Квази-статус Татарии рухнул: итоги-2017

Итоги года

Анастасия Степанова, 29 декабря 2017, 14:59 — REGNUM  

2017 год стал для Татарии годом прощания со своим особым статусом. «Парад суверенитетов» закончился, рубикон пройден, а федеральный центр дал понять, что готов конструктивно работать с регионом, но на своих условиях, уравнивающих нацреспублику с остальными 84 регионами.

Среди основных событий года в Татарии можно отметить завершение действия договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью, который к этому моменту имел уже чисто символический характер, но именно за символизм и держались политэлиты. Языковой конфликт, после которого татарский в школах перешёл в статус факультатива после многих лет обязательности, также стал частью потери самостийности республики, а банкротство пяти банков Татарии не только имело негативные последствия для экономики региона, но и добило местные элиты, нанеся удар через финансово-экономическую часть по политической.

Заслуживает отдельного внимания и попытка вернуть прямые выборы мэров крупных городов республики, попадание жены главы региона Рустама Минниханова в список «Форбс», скандал с самообложением, под которое попали даже нищие пенсионеры, и, наконец, существенное, сразу на семь строчек, падение региона в рейтинге эффективности власти, а также «бунт» горожан против мусоросжигательного завода в Казани.

Ни один год, наверное, в республике не обходился без крупных трагедий: то затонул теплоход «Булгария», то упал самолёт авиакомпании «Татарстан». Этот год, к сожалению, не стал исключением. В ночь на 2 июля 2017 года в ДТП под Заинском погибли 14 человек и пострадали ещё 15.

Казань — Москва: договор не прошёл

Всю весну-лето в Татарии не сходила с информационной повестки тема продления договора о разграничении полномочий между Москвой и Казанью. Местные политические элиты, общественные деятели и депутаты соревновались в красноречии и строили версии в каком виде будет продлён договор, никто даже не предполагал, что он просто уйдёт в историю, окончательно завершив в России «парад суверенитетов».

А ведь стоило бы обратить внимание на намёк федеральных властей, сделанный ещё в январе 2017 года. Тогда в преддверии встречи двух первых лиц государства — президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева — с госсоветником РТ и первым главой региона Минтимером Шаймиевым, состоявшейся 19 января по случаю 80-летия Шаймиева, казанские СМИ называли её не иначе как долгожданной, строили версии о том, что на ней пойдёт речь о продлении договора о разграничении полномочий и сохранении института президентства в республике. Снова подчёркивалась особость Татарии. В итоге — Путин подарил Шаймиеву карту древней Тартарии голландского картографа XVII века Виллема Блау, поблагодарив «за совместную работу в предыдущие годы», и за то, что он делал в последнее время «в том числе по изучению нашей общей культуры и истории». При этом президент России отметил, что сложно сказать, кто именно на этой территории здесь жил в то время, но «это наша общая история».

Больше в официальные пресс-релизы никакой другой информации о встрече не попало, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в комментариях СМИ подтвердил, что договор не обсуждался. В условиях отсутствия дополнительной информации и комментариев участников встречи в Татарии бросились искать «смыслы» в подарке.

Читайте также: Путин подарил Шаймиеву карту Тартарии: в Татарии ищут «смыслы»

Напомним, документ, официально носящий название «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан», подписан 27 июня 2007 года президентом РФ Владимиром Путиным и главой Татарии Минтимером Шаймиевым.

О том, что январский «намёк» не был понят или его не захотели понять, можно судить по заявлению, сделанному Шаймиевым в конце апреля 2017 года. На III съезде народов он заявил, что договор «может быть продлён без внесения изменений». И хотя на этом документе базируется множество нормативных актов региона, в том числе и Конституция РТ, продлён он не был и в августе 2017 года прекратил своё действие. Это вызвало бурную реакцию и критику в адрес властей региона, которых обвинили в том, что они «сдали» договор.

Из администрации Минниханова по вопросу договора отмалчивались вплоть до 21 сентября 2017 года — до ежегодного послания, в котором глава региона отметил важную историческую роль документа, добавил ещё несколько размытых фраз и фактически закрыл дальнейшее обсуждение. Сдержанная реакция местного руководства по этому вопросу между тем не помогла власти удержать позиции в рейтинге эффективности по итогам года, но об этом позднее.

Читайте также: Договор между Москвой и Татарией: Госсовет просит сохранить пост президента

В свете завершения договора возник ещё один важный вопрос — наименования высшей должности исполнительной власти. Дело в том, что Татария на сегодня остаётся единственным регионом страны, где вместо главы или губернатора действует «президент». Официально запрет использовать это наименование был введён в 2010 году, переходный этап был ограничен 1 января 2015 года. Потом срок продлили до 1 января 2016 года, когда Татария была уже единственной, кто не переименовал своего главу. Пока действовал договор, в регионе ссылались на него, но после августа 2017 года, когда его действие закончилось, разные политические деятели стали говорить, что это дело самого региона, как именовать руководителя.

Такое положение вещей устроило не всех. Набережночелнинский депутат Сергей Яковлев написал открытое письмо генпрокурору РФ Юрию Чайке и просил обязать Госсовет РТ внести поправки в республиканское законодательство, «устранив дальнейшее применения названия главы региона «президент».

Но вряд ли депутаты пойдут навстречу этому требованию. Ещё 21 июля 2017 года они в своём обращении просили президента РФ Владимира Путина сохранить «президентство». Кремль отмолчался.

«Президентство» — это тот последний символ «особости», за который держатся политические элиты. И лишать его в политически непростой 2017-й, круто замешанный на банковском кризисе, было бы излишней мерой, считают даже сторонники жёсткой вертикали. Но и этот камешек доберут. В коридорах власти говорят, что до 2020 года название должности сохранят, а там и выборы нового руководителя — уже главы Татарии.

Под занавес тяжелого для самостийной Татарии уходящего года Владимир Путин наконец встретился с Рустамом Миннихановым. Официально глава Татарии отчитался об итогах, ответил на несколько вопросов президента. По итогам этой встречи казанские СМИ писали, что «Путин поднял рейтинг главы региона». Кремль в своём официальном пресс-релизе даже назвал Минниханова президентом. Один раз. Не более.

Читайте также: «В России один президент и это не Минниханов»: генпрокурору пишут из Казани

Языковой вопрос перерос в языковой конфликт

В 2017 году рухнул ещё один символ «особости» региона — обязательное изучение татарского языка, который преподавался в республике в ущерб русскому языку. Совещание в Йошкар-Оле — это не первое официальное мероприятие, где Владимир Путин высказывал своё отношение по изучению русского языка в национальных республиках, но только в этом году дело, можно сказать, доведено до конца.

Началось всё с президентских поручений проверить изучение и преподавание родных и государственных языков республик. В Татарии поголовная проверка школ началась в октябре, и в результате было обнаружено свыше 3856 нарушений закона, поданы от родителей более 1,7 тыс. жалоб и обращений по этому вопросу. Основных проблем было три — снижение объёмов преподавания русского языка (только в 24 школах из 1412 он был на должном уровне), нарушение прав «на добровольное изучение родных языков и государственного языка республики с навязыванием незаконных итоговых тестирований, влиявших как на перевод в 10-й класс, так и средний балл аттестата», вмешательство органов власти и местных администраций в автономию образовательных организаций.

После предписаний прокуратуры РТ были внесены коррективы в учебные планы и родной язык перешёл в разряд добровольных. Сразу же около 115 тыс. родителей отказались от ранее обязательного татарского в пользу русского языка.

До последнего, то есть до 29 ноября 2017 года, когда на сессии Госсовета РТ выступил прокурор РТ Илдус Нафиков, власти региона говорили о сохранении языка в статусе государственного в школах. В конце ноября стало известно, что да, он будет, но добровольно и не более 2−3 часов.

«Моё мнение, конечно, язык субъекта должен иметь некий приоритет, это не только родной язык, но есть федеральная норма, где государственный язык субъекта включён, и он включён в вариативную часть, то есть добровольную. Мы обязаны подчиниться тому документу, который сегодня существует, и сегодня вся наша образовательная система руководствуется этим нормативным актом. Я думаю, что время покажет, какое решение должно быть, но мы должны работать в рамках тех нормативных документов, которые на сегодняшний день существуют», — сокрушался глава региона Рустам Минниханов на встрече с журналистами 22 декабря 2017 года.

Тема татарского языка, его добровольности для изучения школьниками на много месяцев заняла первое место в информационной повестке региона. Инициативные группы одна за другой писали открытые письма — то в Кремль, то в Госдуму с просьбой сохранить татарский язык в школах как государственный для всех, и никакой вам там добровольности. Ишь удумали! Находились и те, кто ратовал за придание статуса ему второго государственного по всей стране. «Бумаги» в общем извели много.

Вполголоса звучало даже, что английский язык учат же, никто согласия не спрашивает, вот пусть и второй государственный в регионе учат поголовно. Но большинство сторонников обязательности так и не смогло ответить на вопрос, для чего кроме как «в чиновники пойти» да «в Турции помидоров купить» детям в дальнейшем пригодится знание языка, который статуса государственного в стране не имеет и в список языков международного общения не входит.

Зачем нужно принуждение там, где нужно заинтересовать, так и осталось непонятным. Между тем, даже Рустам Минниханов в своих публичных выступлениях говорит о том, что «государственный язык, если он используется, если изучение его интересное, детские программы — все это должно быть привлекательным», и «сама система татарского языка была очень сложной и не имела предметного характера, поэтому она вызывала некое недовольство не только русского населения, но и татар, потому что эти вопросы мы говорили, но до конца не довели».

Банки «лопнули» — последствия аукаются

Год начался с неприятного для всего региона события — крупнейший «крейсер» банковского сектора «Татфондбанк» (ТФБ), успевший отметиться во многих компаниях, начал свой путь ко дну. На момент краха, который аукался весь год и будет ещё не один месяц иметь последствия, доля республики напрямую через министерства и через учреждённые компании была в районе 40%.

Ситуация начала закручиваться вокруг ТФБ, а уже следом по цепочке потянулись банки, которые состоят с ним в неформальной банковской группе. Итог года — лишены лицензии и признаны банкротами «Анкор банк», «Татагропромбанк», «ИнтехБанк», «Камский горизонт», «Спурт банк». Последний хоть официально и не из «пула» ТФБ, но тоже не смог удержаться на плаву — временное управление для недопущения банкротства завершилось досрочно (в июле вместо октября). «Спурт» утянул на дно проект строительства химического производства, под который на базе АО «Казанский завод синтетического каучука» (КЗСК) было создано отдельное акционерное общество. В АО «КЗСК» существенные доли имела председатель правления банка, на проект выдавались и брались крупные кредиты, но он подорожал, и достроить его не смогли. В итоге — долги перед банками, долги перед субподрядчиками, заморозка недостроя и уже в 2018 году федеральный центр, который также принял участие в АО, планирует выставить свою долю на приватизацию. Остальные споры с участием КЗСК, банка «Спурт» перетекли в суд, но иск о самобанкротстве КЗСК, имеющего весьма приличные долги, откладывается. АО рассчитывает войти в федеральный перечень стратегических предприятий и тем спастись из ямы, в которую попало. Со «Спуртом» сложнее — уже идёт конкурсное производство, а 19 декабря прошло первое собрание кредиторов.

Читайте также: Кредиторы «лопнувшего» банка «Спурт» встретятся 19 декабря в первый раз

В банковско-кризисной сфере самое последнее громкое событие произошло в декабре 2017 года. Тогда стало известно, что «Тимер банк» снова будут санировать. Ранее ТФБ был его санатором, а единственный учредитель «Тимера» (ООО «Новая нефтехимия») аффилирован с ТФБ и на сегодня находится на первом этапе банкротства — наблюдении.

В этот раз спасать казанский банк, к осени ушедший по собственному капиталу в минус, будет банк «Российская финансовая корпорация» — 100% его акций принадлежит ОАО «Рособоронэкспорт». Небольшой московский банк в основном обслуживает контрагентов и клиентов госкорпорации «Ростех».

