Настоящая демократия не может быть самоцелью, но должна быть средством восхождения человека. При этом она невозможна в современном обществе потребления, где гражданина превратили в потребителя, заявил 23 октября лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в эфире ток-шоу «Вечер с Владимиром Соловьевым» на телеканале «Россия-1».

Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Иван Шилов © ИА REGNUM

Одним из ключевых вопросов современности, по мнению политолога, который требует внимания и обсуждения, является определение отношения к демократии либо как к цели, либо как средству.

«Демократия не может быть целью, это инструмент важнейший, принципиально важный, но целью все равно должно быть восхождение человека… но, если этого нет, истории, как восходящего человека, тогда… все демократии «реакционны, если нет человека», — заявил Кургинян, перефразировав фразу поэта Андрея Вознесенского.

Однако, по словам политолога, демократия невозможна без гражданина, а «гражданин сейчас дефицит». А причина этого в том, что современная потребительская идеология стремится уничтожить гражданина как основу демократии.

«В отсутствие полноценного гражданина, которого индивидуализируют так, что он перестает быть гражданином, которого дебилизируют, подавляют гигантскими потоками разнокачественной информации, в которой он не может разобраться, и так далее… гражданина уничтожают. Дальше говорят: «посмотрите, это же охлократия, вы хотите, чтобы они управляли, а они не могут. Тогда возникает вопрос о ситуационной демократии, манипулируемой демократии, управляемой демократии», — отметил эксперт, заявив, что демократии в мире сейчас нет, потому что нет гражданина.

В сложившейся ситуации фактически контроля элит за электоратом самым страшным для них является прорыв в политическую систему случайного человека, что периодически происходило в Италии и других странах Европы.

«Ощущение народа, что ему задают политическое меню и им манипулируют, и он хочет впихнуть туда хоть что-нибудь, чтобы избавиться от этой манипулятивной демократии, а его возвращают назад. И он понимает, чем сильней институты, тем сильней манипуляция», — подытожил политолог.

Стоит отметить, что противоречие, о котором говорит Кургинян, фактически оголяет сущностную подмену понятий, которая происходит в современном обществе. Когда речь заходит о демократии и одновременно о построении общества потребления и нарастающего потребления в условиях демократизации как главной цели существования общества, то это, по сути дела, формула построения тоталитарного общества.

Общество потребления
Общество потребления

Гражданин — это личность, сформированная в достаточной степени, чтобы осознавать интересы народа и государства, а также нести ответственность за принятие тех или иных решений, касающихся не только его личной жизни, но и жизни других людей, создающих вместе с ним общество и строящих общее государство. Сумма таких людей и есть гражданское общество.

Потребитель — это предельно атомизированный человек, ориентированный на рост личного потребления и удовольствия. По сути дела — это не повзрослевший вплоть до преклонного возраста ребенок, чьи интересы определяются сиюминутными личными выгодами. Он не способен прогнозировать и анализировать, он не способен отличить правду от лжи. Для него нет интересов выше материальных и нет понимания и чувства общности с другими людьми. Сумма таких людей — это потребительское общество, которое обществом по сути и не является.

То, каким будет гражданин, зависит от государственной политики в сфере образования. Недаром бывший министр образования Андрей Фурсенко проговорился, когда заявил на одной из конференций, что главной задачей системы образования России является «взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими», а не «человека-творца». То есть не гражданина, а потребителя.

Современному капитализму, который давно уже переродился в нечто отрицающее себя же классического, нужен потребитель по целому ряду причин.

Во-первых, нельзя обойти стороной знаменитое высказывание академика В. И. Арнольда, который много лет проработал на Западе и прекрасно знает изнутри, как и для чего формируется общество потребления. Цитата:

«Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы.

От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые вдобавок мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом)».

Слова академика Арнольда позволяют лучше понять, что же такое этот «квалифицированный потребитель» по Фурсенко. Это оскотиненное до полуживотного состояния существо, вся «квалификация» которого заключается в том, чтобы вовремя сменить устаревшую версию iPhone'а на актуальную, в нужный момент захотеть себе новую машину и своевременно взять себе кредит на ее приобретение «под выгодный процент».

Но почему, действуя так в экономической сфере, потребитель должен действовать иначе в политической? Отсюда следует во-вторых. Квалифицированный электорат должен прийти на избирательный участок и проголосовать за «правильного» кандидата, главное, чтобы по недалекости своей не перепутал день голосования. Для этого ему по телевизору будут круглые сутки крутить красочные ролики о том, как важно проголосовать на выборах.

Выборы
Выборы
Congress of local and regional authorities

Самое же идеальное для господ в потребителе то, что он свято убежден в своей свободе. Он верит, что выбор из пятнадцати брендов телевизоров, принадлежащих одному хозяину, — это свобода. Он убежден, что «выборы из двух и более кандидатов» могут принести ему процветание. И вот-вот его кандидат обеспечит ему новый золотой век. Но единственное, в чём потребитель свободен, — от свободы. А если потребитель не доволен меню, так вышло (на то он и потребитель, что привередлив), ему продадут «качественный протест» как форму развлекухи. Майдан на Украине это очень ярко высветил.

Идея потребителя не нова. Ее описывал еще Ф. М. Достоевский в своей главе «Великий инквизитор» в романе «Братья Карамазовы», предчувствуя приближение чего-то страшного. Сейчас технический прогресс наконец-то может обеспечить давнюю мечту о бесповоротном порабощении человека человеком. На мой взгляд, на Западе господам это осуществить уже почти удалось, осталось только довести дело до конца. Все фашистские концепты для обоснования такого положения дел уже существуют давно.

Жан-Поль Лоран. Папа и инквизитор. 1882
Жан-Поль Лоран. Папа и инквизитор. 1882

Возвращаясь к вопросу о демократии… Если демократия — это не средство развития, а целью в себе она быть не может, то это средство неразвития на переходном этапе, пока диктатура неразвития еще пока до конца не приемлема. Так хотим ли мы, чтобы Россия двигалась в этом направлении? Либо на этот вопрос ответит гражданин, либо потребитель.

Читайте также: Что не так с ОБСЕ и европейскими ценностями?

А также: Как беременные трансгендеры уничтожат британское общество. И зачем