«Забивали козла», а вызвали демона: «красный проект» апологии православия

С такими защитниками истории и врагов не надо

Игорь Юдкевич, Дарья Алексеева, 18 декабря 2017, 23:50 — REGNUM  

На фоне антисоветской пропаганды сильно выделяется на российском телевидении передача «Красный проект». С учетом всего десоветизаторского массива эта передача, приуроченная к юбилейному году Революции, считается даже апологетической. Подняв в выпуске от 15 декабря острейшую тему отношений советской власти и религии, авторы сумели как бы изобразить встречу опытных доминошников — мужиков, вставших перед камерой «забить козла». Как известно, опытный доминошник способен, только посмотрев на пришедшие ему кости, сразу рассчитать конец игры и количество выигранных каждым участником баллов. Передача была построена по этому принципу — за исключением финала, который разбил все привычные шаблоны.

С одной стороны неслись привычные аргументы о людоедской сущности советской власти, которая напрочь уничтожила русский народ (его, видимо, сейчас обсуждают некие выходцы с того света). А с другой — не менее пошлые отругивания в стиле того, что и СССР был не так уж плох, и расстреливали там не всех… Это зрелище, продолжающееся в тех или иных формах на протяжении нескольких лет (передача — только одно из проявлений), потихоньку начинает вызывать всё большее озверение дорогих россиян. Как тех, кто любит советское, так и тех, кто его ненавидит.

Обсуждавшийся в передаче конфликт советской власти и религии остается одной из самых болезненных тем в современном обществе, обрастая всё более дикими мифами и легендами. Самое главное в таком обсуждении — даже не то, что Сталин ел русских людей на обед, а до советской власти в России знать не знали об абортах, — самое главное в той беспомощности, которым кроет эту историческую и интеллектуальную нищету «просоветская» сторона. В одну короткую передачу уместилось отражение целой общественной дискуссии, где одни, отличающиеся особой религиозностью, визжат, как бесноватые, про красных душегубов, а вторые не дают этому бесу пинка, но лишь конфузливо уворачиваются от ударов. Давая аудитории понять, что в целом-то бес, конечно, прав…

При таком попустительстве беззастенчивой лжи и шквалу фальшивок, когда в ход идут все старые перестроечные наработки (вроде «лечившегося от ожирения в блокадном Ленинграде Жданова»), никакая апологетика невозможна. Но судя по построению дискуссии, и не она является целью. Цель — противопоставить нынешнюю «разумную организацию общества» совковому идиотизму. Построение диалога в подобном ключе — это игра в одни ворота.

«Просоветские» выступающие ни словом не упомянули об основе советской идеологии, о том, что социальные репрессии возникали из понятия угнетенных и угнетателей. Современная буржуазная демократия с негодованием отметает такое деление, намекая на существование некоего народного единства, в котором должны обняться жулик и обворованный. Времена дореволюционные хороши в этой трактовке именно презумпцией абсолютной невиновности, когда грамотно организованное юридическое сопровождение позволяет грабить ближнего на законных основаниях до бесконечности. Именно против такого подхода восстал народ в 1917-м. Именно за благословение ограбления людей, расцветшего при буржуазном правительстве так, как никогда в истории России, поплатились тогдашние церковники, а не за горячую любовь ко Христу.

Взятый «православными» антисоветчиками тон возвращает их к мировоззрению, при котором самое главное в жизни государства — это число бьющихся поклонов, толщина свечек и объемы инвестиций в строительство церквей. В русской православной традиции при возведении храма добросовестный епископ или священник должен был удостовериться, что деньги, жертвуемые на его постройку, не получены ростовщическим или воровским путем. Этот принцип оказался полностью уничтожен в «святые 90-е», когда потерявшие человеческий облик криминалитет, партноменклатура и новое священничество варились в одном котле баблопоклонничества, где деньги не пахнут — даже если они выделяются на постройку очередного храма. СССР с его идеей деятельного служения добру, ближнему, будущим поколениям, был значительно ближе к Богу, чем черти с храмами наперевес, у которых всякое позитивное содержание христианства заменено бурлящей ненавистью к поганому совку. От Полиграфа Полиграфовича Шарикова такого субъекта отличает только то, что для него в 1991 году настало «царство Божье» на земле: его и учиться не заставляют, и жертвовать ради Отечества ничем не требуется, а уж если нынче этакий Полиграф Полиграфович сподобился церковного сана, он и вовсе может нести всё, что угодно, даже самые антигосударственные поклёпы. В компанию к подобному «телебатюшке» вспоминаются и многие другие его коллеги, например, известный священник, служащий под Петербургом, который с амвона безнаказанно проповедует за «Крым — это Украина».

Участники упомянутой передачи своей дискуссией хорошо унавозили почву перед финальным роликом. Битый час этот философский камень варили на наших глазах новоявленные православные алхимики и их робкие просоветские антагонисты. За последние лет 30 на советскую власть вылито много грязи, но именно в этом выпуске передачи было нечто, заставившее вздрогнуть. Финальный ролик, представивший альтернативную историю России, дышал глумлением как над православием, так и над коммунизмом, и ушаты грязи на обе стороны превышали все предыдущие заходы. В чём, по мнению создателей ролика «О том, как всё могло быть прекрасно в единении советской власти и религии», состоит позитивная сторона фантазии? И в чём его кощунство и оскорбительность?

Прежде всего, то, что авторы представляют своим вымыслом, обсуждалось крупными церковными деятелями, включая лояльного советской власти митрополита Сергия Страгородского и патриарха Тихона, который говорил уже в 1923 году о необходимости сотрудничества. Сотрудничества не случилось в связи с невозможностью преодоления того, что народ видел в церковниках таких же представителей старой власти, какими были царская полиция, дворянство и зарвавшиеся выходцы из крестьянства — кулаки. Вывод, сделанный ведущим передачи, отчасти верен: в России в 20-х годах действительно развернулась «религиозная война». Только он, дуя в дуду своих оппонентов, позволил им победоносно развернуть тезис о том, что война эта случилась между веровавшими в ничто сатанистами-большевиками и ангелоподобными православными. В действительности же эта битва произошла между одними, верующими и неверующими, одинаково ставшими под красные знамена правды и справедливости, и другими — поклонившимися золотому тельцу. Сейчас в России, как известно, деньги являются национальной идеей. И защитники ее готовы свалить в единую кучу всех, кто хоть на секунду напомнит им о том, что и вера, и стремление к социальной справедливости растут из одного корня, который в человеческом обществе называется совесть.

Глумливый, дурновкусный, оскорбительный ролик, в альтернативно-исторической версии которого в избах сосуществуют два красных угла, с иконками — и с портретом Ленина, пытается поставить каменную стену между православными и коммунистами. Полностью повторяя одну из приоритетных задач стратегических противников России. В отличие от авторов ролика, они как раз не считают, что единение христиан и коммунистов возможно только в виде фарса, а христианская вера и красный проект — это две противоположности. Возможность такого единения — их страшный сон, потому что он исключает всякий вариант продолжать элитное рабствование перед западом, когда старый или новый дворянин прожирает всё, что заработано не его трудом. А прожирает он — именно на западе. Разве можно терять гарантированный источник дохода и рычаг управления одновременно? Устраивать таким провокаторам интеллектуальное сопровождение сравнимо с награждением профашистского фильма «Полет пули» — понятно, что большинство возмутится, зато меньшинство порадуется. Глядишь, и не попадет в санкционный список.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail