынуждены в течение полутора часов слушать отзывы пяти биологов, которые доказывали, что «гипотеза существования Бога» противоречит научному мировоззрению». Здесь пока мы видим, что стороны не слышат друг друга и даже не особо хотят слушать. А отзывы упомянутых докторов биологических наук сильно утрированы.

Их рецензии находятся в открытом доступе. «Гипотеза существования Бога» там была помянута однажды, но в целом диссертацию критиковали не за нее, а за субъективизм и методологическую несостоятельность. Было указано, что «диссертант не удосуживается доказать, что его исследование является именно теологическим, а не каким либо иным… диссертация не соответствует специальности». И в самом деле, если, как сказано в диссертации, «научно теологический метод определяется… 2) личностным опытом веры и жизни теолога», то требуется об этом опыте поведать. Автору даже привели аналогию, что с точки зрения науки его реферат всё равно, что ересь в религии. Также было отмечено, что «в рамках постмодернистской парадигмы становится модным отрицать наличие объективной истины в науке и пропагандировать равноценность любых точек зрения, но существующее положение о защите кандидатских диссертаций пока что не предполагает следования постмодернизму».

Священник
Священник

Итак, помимо воспитания, для духовных лиц весьма важными остаются мировоззренческие вопросы, которые можно провести через образовательную систему. И здесь есть один важный момент, о котором мы будем говорить подробнее позже. Доказать состоятельность мировоззрения — вполне достойная научная задача. Переведя на язык науки, предоставить вполне убедительную, стройную, непротиворечивую «теорию существования Бога». Мы уже говорили не раз, что собственно наука с этого и началась. Это было ее своего рода заданием, исполнением социального заказа. Это задача была и остается востребованной. Но ни разу, ни в одной публикации, ни в одной дискуссии и ни в одном докладе не прозвучало даже намека на такую задачу для теологии как науки. Эта наука призвана, как видно, сообщать в лучшем случае о том, что крепкая вера в Бога помогала предкам в жизни. Это будет ее «воспитательной» частью. А что касается мировоззренческих вопросов…

Что вы будете делать с теологом-воспитателем, который упрется и станет твердить про шесть суток творения и вынимание женщины из ребра? Уволите из образовательного учреждения биолога, чтобы не мешал воспитывать? В науке, при всем ее несовершенстве и обилии шарлатанов, есть методики. Шарлатана можно выявить. А здесь же «совесть» «теолога» заставляет его говорить, что он говорит. На это же указали и те самые пятеро биологов, которые мучили комиссию полтора часа. Но такие аргументы почему-то либо игнорируют, либо сильно и до неузнаваемости утрируют, как бы предлагая снисходительно посмеяться над теми, кто до сих пор по непонятным причинам находится под сильным атеистическим внушением.

Год назад, отзываясь на первую диссертацию по новой науке, один из рецензентов написал, что «за недостаточностью кандидатов и докторов наук по данной специальности она заслуживает пристального внимания со стороны кандидатов и докторов по другим специальностям и должна быть освидетельствована ими на предмет соответствия методов представленного исследования специфике «теологической науки». Но с той поры кандидатов и докторов по данной специальности не стало много больше. На сайте Общецерковной аспирантуры и докторантуры им святых Кирилла и Мефодия в разделе «соискатели, тексты диссертаций, отзывы» можно обнаружить только одну диссертацию, ту самую, которая состоялась год назад. Нет и ответов на то, как будут совмещаться между собой «воспитательная» сторона с мировоззренческими вопросами в новой науке. Хочется верить, что в дальнейшем обществу будут представлены более понятные объяснения относительно перспектив теологии.