ИА REGNUM продолжает следить за судьбой двухлетнего мальчика из Калининграда, пострадавшего от действий ювенальной юстиции в России. Сегодня, 19 октября, Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел апелляцию на скандальное решение Дзержинского районного суда Петербурга, согласно которому ребенок должен быть «незамедлительно возвращён» в Германию, несмотря на протесты русской матери, бежавшей из ФРГ из-за русофобского отношения отца ребенка.

Санкт-Петербургский городской суд
Санкт-Петербургский городской суд
Дарья Драй © ИА REGNUM

Подробности этой истории — в материале «Ты, русская грязь!»: германский порядок в России наступил.

На сегодняшнем заседании присутствовали три законных представителя матери ребенка (бабушка мальчика и два адвоката), а также отец ребенка, гражданин ФРГ, с переводчиком и адвокатом. Суд рассматривал апелляцию на решение суда первой инстанции. По словам адвоката Евгения Тарасова, представляющего интересы россиянки, женщина в своей апелляции подчеркивает, что отцом было дано согласие на выезд ребенка, то есть его вывоз из Германии не является похищением. Также она говорит о том, что отец был таковым лишь юридически, но фактически им не являлся, должным образом не исполнял свои родительские обязанности.

Адвокаты российской гражданки апеллируют к тому, что «возврат ребенка в таком виде нарушает основные нормы международного права и нормы Российской Федерации». По словам Тарасова, у ребенка в настоящее время есть гражданство России, место жительства, он ходит в детский сад, мама имеет постоянный доход. Тогда как в случае его возвращения в Германию он будет разлучен с матерью, и женщину там ждет уголовное преследование по обвинению в похищении ребенка.

«Суд (первой инстанции, — прим. ИА REGNUM ), когда исследовал это дело, не рассматривал его с точки зрения наилучшего интереса ребенка. Решение суда, если вступит в силу, то значит, ребенок будет разлучен с матерью, потому что у нее нет правовых оснований проживать в Германии», — добавил адвокат в беседе с корреспондентом ИА REGNUM после заседания городского суда.

Отметим, что в ходе заседания адвокат истца Эльга Сюкияйнен ходатайствовала о приобщении к делу трех документов, по ее словам, подтверждающих невозможность привлечения матери ребенка к уголовной ответственности на территории Германии в случае её возвращения вместе с сыном в ФРГ: это клятвенное заверение истца под присягой Германии, документ из министерства юстиции ФРГ и заключение немецкого адвоката.

Адвокат ответчицы Андрей Зуев, в свою очередь, заметил, что эти же документы «не опровергают возможность возбуждения уголовного дела вне зависимости от того, хочет ли этого истец». Прокурор согласилась с мнением последнего, подчеркнув, что документ из минюста Германии «подтверждает возможность привлечения к ответственности вне зависимости от позиции истца».

По словам адвоката Зуева, Дзержинский районный суд не принял во внимание свидетельские показания четырех человек, указывавших на «жёсткую агрессию по отношению к матери и ребенку». Кроме того, не были допрошены еще два свидетеля, которые могли бы подтвердить данный факт. Это, на его взгляд, «также привело к принятию необоснованного решения».

«Шесть человек, включая четырех на судебном заседании, подтвердили, что были выступления русофобского характера. В протоколе перечислены эти ужасные слова, касающиеся неуважения истца к русской составляющей национальности своего ребенка. На мой взгляд, это непреодолимо», — напомнил Зуев, выступая в суде.

Напомним, в своей апелляционной жалобе мать ребенка высказывает опасения по поводу того, что может быть лишена вида на жительство в связи с тем, что она уже более полугода не проживает на территории Германии.

Как рассказала на заседании бабушка ребенка, почти сразу после рождения мальчика у родителей начались напряженные отношения, что в суде первой инстанции подтверждали свидетели ответчицы. В сентябре 2015 года, по ее словам, мать и отец мальчика заключили первое мировое соглашение. «Тогда было установлено, что ребенок поедет с мамой на месяц в Россию. Затем в мировом соглашении было сказано, что стороны будут расширять контакты ребенка с отцом. Истец это поддерживал», — заявила бабушка.

Читайте ранее в этом сюжете: «Решение суда, лоббирующее интересы ювеналов, изобилует грубыми ошибками»

Отец мальчика, выступая в Санкт-Петербургском городском суде, рассказал о том, как его сын любил бывать дома у папы. «Его семья, его друзья тоже с радостью вспоминают об этом времени, скучают по нему», — такими словами закончил гражданин Германии свою речь и продемонстрировал суду фотографии, на которых изображена комната мальчика с игрушками.

В ответ на обвинения в русофобском отношении истец заявил, что матерью его сына «предпринимались попытки с помощью лжи и дурных слов мою личность выставить в дурном свете, повредить и разрушить мое имя самым ужасным способом».

Он добавил, что считает, что у его сына «есть право на то, чтобы расти с мамой и папой в равной мере, в привычной для него атмосфере — а это его родной город Кассель». Также он заверил, что если мать ребенка «примет решение вернуться на его родину, ей ничто не будет препятствовать», против нее «не ведется уголовное преследование», он не подавал соответствующее заявление и в будущем не будет этого делать.

Кроме того, истец подчеркнул, что если мать ребенка примет решение не жить на его родине в Касселе, свои отцовские обязанности он будет осуществлять в полном объеме и самостоятельно, подарит сыну любовь и безопасность, и «он будет расти с осознанием своих и русских, и немецких корней».

По словам истца, после того, как мать его ребенка переехала в Россию, он пытался решить вопрос мирным способом. «Я написал ей длинное письмо по электронной почте. Также пытался контактировать с ней через немецкое консульство, где работает ее сестра. Копию письма отправил через эти органы», — сказал он, добавив, что ответа не получил, но подтвердив, что в дальнейшем возможно мирное решение вопроса.

По словам же бабушки ребенка, официально представлявшей интересы ответчицы, отец ребенка на протяжении девяти месяцев не видел сына и никак не проявлял себя. Она также подтвердила, что мать мальчика готова решить всё мирным путем. «Она писала, предлагала ему приезжать в Россию и видеться с ребенком. Но он этого не делал, хотя знает, где находится его сын. До расставания он дважды гостил у нас в Калининграде», — рассказала женщина.

В конечном итоге рассмотрение дела Санкт-Петербургским городским судом было отложено, в частности, в связи с тем, что суду потребовалась позиция сторон в части вида на жительство в Германии и по поводу наличия судебного преследования матери мальчика в ФРГ. Следующее заседание суда состоится 21 ноября.

«Судебная коллегия предлагает предпринять все возможные усилия для мирного урегулирования», — заключила судья.

Читайте ранее в этом сюжете: Блогеры заступились за калининградку, ставшую жертвой ювенальной юстиции

Отец ребенка отказался изложить свою позицию корреспонденту ИА REGNUM. Своим мнением о ситуации поделилась после судебного заседания адвокат истца Эльга Сюкияйнен. Она напомнила о том, что процесс в суде первой инстанции не был быстрым.

«Первое заседание было в марте. Всего было шесть заседаний. По существу — четыре, которые длились от четырёх до шести часов. Я ответственно заявляю, что ничего они по поводу русофобских заявлений не подтвердили. В протоколе нет ни слова. Единственное, он был против того, чтобы в доме, когда он приходил домой, говорили на русском. Она много смотрела российское телевидение, встречалась с друзьями, он просил переходить на немецкий язык, потому что он русский не понимал», — сообщила адвокат немецкого гражданина корреспонденту агентства.

Сюкияйнен также добавила, что если со стороны матери последует «хорошее предложение», которое будет включать вариант посещения отцом России для общения с сыном, «наверное, его рассмотрят». «Но пока мы не наблюдаем какого-то движения, которое предусматривало хотя бы уважение его как отца. Он очень оскорблен», — добавила она.

Однако, по словам бабушки ребенка, отец мальчика в Германии уже живет с другой женщиной, у которой есть семилетний сын. «Он именно этих «друзей» и эту «семью» имел в виду, когда говорил о семье», — отметила она.

Женщина также продемонстрировала фотографии, которые принесла с собой. На них ее внук изображен с друзьями в детском садике в России, на большинстве снимков он держит за руку девочку, что, по мнению бабушки, говорит о том, что у ее внука уже сформировалась привязанность.

«Позиция такая, что ребенка нужно вернуть, как вещь. Как показывает практика, ни до процесса отец не приезжает, ни после ему ребенок не нужен. Если ребенок остается в России, как правило, деньги не присылаются, о ребенке не вспоминают», — отметил адвокат Евгений Тарасов, комментируя это дело по итогам заседания.

ИА REGNUMпродолжит следить за развитием этой истории.

Читайте ранее в этом сюжете: «Возвращение ребенка в Германию создаст угрозу причинения ему вреда»

Читайте развитие сюжета: Генпрокуратура взяла на контроль ситуацию с ребенком из Калининграда