Читайте также: Санацию «Тимер банка» доверили «Российской финансовой корпорации»

«Не очень приятно, конечно, то, что случилось с банками, особенно «Татфондбанком». Огромное количество физических лиц, юридических лиц… Конечно же, это бесследно не проходит. И я думаю, что нам ещё здесь достаточно долго надо будет решать эту проблему вместе. Потому что те ресурсы, которые в массе у АСВ, недостаточны, чтобы покрыть те потери, которые есть. Поэтому, как вы все знаете, мы создали фонд специально. Там есть ликвидная, очень привлекательная земля, которую мы туда вложили. И нужно определенное количество времени, чтобы эту землю освоить и капитализировать деньги. Но мы эту тему не сбросили, мы с этой темой не ушли, потому что это наши татарстанцы — предприниматели, население, как бы кто бы ни говорил.

Я думаю, что благодаря этому фонду мы минимизируем их потери, потому что там есть суммы, которые очень большие, люди рисковали своими деньгами. Есть суммы, которые не очень большие, но очень судьбоносные для этих людей. Я их понимаю. Понимаю то, что, допустим, за банковскую деятельность я не отвечаю, есть надзорные органы, но тем не менее это все произошло в Татарстане. И мы сами тоже не ожидали, что размер горя будет таких объёмов», — заявил на встрече с журналистами 22 декабря глава Татарии Рустам Минниханов.

Читайте также: «Зоны риска» отставки для главы Татарии и мэра Казани

Банковский кризис в Татарии не закончился в 2017 году, в судах ещё множество исков конкурсных управляющих «лопнувших» банков. Возвращают долги, банкротят должников, а последние и сами часто спешат опередить истца, добровольно ликвидируясь. Вкладчики опять же ждут возврата своих денег, периодически напоминая о себе митингами.

Правоохранительные органы до сих пор расследуют «деятельность» руководства ТФБ: от превышения и злоупотребления полномочий до вывода ликвидных активов. Сам экс-председатель правления «Татфондбанка» Роберт Мусин проведёт новый год в СИЗО. Ему вменяется более 20 эпизодов и две статьи — мошенничество и злоупотребление полномочиями. К слову, в одном из эпизодов фигурирует и санатор «Тимер банка».

Читайте также: Две статьи и 19 эпизодов: уголовное дело экс-главы правления «Татфондбанка»

Чёрная дата

В ночь на 2 июля 2017 года в девяти километрах от города Заинска перевернулся и загорелся междугородний автобус, в котором ехали 29 человек. Заблокированная при ДТП дверь сделала из транспортного средства «огненную ловушку» для пассажиров.

Следственные органы позднее установили, что водитель автобуса пошёл на обгон, превысив скорость, и не заметил идущие на жёсткой сцепке грузовые автомобили. Столкновение привело к тому, что колесо у пассажирского «Неоплана», следовавшего из Самары в Ижевск, было вырвано, от удара загорелся топливный бак, и огонь почти мгновенно распространился по салону, уже после этого автобус опрокинулся.

В трагедии погибли 14 человек, четверо из которых дети. Ещё 15 человек получили травмы различной степени тяжести.

Читайте также: Эксперт МВД об аварии в Татарии: «Люди оказались в огненной ловушке»

Автобус принадлежал АО «Евразийская корпорация Автовокзалов», руководитель которого сначала была задержана, а позднее отпущена. Всего по трагедии под Заинском было возбуждено два уголовных дела — по ч. 5 ст 264 УК РФ5 («Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлёкшее по неосторожности смерть двух или более лиц») и ч. 3 ст. 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлёкшие смерть двух и более лиц»).

Судебные заседания по этому ДТП еще продолжаются в Заинском городском суде Татарии, фигурантом уголовного дела является 56-летний водитель автобуса, который был за рулём (второй сменный водитель спал). Среди причин трагедии следствие называло то, что он вовремя не сменился и был уставшим.

Новый год водитель, по словам очевидцев, помогавший вытаскивать пассажиров из горевшего автобуса, проведёт под арестом. Срок содержания ему был продлён до 8 марта 2018 года.

Отставки года

Самой, пожалуй, громкой отставкой можно считать уход с поста министра образования и науки Татарии Энгеля Фаттахова. «Списали» главу ведомства под благовидным предлогом — переход на новое место работы в Актанышский район, где он теперь руководит исполкомом, а до этого был главой. Между тем, неофициально — это своего рода «агнец» за неудачи в языковом вопросе.

Судите сами. Выступая с ежегодным посланием в конце сентября 2017 года, Рустам Минниханов покритиковал ведомство теперь уже отставного министра, отметив, что претензии жителей к качеству обоснованные и не раз министерству давались поручения по развитию коммуникативной части обучения. После такого «камня в огород» казанские СМИ активно заговорили о предстоящей отставке. Тем более прокуратура РТ после проверок по президентским поручениям в школах региона нашла массу нарушений. Должен же за них кто-то ответить?

Замена для Фаттахова была взята из Госсовета РТ. Новым министром 21 декабря 2017 года утвердили Рафиса Бурганова, ранее занимавшего должность «молодёжного» министра, но ничем примечательным на ней не запомнившегося.

Ещё одно назначение и отставка, которые заслуживают особого внимания, — это замена Мингасита Шакирова в кресле председателя Ассоциации «Совет муниципальных образований РТ» на бывшего главу Центризбиркома РТ Экзама Губайдуллина. Последний в середине августа удивил всех своим выдвижением в сельские депутаты. Позднее стало известно, что это всего лишь необходимая ступенька в главы Совета. Шакиров ушёл досрочно, официально по собственному желанию из-за проблем со здоровьем.

Читайте также: «Зоны риска» отставки для главы Татарии и мэра Казани

Ещё одна отставка, но уже с примесью громкого скандала, произошла в правоохранительных органах Татарии, а точнее Нижнекамском районе.

После того как побывавший в статусе задержанного 22-летний житель города покончил жизнь самоубийством, оставив видеопослание с рассказом о посещении полиции, в УМВД России по Нижнекамскому району начали расследование. Схожих фактов установили ещё девять.

Итогом стала отставка начальника УМВД по району, а заместитель начальника следственного управления этого же управления был понижен в должности. Оценку действиям полицейских по «делу санитара» дадут следственные органы, но уже десяток сотрудников после служебной проверки комиссия МВД по республике были наказаны дисциплинарно, а четверо покинули ряды правоохранительных органов.

Читайте также: Цена жизни — 46 тыс. евро: полицейский беспредел в Татарии

«Мусорный» завод повысил протестную активность

Активность экологов и горожан в Казани в этом году била рекорды. В попытке защитить свои права на чистый воздух жители города выходили на пикеты, митинги, писали письма с требованием запретить строительство мусоросжигательного завода. Они настаивали на том, что строить такой объект в городе нельзя, так как это «крайне неблагоприятно скажется на состоянии окружающей среды и нанесёт непоправимый ущерб здоровью настоящего и будущих поколений». Горожане опасаются, как бы для них Год экологии не превратился в год онкологии.

О планах строить подобный объект в Казани стало известно в декабре 2016 года, когда соответствующий пункт был закреплён в приоритетном проекте «Чистая страна». А в конце сентября 2016 года кабинет министров Татарии присвоил полигону в Самосырово (в Казани) статус межмуниципального. Изначально было озвучено, что он и станет площадкой для строительства завода, но на сегодня вопрос с местом до конца не решён, рассматривается несколько альтернатив. Исполнителем по проекту выбрали ООО «Альтернативная генерирующая компания — 2», учреждённое «дочкой» «Ростеха» — ООО «РТ-Инвест Финанс». Цена реализации проекта предварительно составляет 30 млрд рублей.

Петицию против «мусорного» завода в Казани, созданную в январе 2017 года, подписали свыше 17,4 тыс. человек, активисты продолжают свои протесты и не намерены сдаваться.

В это же время депутат Госсовета РТ Артём Прокофьев предложил законодательно запретить строительство мусоросжигательных заводов в населённых пунктах республики и выносить их минимум за 10 км от границ. Вторая версия законопроекта, после того как первую забраковали на этапе отзывов, на рассмотрение депутатов подана, но пока не выносилась на сессию. Ждём 2018 года.

Читайте также: Мусоросжигательный завод предложено вынести в «чисто поле»: проект закона

Выборы мэра: попытка вернуть в схему избирателей

В Татарии за год были предприняты две попытки вернуть прямые выборы мэров крупных городов региона — Казани и Набережных Челнов. На сегодня «выборы» проходят из числа депутатов городских советов самими депутатами, жители городов в избрании глав участия не принимают. Подобная норма через соответствующие поправки была введена первой в Набережных Челнах, где в 2009 году «депутатско-выборную» схему закрепили окончательно. Первые всеобщие набережночелнинские выборы должны были пройти в 2010 году, до этого главу либо также выбирали из депутатов, либо назначал глава республики. С формулировкой, что это не личная прихоть, а нужда, которая вызвана «соображениями целесообразности из-за поправок в федеральном законодательстве», депутаты проголосовали за поправки в устав.

Читайте также: В Набережных Челнах решено не проводить прямые выборы мэра (Татарстан)

Следующей была Казань, где поправки провели в 2010 году. Но вот осенью 2017 года стало известно, что собрана инициативная группа из представителей общественных организаций общим число около 30 человек, которые предлагают вынести вопрос прямых выборов на референдум. Документы были подготовлены и переданы в Госсовет РТ, который и должен был принять окончательное решение.

29 ноября 2017 года депутаты Госсовета РТ отклонили инициативу о референдуме. Претензии сводились к тому, что данный вопрос не может быть вынесен на референдум республики, так как «на референдум субъекта Российской Федерации могут быть вынесены только вопросы, находящиеся в ведении субъекта Российской Федерации или в совместном ведении», а «порядок формирования органов местного самоуправления, а также порядок избрания и места глав муниципальных образований в структуре органов местного самоуправления урегулирован Федеральным законом № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

"Применяемая в Республике Татарстан модель формирования представительного органа и избрания главы муниципального образования успешно применяется в республике. Сложившаяся практика себя оправдала и предоставляется оптимальной. Обоснования необходимости ее изменения инициативной группой по проведению референдума не приведено в представленных документах», — заявил на сессии депутат Альберт Хабибуллин.

Читайте также: Прямые выборы мэров: Госсовет Татарии не одобрил

На той же сессии стало известно, что татарские коммунисты в лице фракции КПРФ уже подготовили собственный, но «созвучный» законопроект. Ими были предложены поправки в закон «О местном самоуправлении в Республике Татарстан», которые вводят прямые выборы глав Казани, Набережных Челнов, Нижнекамского и Альметьевского районов.

«По остальным районам предоставить право (в Федеральном законе предусмотрен вариант) самим определить, какие будут выборы. То же самое касается представительных органов. То есть не убирать те запреты, которые в действующем законодательстве. Пусть самоуправление само управляет в этом вопросе и самоорганизовывается. Это будет самой правильной инициативой, и это, действительно, будет учёт как раз мнения местного самоуправления», — отметил на ноябрьской сессии депутат Артём Прокофьев.

Инициатива пока не рассматривалась Госсоветом региона.

Список Forbes

Скромность украшает женщину, но только если она не жена чиновника, особенно чиновника высшего звена. В августе 2017 года журнал Forbes обнародовал рейтинг, расставив по уровню состоятельности вторые «половины» губернаторов и региональных глав. Скромность в том рейтинге досталась мужьям, ибо не положены им по закону заводы, пароходы и бизнес, а вот жены могут быть и бизнесвумен, закон не запрещает.

Читайте также: Самыми богатыми стали жены региональных чиновников — Forbes

Первое место в этом списке заняла жена главы Татарии Рустама Минниханова, которая по итогам 2016 года получила официальный доход порядка 2,351 млрд рублей. Уточняется, что она входит в число владельцев компании «Лучано», на балансе которой фитнес-клуб, ресторан, собственный отель и спа-комплекс. Столь высокий доход первой леди республики объясним не столько успешным текущим бизнесом, а крупной сделкой по продаже доли в ООО, потянувшей на 2,2 млрд рублей. По итогам 2015 года её доход составил 256,552 млн рублей, из которых 210,691 млн рублей «в порядке наследования».

Для сравнения: доход самого главы Татарии за прошлый год составил 7,509 млн рублей.

Примечательно, у самого Рустама Минниханова, согласно декларации, нет никакой недвижимости в собственности, только в пользовании. У супруги же кроме дома площадью 263,2 кв. м и российской квартиры на 174,6 кв. м, есть унаследованная недвижимость в Объединённых Арабских Эмиратах — квартира площадью 222,2 кв. м.

Самообложение: рука в кармане пенсионеров

Когда на том или ином мероприятии поднимается вопрос местной власти и бюджетных денег, то часто всплывает, что Татария — лидер по самообложению граждан в стране. Но то ли это лидерство, которым можно гордиться?

Читайте также: В Татарии залезли в карман пенсионеров: циничное самообложение

Самообложение — это взнос, конечно, добровольный, но только если большинством голосов жителей решено будет самообложиться, то и голосовавшие против должны будут распахнуть кошелёк. Средства хоть и целевые, но цели эти размыты и определяют зачастую лишь сферу, куда собранные деньги пойдут. Например, на водоснабжение села или освещение его же, или содержание дорог и кладбищ.

Читайте также: С шапкой по миру: самообложение в России

На одном из совещаний министр финансов РТ Радик Гайзатуллин рассказал, что этим способом пополнить муниципальный бюджет воспользовались 890 сельских поселений из 911. Такой повышенный интерес властей к самообложению на местах понятен — на каждый собранный в кармане жителя рубль республиканский бюджет готов добавлять по 4 рубля.

Например, за 2017 год 208 млн рублей сдали жители-самообложенцы, а 832 млн рублей добавил бюджет региона. В целом за 2014−2016 годы жители сдали в общий котёл около 361 млн рублей. За последние три года посредством этих денег и софинансирования из республиканской казны было выполнено работ в разных сферах почти на 3 млрд рублей.

Вроде и неплохо — жители, используя котловой метод, скидываются на нужды насущные, и отношение уже к имуществу идёт как к своему. Сопричастность своего рода. Но в этой ситуации вызывают справедливое негодование два момента. Первый — отчёт перед скинувшимися законом никак не регламентирован и убедиться, что деньги ушли куда нужно, довольно затруднительно. Денег сдали и свободны, придёте в следующем году, когда снова деньги потребуются.

Второй момент — самообложили в республике даже самых нищих, тех, кто сливочное масло на хлебе видит по праздникам, а про айфон мог услышать разве что в сериале, посмотренном на стареньком телевизоре вечером. А всё это на фоне трат бюджета, которые сложно назвать разумными и взвешенными — Сабантуй в Париже почти на 20 млн рублей, авиаперелёты на вип-местах, одноразовые ледовые городки и прочее.

Читайте также: Новогоднее мотовство и самообложенные пенсионеры: Богатые Сабы Минниханова

А пока пенсионеры, в том числе и в Сабинском районе, которым уже 18 лет руководит брат главы региона, участвуют в содержании кладбищ, обеспечении себя водой, освещением, а кое-где и скидываются на благоустройство городского сквера, администрация Минниханова чинит айфоны, айпады за бюджетный счёт, ездит на государственных дорогостоящих автомобилях, тратит миллиард «на СМИ».

При том, что средняя пенсия в Татарии составляет 12,8 тыс. рублей при необходимом минимуме средств, чтобы выжить, 13 тыс. рублей. За чертой бедности проживает 7,5% населения (общая численность населения — 3,88 млн человек) — по сравнению с бедными другими регионами доля, конечно, небольшая.

Рейтинг эффективности: с неба на землю

Ещё до встречи президента РФ Владимира Путина с главой Татарии Рустамом Миннихановым политологи «сказали» своё мнение и «уронили» рейтинг эффективности региональной власти за 2017 год. Из первой тройки регион выпал и со второй строки скатился на девятую. Политологи среди основных причин называют три — языковой вопрос, банковский кризис, который «зацепил» элиту региона, поведение последней и некоторых представителей властей, оценённое как неразумное и неадекватное.

Более развёрнуто на этот счёт в рамках заседания экспертного клуба «Регион», посвящённого эффективности региональных властей в 2017 году, прошедшего 20 декабря в пресс-центре ИА REGNUM, высказался генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. Он отметил, что регион «когда-то получил этот квазиособый статус в условиях ослабления единства Федерации», что не может длиться вечно, и «в условиях сильной Федерации ставить данный вопрос — значит наталкиваться на жёсткое сопротивление».

"Удивительно, что татарская элита, которая всегда отличалась адекватностью, не поняла этого. И я думаю, что по совокупности причин можно оценить действия части руководства Татарстана и татарской элиты во второй половине 2016 года как недальновидные, а отчасти даже и неадекватные. Следствием стала жёсткая реакция федерального центра. И на особые субвенции, трансферты в ответ на демонстрируемую эффективность, на которую раньше Татарстан как мощный лоббист рассчитывал, теперь может определённо не рассчитывать», — сказал Орлов, добавив, что столкновение происходило «на фоне ухудшающейся финансово-экономической ситуации в Татарстане и, прежде всего, ситуации в банковском секторе», а ситуация показала, что «надо заниматься собственным регионом».

Читайте также: Кремль жёстко отреагировал на вызов и «неадекватные претензии» Татарии

В других рейтингах (политической устойчивости губернаторов «Госсовет 2.0», «кремлёвском рейтинге» от журнала «Профиль») Рустама Минниханова также разместили в «жёлтую зону», ту, где есть риск отставки.

«Рустам Минниханов столкнулся с самым масштабным политическим кризисом в Татарстане за весь период своего руководства республикой. Возвращение преподавания татарского языка к нормам федерального законодательства пока не нашло понимания среди элит и части жителей региона. Тем не менее Минниханову удалось удержать конфликт в рамках цивилизованного диалога и сохранить ключевые рычаги управления», — делится своим мнением крупный телеграм-канал «Зелёная папка».

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков в комментариях ИА REGNUM отмечает, что «основные публичные противоречия в отношениях Центра с Татарстаном в 2017 году широко известны — вопрос о продлении Договора о разграничении предметов ведения и полномочий, а также дискуссии о добровольном принципе изучения национальных языков».

Эксперт считает, что, несмотря на имеющиеся противоречия, центр явно не зацикливался на этих противоречиях в работе с республикой.

«Например, Рустам Минниханов был включён в Президиум Госсовета РФ 26 мая 2017 года — в период, когда в СМИ активно шла дискуссия о судьбе упомянутого Договора. Вряд ли это могло случиться, если бы у Центра не было оснований рассчитывать на конструктивную работу с руководителем Татарстана. Недавняя встреча Владимира Путина с Рустамом Миннихановым, выдержанная в благожелательном ключе, недаром прошла под занавес года — это шаг, позволяющий задать более оптимистичный настрой как у общественности, так и элит региона, — отмечает Михаил Нейжмаков. — Не стоит забывать, что договор с Центром, наименование высшего должностного лица региона, аспекты изучение татарского языка — это больше символический капитал, дававший официальной Казани определенное пространство для маневра. Но это отнюдь не та позиция, с которой представителям республиканских элит некуда отступать. Татарстан — один из немногих индустриально развитых регионов, где заметная часть ключевых активов контролируется именно местными элитами. В том числе, через учреждённое в свое время руководством региона ОАО «Связьинвестнефтехим» и связанную со старыми республиканскими элитами группу ТАИФ. Сохранение этой экономической основы влияния для региональных игроков имеет куда большее практическое значение. По-прежнему значительной оставались роль Татарстана и представителей регионального бизнеса во внешнеэкономических связях России, прежде всего, с Турцией».

На ежегодной пресс-конференции 14 декабря 2017 года президент РФ Владимир Путин, отвечая на вопрос о языке, ещё раз дал понять Татарии, что в России все равны: и марийцы, и якуты, и чеченцы, а также бедные и богатые регионы. Это был и своего рода посыл о том, что квазистатусу пора сказать прощай.

Читайте также: Путин ответил татарам. А также марийцам, чеченцам, якутам…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail