Общественные земли Москвы: было ваше, стало наше — 2

У вас уничтожили парк или сквер? Вам теперь негде гулять? «Гуляйте в другом месте», — ответят вам в суде, если вы по неосторожности попытаетесь защитить свои права в судебном порядке

Алина Енгалычева, 27 декабря 2017, 22:04 — REGNUM  

ИА REGNUM продолжает серию публикаций, посвященных неправомерному изъятию принадлежащей москвичам земли.

Биолог, член «Общественного экологического совета города Москвы» Алина Енгалычева наглядно показывает, как правительство Москвы переводит земли общего пользования, не подлежащие приватизации, в земли для коммерческого использования, в частную собственность для ограниченного круга лиц.

Читайте ранее: Общественные земли Москвы: было ваше, стало наше

Часть 2: Многоликое законодательство

Сразу нужно отметить: несмотря на наличие самых разных законов, каждый из которых регулирует правоотношения в определенной сфере, у нас везде и всюду применяются нормы Градостроительного кодекса, с помощью которых происходит фактически имущественный передел: тут не заметили парк, там — детский сад, здесь — не внесли какое-то здание, жилой дом, потом — забыли об объекте культурного наследия, а на территории стадиона почему-то появляются здания совсем не спортивного назначения, оформленные в частную собственность. После этого с помощью разработки градостроительной документации (проект планировки, ГПЗУ и пр.) происходит захват земель, как будто у них не было раньше целевого назначения и правообладателей.

Нарушены ли права граждан?

Приватизация, начатая в нашей стране 27 лет назад, подразумевала, что каждый человек получит свой «кусочек Родины». Простым гражданам достались «крошки с барского стола» — после приватизации заводов и пароходов, средств производства и так называемой «ваучеризации».

Сейчас городом управляют «эффективные менеджеры». И они, похоже, перепутали наше имущество общего пользования — со своим личным горшком герани на подоконнике, а город всерьез принимают за свою частную вотчину.

Отметим, что именно в связи с нехваткой площадей озеленения на каждого москвича — норма 24 кв. м на человека в постперестроечное время была снижена до 16 кв. м.

Но сегодня даже этой обеспеченности у нас нет, на что прямо указывали постановления правительства Москвы. Так, в постановлении от 27.09.1994 № 860 «О комплексной экологической программе Москвы» указано, что «в административных границах г. Москвы зелеными насаждениями различных категорий занято 39,4 тыс. га территорий, в том числе насаждений общего пользования (парки, скверы, бульвары, сады) — 15,6 тыс. га. При нормативе 24 кв. м/чел. зеленых насаждений общего пользования … Лишь 55% населения обеспечено парковыми территориями в пределах нормируемой доступности».

В постановлении правительства Москвы № 889-ПП от 27.10.1995 «Об Основных направлениях сохранения и развития территорий Природного комплекса Москвы» сказано, что «современное состояние территорий Природного комплекса Москвы в целом следует признать неудовлетворительным. Под воздействием промышленных и транспортных загрязнений окружающей среды, неорганизованного отдыха происходит деградация более 1/3 природных и озелененных территорий города (9 тыс. га). Общая площадь территорий Природного комплекса Москвы неуклонно сокращается. За 25 лет после утверждения Генерального плана Москвы (1971 г.) застроено 4 тыс. га природных территорий, более 7 тыс. га территорий, зарезервированных под озеленение, остались неосвоенными, в ряде случаев изъяты под застройку земли в границах парков и охраняемых территорий».

Стоит ли напоминать, что с тех пор в лучшую сторону ничего не изменилось? Только с включением в границы Москвы присоединенных территорий (так называемой Новой Москвы) под предлогом размещения там Парламентского центра, Госдумы, Совета Федерации — стали считать обеспеченность москвичей зелеными насаждениями с учетом тех лесов как «среднюю температуру по больнице» (не учитывая при этом требование о «шаговой доступности»). Но теперь и эти леса активно вырубаются — опять же под коммерческую застройку. А все парламентарии остались на прежних местах.

Мы — резиденты, постоянно проживающие в городе. Именно исходя из численности горожан рассчитывались, проектировались и строились все нормируемые объекты: площади озеленения, парки, социальные, образовательные объекты и так далее. Мы платим налоги в местный бюджет, за счет которых все это хозяйство содержится и обслуживается. Мы — наследополучатели от предыдущего государства. Парки и скверы содержатся за наш счет (за наши налоги) и специально были созданы для горожан, для безопасной и здоровой среды обитания. Они создавались в расчете на растущее количество москвичей и были связаны непосредственно с числом жителей московских районов и города в целом, обеспечивая нам саму возможность жить в городе. Это — имущество для нашего общего пользования. Пользование — одна из составляющих права собственности. Но нас не признают в качестве правообладателей этих земель: на сегодняшний день горожане отчуждены от этих объектов, не признаются их законными пользователями.

Нет лица — нет права. А распоряжаются этими землями чиновники

Многие годы москвичи обивают пороги, пишут жалобы, заявления, ходят по общественным организациям, участвуют в многочисленных круглых столах — пытаются «достучаться до небес». Вот очень показательный обзорный материал по теме.

Подробности читайте здесь: Бесполезно. Деструктивно. Может стать причиной поражения ваших прав. Куда сливаются круглые столы?

Особенно напряженным был 2014 год, когда была проведена большая работа в Общественной палате РФ, но ОП РФ так и не отправила от своего имени Заключение экспертов с рекомендациями в правительство Москвы, решив не портить отношения с администрацией столицы.

Подробности читайте здесь: Работу продолжить

То же самое произошло в том же 2014 году в ОП Москвы. Уже тогда были установлены массовые нарушения законов, уже тогда было написано про отсутствие надлежащего кадастрового учета объектов природного комплекса, уже тогда стоял вопрос об уничтожении лесов Новой Москвы и были указаны причины этого.

В конце 2014 года в Мосгордуме на очередном круглом столе было снова заявлено обо всех существующих по сей день проблемах. Была составлена и направлена в правительство Москвы резолюция с рекомендациями, в которой уже тогда было указано о необходимости внести в разрабатывавшиеся Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) парки и скверы в нормальных границах, без изъятий площадей, с правильным видом использования, отражающим их статус и целевое назначение. Но все это было проигнорировано в очередной раз, а мешавшие нормы — просто отменены.

Так, постановление правительства Москвы № 878-ПП от 30.09.2008 «О ходе реализации Схемы сохранения и развития территорий природного комплекса города Москвы» содержало важные пункты, направленные на сохранение существующих границ «зеленых легких», в том числе — прямой запрет на корректировку границ объектов природного комплекса — было многократно нарушено и отменено 18.11.2014 постановлением правительства Москвы № 674-ПП.

Постановлением № 685-ПП от 20.11.2014 «О признании утратившими силу правовых актов (отдельных положений правовых актов) города Москвы» отменены все постановления о градостроительных планах развития территорий всех округов города Москвы, принятые в свое время во исполнение Генерального плана до 2020 года. Очевидно, все эти постановления отменены в связи с их неисполнением и нарушениями, допущенными при реализации градостроительной деятельности в Москве, не предусмотренной Генеральным планом и, следовательно, противоречащей Градостроительным кодексам РФ и Москвы.

В декабре 2015 года Мосгордума приняла скандальные поправки в Градкодекс Москвы, легализующие всю точечную застройку с 2008 года и подготовившие почву для последующих изменений, в том числе — принятия Правил землепользования и застройки (ПЗЗ, уже приняты — в 2017), которые будут «резиновыми» и позволят легализовать все нарушения — и прошлые, и будущие.

Подробности читайте здесь: Московская дума приняла скандальные поправки в Градостроительный кодекс, которые могут вернуть точечную застройку

Наконец, в марте 2016 года Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека провел спецзаседание по градостроительным конфликтам, связанным с застройкой природных и озелененных территорий. Рассматривались нарушения в разных городах РФ, в том числе — в Москве. По итогам спецзаседания были составлены замечательные рекомендации, которые были направлены руководству всех упомянутых городов, в том числе — в правительство Москвы, мэру Собянину.

Подробности читайте здесь: Рекомендации

Но администрация Москвы даже не собиралась принимать во внимание какие-то там рекомендации, пусть даже СПЧ, на что указывает ответ руководителя Стройкомплекса Москвы Марата Хуснуллина (отзывы на Рекомендации СПЧ можно прочитать).

Федеральное и московское законодательство продолжали подстраиваться под нужды бизнеса и застройщиков. Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) в итоге были приняты в 2017 году в таком виде, который ведет к полному уничтожению города, позволяя его бесконтрольно застраивать.

Подробности читайте здесь: Вопрос о проекте правил землепользования и застройки для Москвы

Материал полностью

В московских ПЗЗ все виды разрешенного использования участков (ВРИ) установлены в нарушение требований федерального законодательства: ни один ВРИ не соответствует федеральному классификатору, что прямо запрещено законом.

«Покупайте землю — ведь её уже больше никто не производит» (Марк Твен).

Несмотря на то, что все земли так называемого зеленого фонда, вся городская растительность надежно защищены от уничтожения законами и постановлениями, на самом деле происходит обратный процесс: площадь природного комплекса столицы исчезает, как шагреневая кожа.

Земля — основа всего живого. Земля является невосполнимым и самым ценным природным ресурсом, и одновременно — объектом имущественных прав. Цели горожан — сохранить себе здоровую среду для жизни — с парками и скверами, то есть сохранить незастроенные зеленые площади в достаточном для своего здоровья объеме. Цели стройкомплекса и коммерсантов — строго противоположные: захватить как можно больше земель под застройку, для своих частных интересов. Поэтому им нужно устранить все препятствия — будь то деревья, белки, трава или люди.

Земля парков и скверов превратилась в товар

«Эффективным менеджерам», которые управляют Москвой, выгодно переводить земли парков и скверов под застройку, поскольку цена земли при этом возрастает в сотни раз. Поэтому для них разница между земельным участком, отведенным под застройку (который может принести до миллиарда рублей за гектар,) и земельным участком природного комплекса только в том, что последний до определенного времени воспринимается как «ничейный». Если 1 га земель парка оценивается в 10 тысяч рублей, а участок под застройку — 800 миллионов рублей за гектар и выше — парк обречен. Кадастровая стоимость земель Москвы утверждается постановлением правительства и подписывается мэром. (Постановление правительства Москвы от 29.11.2016 № 791-ПП «Об утверждении кадастровой стоимости и удельных показателей кадастровой стоимости земель города Москвы по состоянию на 1 января 2016 г.» в ред. постановления правительства Москвы от 01.12.2017 № 937-ПП.)

А дальше — парк превращается, превращается, превращается… Парки, которые притягивают застройщиков, могут приносить значительно больший доход в случае использования их не по тому назначению, для которого они были предназначены, и не могут быть защищены горожанами. Если лишить эти земли природоохранного статуса, вывести из состава земель общего пользования — их можно продать на торгах, сдать в аренду и хорошо заработать. Перевод земель под нецелевое использование обеспечивается самыми разными способами, которые применяются в совокупности, и один из самых важных — это постоянные изменения законодательства.

Находим решения. Остальное неважно.

В 90-е годы правительство Москвы приняло решение определить парки, скверы, лесопарки и пр., то есть существующие имущественные объекты — как объекты проектируемые. Вместо простой передачи документов из одного вида государственного учета, технического, в создававшийся новый — кадастровый, с присвоением объектам согласно закону кадастровых номеров, началось по сути определение новых границ. Эти намерения отражены в постановлении № 38 «О проектных предложениях по установлению границ Природного комплекса с их описанием и закреплением актами красных линий». Тем самым было умышленно создано впечатление, что данные объекты не существовали раньше и их границы не были установлены.

Подмена реально существующих объектов их проектами, которые будто бы предполагалось реализовать в будущем, значительно «облегчила» жизнь застройщикам и заинтересованным лицам. Более того, в постановление № 38 уже внесено 400 (!) изменений, преимущественно способствующих изъятию под застройку площадей из существующих парков, скверов и бульваров.

Администрация Москвы из года в год принималась за учет находящихся в ее распоряжении земель общего пользования, но вместо выполнения требования федерального закона каждые несколько лет подходила к одной и той же задаче и каждый раз не заканчивала процесс представлением перечня и учетом участков, входящих в состав земель общего пользования природного комплекса и не подлежащих приватизации .

Поэтому сегодня Государственный кадастр недвижимости не содержит достоверных сведений о землях общего пользования природного комплекса — парках, скверах, других объектах — они либо вовсе не внесены в кадастр, либо зарегистрированы в кадастре с несоответствующими характеристиками: границами, площадями, видом разрешенного использования. Поверх существующих земель общего пользования, парков, скверов нанесены новые образованные участки иного целевого назначения, что не соответствует требованиям достоверности, предъявляемым к государственным информационным ресурсам.

Отсутствие надлежащего кадастрового учета земель общего пользования природного комплекса ведет к их утрате, что влечет нарушение прав москвичей на благоприятную окружающую среду. Эта позиция подтверждается Определением Верховного суда от 6 ноября 2013 № 83-КГпр13−8: «Неисполнение городской администрацией и Управлением имущественных отношений Брянской области возложенных законом обязанностей может привести к нарушению права неопределенного круга лиц на благоприятную окружающую среду» (речь шла об обязанности поставить на кадастровый учет участки, на которых расположены городские леса).

Федеральным законодательством и законами города Москвы установлено ограничение в отношении земель общего пользования (площади, улицы, проезды, автомобильные дороги, набережные, парки, лесопарки, скверы, сады, бульвары, водные объекты, пляжи и другие объекты) — запрет на их приватизацию и отчуждение (ч. 8 ст. 27, ч. 12 ст. 85 ЗК РФ, ч. 8 ст.28 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества, ст. 21 Закона г. Москвы «Устав города Москвы»).

Земли общего пользования не подлежат межеванию (Постановление Госстроя РФ от 29.10.2002 N 150 «Об утверждении Инструкции о порядке разработки, согласования, экспертизы и утверждения градостроительной документации» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 12.02.2003 N 4207). Но в Москве это происходит «в режиме нон-стоп» с целью вырезать и оттяпать еще очередной кусочек в интересах особо приближенных к власти.

Законодательством Москвы установлен прямой запрет на передачу под застройку земельных участков, не подлежащих отчуждению из государственной собственности (ст. 4 Закона города Москвы от 19.12.2007 № 48 «О землепользовании в городе Москве»). Несмотря на все эти, казалось бы, исчерпывающие и очевидные запреты, контрольные и надзорные органы бездействуют.

«Народ пожил — и будет»

С 2011 года в Москве перестали публиковать данные о смертности.

При этом в геометрической прогрессии растет количество больных бронхиальной астмой, тяжелыми формами аллергий и прочими экологически зависимыми заболеваниями. Растет число онкологических больных и детская смертность. Связь здоровья с зелеными насаждени

ями и природой несомненна, доказана научно, общеизвестна.

При уничтожении очередного куска московских легких проводится псевдокомпенсация. Но компенсировать потерю здоровья людей нельзя. Печенька за потерю руки или ноги не может компенсировать утрату. Заменить здоровую среду на больную и потом за это заплатить — кто на такое согласится?

Уничтожаются не просто парки и скверы, а здоровая городская среда для жизни людей.

Те же структуры, которые ранее не переучли земли общего пользования природного комплекса надлежащим образом, теперь именуют эти объекты «территориями».

Что такое «территория»? Суть этого термина в законодательстве не раскрывается, но по смыслу — это не разграниченное, не разделенное на участки пространство. Одно можно сказать точно: согласно определению Земельного кодекса, объектом права является именно земельный участок, а не территория. А территория — термин, который используется в том самом Градостроительном кодексе, с помощью которого осуществляется захват земель. Именно в отношении территории можно разработать градостроительную документацию — проект планировки, межевания.

Как только земельный участок парка обозначают «территорией с неким режимом использования» — тут же возникает иллюзия не разграниченного земельного пространства, уничтожаются границы парка, сквера или иного сформированного объекта и открывается возможность хищения земли.

Градостроители называют давно существующие земельные участки парков и скверов — «территорией», игнорируют установленные ранее границы. Тем самым «выкраиваются» земли под застройку — образуются новые участки, вторгаясь в установленное законодательством право пользования граждан этими землями, площадь которых напрямую коррелирует с численностью горожан в соответствии с законодательством. Новым участкам в нарушение требований Земельного кодекса РФ присваивается иное разрешенное использование, чем у парка, сквера и пр., что изменяет их целевое назначение и способствует застройке. После строительства какого-либо объекта его владелец (собственник) получает исключительное право на земельный участок (п.1 ст. 39.20 Земельного кодекса РФ в редакции, действующей с 1 марта 2015 года, ранее такая же норма содержалась в ст. 36 Земельного кодекса). По этому же принципу завладевают участками с помощью покупки какого-то здания — пусть самого маленького.

Компенсация утраченных площадей зеленых легких проводится лишь на бумаге

Вот, например, как предлагалось компенсировать вырубленные в Кусково исторические гектары с вековыми дубами — за счет дворов жилых домов (то есть за счет частной собственности) — раз, за счет уже существующего озеленения (то есть никакой площади фактически не прибавится, а на бумаге будет вписана якобы ранее не учтенная) — два, и за счет малоценных разрозненных кусочков (вековой дуб и разнотравье не сравнимо с интродуцентом, случайно выросшим у обочины дороги десяток лет назад, с выскобленной почвой у корней) — три.

Не говоря уже о том, что Кусково — зарезервировано под особо охраняемую территорию, для которой даже проектную документацию разрабатывать запрещено — не то что вырубать и строить (п. 5 ст. 8 Закона города Москвы № 48 от 26.09.2001 «Об особо охраняемых природных территориях в городе Москве»). И на официальном сайте Департамента природопользования содержится соответствующая информация: «Статус «планируемые к созданию ООПТ» является еще более жестким, чем «ООПТ». Так, на территориях со статусом «планируемые к созданию ООПТ» вообще запрещена градостроительная деятельность. В то время как на уже созданных ООПТ это возможно, но в рамках утвержденного проекта планировки, при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы».

Подробности читайте здесь: О планируемых к созданию ООПТ

А вот как «компенсируют 5,5 гектара природного комплекса, полностью вычеркнутого из соответствующего перечня — существующими кусочками в разных местах, и тоже внутри кварталов, около жилых домов». Так что нет никакой настоящей компенсации площадей, изъятых из объектов природного комплекса Москвы. Площади сокращаются — чем дальше, тем стремительнее.

Мало того. Закон города Москвы № 17 от 5.05.1999 «О защите зеленых насаждений» содержит весьма прогрессивные положения в части сохранения природного комплекса, в том числе — о компенсационном озеленении. В этом законе достаточно положений для того, чтобы при наличии желания обеспечивать сохранность зелёных насаждений. Но в сфере компенсационного озеленения сложилась такая ситуация, что те прогрессивные положения, которые содержит закон, не применяются, т. к. нижестоящие нормативно-правовые акты в этой сфере — постановления правительства Москвы — содержат противоположные требования. Так, постановление правительства Москвы № 616-ПП от 29.07.2003 (ред. от 10.09.2014) «О совершенствовании порядка компенсационного озеленения в городе Москве» отменяет проведение компенсационного озеленения в огромном количестве случаев и напрямую противоречит закону. Также осуществляется подмена терминов: если в законе компенсационное озеленение является натуральной формой возмещения вреда окружающей среде, то в постановлении форма компенсационного озеленения может быть натуральной или денежной, что есть абсурд. То есть в прямом смысле получается так: нанес вред уничтожением зеленых насаждений — выплатил деньги в бюджет — спи спокойно. Все. Никакой компенсации.

У вас уничтожили парк или сквер? Вам теперь негде гулять? «Гуляйте в другом месте», — ответят вам в суде, если вы по неосторожности попытаетесь защитить свои права в судебном порядке.

«Наверное, только тогда, когда будет срублено последнее дерево, когда будет отравлена последняя река, когда будет поймана последняя птица — только тогда человек поймёт, что деньги нельзя есть», — Михаил Булгаков.

Продолжение следует…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail