В Москве 29 ноября в Общественной палате состоялись слушания по теме «Иностранное влияние на семейную политику как угроза национальной безопасности». В ходе мероприятия была поднята проблема установки в городах России автоматических устройств для анонимного отказа от ребёнка, так называемых беби-боксов (в переводе с английского: ящик для детей).

Беби-бокс
Беби-бокс
Иван Шилов © ИА REGNUM

Доклад эксперта Общественной палаты Анастасии Большаковой был посвящён именно этой проблеме. В своем выступление на тему «Беби-боксы и общественная безопасность» общественница рассказала, что легализация устройств для анонимного оставления детей, их повсеместная установка будет поощрять чёрный рынок торговли детьми и расширять его возможности.

Она отметила, что при попадании ребенка в ящик для детей нет необходимости его регистрировать и на этом этапе он может сразу быть передан усыновителю, который за него готов заплатить. Анастасия Большакова добавила, что даже если зарегистрировать ребенка все равно нужно, то это можно сделать по свидетельским показаниям о домашних родах в любом ЗАГСе.

Анастасия Большакова на слушаниях в Общественной палате РФ. 29.11.2017
Анастасия Большакова на слушаниях в Общественной палате РФ. 29.11.2017
Петр Данилов © ИА Красная Весна

Трудно не согласиться с выводами эксперта. Причём необходимо добавить, что если ребёнок будет куплен усыновителем, то это в лучшем случае. Ни для кого не секрет, что существует чёрный рынок детей, который связан с ещё более отвратительными проявлениями криминала. Этот рынок формирует спрос и паразитирует на странах с внутренней нестабильностью — беспомощность правоохранительной системы, разгул анархии, гражданские войны. Яркий пример — Украина, где в результате государственного переворота сложились все три фактора и только в 2017 году без вести пропали порядка пяти тысяч детей, и речь идёт не о тех, кто убежал из дома, а именно о похищенных.

В России правоохранительная система хоть и небезупречна, но работает, в стране нет, не то что гражданской войны — нет каких-либо точек нестабильности. На данный момент, как я считаю, нет даже намёка на то, что в ближайшей перспективе что-то изменится в худшую сторону. При этом спрос криминала на чёрном рынке детей есть, а значит и есть соответствующие планы. В своём идеале противники России безусловно хотят ввергнуть нашу страну в смуту, с последующим разгулом анархии при которой «можно всё». Но если это, к счастью, им пока не удаётся, то легализация чёрного рынка детей через анонимные устройства по оставлению новорождённых, в таких условиях очевидно коррелирует с интересами криминала. Для этого применяются все современные средства манипуляции сознанием, а о том как это делается — тема отдельного разговора.

Читайте также: Похороненные заживо: как гибнут подброшенные в беби-боксы младенцы

Нам важно понять что «беби-боксы» — это не «окна жизни», как их называют сторонники повсеместной установки таких устройств, а окна для криминала, который нуждается в чёрном рынке неучтённых детей. И если такие ящики будут легализованы законодательно, не приходится сомневаться в том, что их установят по всем городам и весям в таком количестве, что контролировать их будет просто невозможно.

Читайте также: «Окно смерти»: что происходит внутри «беби-боксов»

О коррупции в России говорит не только любой «неленивый», но и сама власть. И потому решительно непонятно почему Государственная дума до сих пор не приняла закон о запрете анонимных устройств для оставления детей? Понимание того, что хотя бы один анонимно подброшенный и неучтённый ребёнок может стать жертвой бесчеловечного криминала должно стать весомым аргументом для перекрытия всех возможностей для чёрного рынка. И если миф о том, что «беби-боксы» якобы спасают жизни детей — принципиально недоказуем, и был развенчан противниками устройств (и даже ряд сторонников ящиков подтвердили это), то окном, открывающим криминальные возможности «беби-боксы» обязательно станут. Важно понять, что в условиях гарантированной анонимности может быть скрыт факт подкидывания, а значит соблазн «получить на лапу» увеличивается кратно. В мире капитализма, где всё продаётся и покупается (увы, именно в этом мире мы живём) — это вопрос времени.

Наши оппоненты могут вполне справедливо заметить, что на данный момент не зафиксировано ни одного случая продажи ребёнка попавшего в «беби-бокс». Это действительно так, при этом стоит отметить, что такие случаи именно не зафиксированы, то есть пока просто неизвестны.

Беби-бокс
Беби-бокс
Иван Шилов © ИА REGNUM

Много ли мы знаем вообще случаев продажи детей. Мне на память приходит случай одной семьи из Башкирии, которая заключила сделку с женщиной из Подмосковья, выкупив у неё новорождённого ребёнка. При этом женщина рожала в роддоме и при оформлении свидетельства о рождении использовались поддельные документы. То есть ребёнок родился в «официальном поле» и это удавалось скрывать некоторое время, пока сотрудники правоохранительных органов не обнаружили переписку, подтверждающую факт сделки. «Беби-боксы» явно предназначены для неофициального поля, ибо гарантируют анонимность, и провоцируют рожать дома.

Также надо отметить, что сейчас этих устройств не так много по масштабам страны, законность их установки и существования сомнительно, но что наиболее важно — к ним приковано пристальное внимание общественности. А значит, не забалуешь. Теперь представьте ситуацию, при которой эти ящики легализуют законодательно и они будут установлены массово «в шаговой доступности» о чём собственно и говорят сторонники «беби-боксов»? Простор для махинаций увеличится в разы, а возможность контролировать снизится.

При этом нельзя сказать, что у нас вовсе нет никаких данных о детях, которые попали в «беби-бокс» и в дальнейшем просто пропали. Такие данные есть за рубежом — в Германии, где «беби-боксы» существуют с 2000 года. В 2009 году Немецкий институт молодёжи, будучи одним из самых крупных занимающихся социологическими исследованиями учреждений, по поручению Федерального министерства семьи, пенсионеров, женщин и молодёжи начал серию исследований текущей ситуации с анонимным отказом от детей в Германии. Исследования проходили с июля 2009 года по октябрь 2011 года в рамках проекта «Анонимные роды и «беби-боксы» в Германии — цифры, предложения и контексты». Результаты были представлены в феврале 2012 года и большинство выводов неутешительны для сторонников ящиков для детей. Но главное то, что в одном из пунктов исследователи заявили, что по 21,6% детей, положенных в «беби-боксы», а также для 23% анонимно рожденных детей, ответственные организации не смогли дать информацию об их дальнейшей судьбе. Соответственно, практически о пятой части анонимно сданных детей у организаций нет данных об их местонахождении! И это данные по Германии, в которой уровень коррупции значительно ниже, чем в России, а немцы традиционно считаются пунктуальным народом.

Читайте также: Условия криминального бизнеса: «Без вопросов, без свидетелей, без полиции»

При широком распространении в России практики применения анонимных устройств для подкидывания ребёнка, то есть «беби-боксов», можно смело прогнозировать, что ящики станут чёрной дырой, которая будет провоцировать на избавление от ребёнка и зарабатывать на этом. Только доходы эти будут криминальные.

И вопрос о том, зачем это нужно России, — государству, которое считает себя правовым и социальным, остаётся на данный момент открытым.

Читайте ранее в этом сюжете: «Прости, малыш, я люблю тебя»: нужны ли в России ящики для разлучения?

Читайте развитие сюжета: В Екатеринбурге сломался «беби-бокс»