О жизни в Донецке может судить только тот, кто провел в прифронтовом городе под обстрелами долгие месяцы, кто знает не из средств массовой информации, что такое война. В такой уверенности сегодня пребывает большинство коренных дончан, не оставивших свой город в тяжелое время.

Въезд в Донецк. Донецк. 31.10.2015
Въезд в Донецк. Донецк. 31.10.2015
© Суть Времени ДНР

Если до войны жителей Донецка можно было делить по материальным доходам и положению в обществе, то теперь они размежевались по идеологии и отношению к происходящему здесь убийству мирного населения. Точкой отсчета считается конец мая 2014 года, когда жители в районе аэропорта были обстреляны с воздуха ВСУ, и появились первые жертвы.

Как же сегодня живет Донецк, какие царят настроения в городе и его окрестностях? Чего ждут от новой власти граждане ДНР, все ли признают ее? Где тот самый порог терпения, после которого становится уже все равно, какая будет власть, лишь бы скорее закончилось кровопролитие? Много ли согласных на возвращение сюда киевской власти, как утверждают украинские СМИ? ИА REGNUMпредставляет рассказ собственного корреспондента в ДНР.

ДМЗ. Донецк. ДНР. 2016.
ДМЗ. Донецк. ДНР. 2016.
© Суть Времени ДНР

Не только жители Донецка, но и гости города заметили, что он за это время стал другим. Он четко разделился на районы относительно безопасные — центр и юго-восток и те, что превратились в руины. Разделились и сами жители — на тех, кто остался в городе, тех, что покинули его, и так называемых «туристов», пенсионных или других, периодически пересекающих линию разграничения в поисках лучшей доли.

Парадоксально, но более оптимистичны в Донецке именно люди, которые не покидали его с 2014 года. Во-первых, они, как бы это страшно ни звучало, уже привыкли жить в условиях войны. Причем как молодые люди, так и старики. Их можно узнать даже в общественном транспорте. Они никогда не перекроют проход в салоне и ведут себя так, как будто в любой момент может начаться обстрел, и нужно не создавать толчею, быть готовым помочь другому. Они всегда начеку, поскольку твердо знают, что так можно спастись самому и спасти другого. Они более искренни, умеют сочувствовать и вовремя приходить на помощь. Но живется им сегодня несладко. И оптимизм тает на глазах.

Многие пенсионеры выживают сегодня в Донецке лишь на пособие ДНР, которое где-то на четверть ниже назначенной им в свое время украинской пенсии. У доброй половины это 2600 рублей. Живи, как хочешь. И они живут. Ездить на другую сторону, проходить на украинских блокпостах унижающие человеческое достоинство проверки считают для себя делом недостойным.

Бигборд Гиви 3. Донецк. ДНР. 2017
Бигборд Гиви 3. Донецк. ДНР. 2017
Суть Времени ДНР © ИА Красная весна

Но та половина населения, которая регулярно, рискуя жизнью и здоровьем, ездит, как говорят в ДНР, в «Укропию», все больше замыкается в себе, раздвоение сознания (на одной стороне говорят, что Россия агрессор, а у себя дома они знают, что их убивает Украина) дает о себе знать. Некоторые из них стараются мало общаться даже с родней или близкими друзьями. Они понимают, что на той стороне люди живут в страхе, и этот страх, по их мнению, может прийти и сюда (на той стороне их убеждают, что «ДНР доживает последние дни»). Они боятся высказывать свое мнение по любому поводу. Но есть и другие. Они приезжают на Украину раз в год или полгода, каждый раз заново переоформляя выплаты, живут там до получения всей суммы долга и снова отбывают к себе в ДНР, показывая «нэзалэжной» после пересечения границы жирный кукиш. Украину они ненавидят. А логика их проста.

Пенсионерка, жительница Донецка Ирина Я.: «Да, езжу на ту сторону. Вот уже полгода там не была, а дачный сезон закончится — отправлюсь снова оформлять выплаты. Я что, укропским сволочам должна оставлять свои честно заработанные деньги?! Не дождутся! Тридцать лет проработала на шахте в отделе кадров. Уголек наш та сторона активно потребляла, а теперь решили и деньги наши присвоить».

Ездят на ту сторону и другие категории граждан. Эти бизнесмены, которые ухитряются успешно вести бизнес как на одной, так одновременно и на другой стороне. Знают ли об этом местные представители власти? Люди считают, что те обо всем осведомлены, а может, и в доле с предпринимателями. Живущие по правилам «кому война, кому мать родна» и «деньги не пахнут», они успевают приумножать свое благосостояние. Эта часть отнюдь не бедных «туристов» весьма заинтересована в возвращении республики в состав Украины. Ничего личного, только бизнес. Это совсем небольшой процент населения, но дончане отмечают, что стали их чаще видеть в Донецке. Некоторых это тревожит.

Осколки. Еленовка. ДНР. 2017
Осколки. Еленовка. ДНР. 2017
Суть Времени ДНР © ИА Красная весна

Подавляющее большинство населения совершенно не жаждет возвращения сюда Украины. Жалеть об этом могут лишь те, кто потерял капиталы в ДНР, прибившись к украинским властям. В основном это бывшие регионалы и обслуживавшая их часть свиты. У многих жителей Донецка отношение к ним еще хуже, чем к радикальной организации «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

«Те хоть открытые негодяи и преступники. Да — звери. Но от них знаешь, чего ждать, — высказывает свое мнение учительница Марина Петровна И. — Но бывшие регионалы, ныне оппоблок, продадутся кому угодно. Их хозяева — деньги и власть, они народ держали и держат за быдло. Такая непредсказуемость очень опасна».

Так в Донецке думают очень многие. Война научила людей быть осторожными и разборчивыми в людях. В войне нет середины, это время, когда человек делает выбор, а все шатающиеся и приспособленцы вызывают у нормальных людей отторжение.

За годы войны изменилась молодежь. У нее появилось огромное желание учиться, делать карьеру. Тем более что с приходом сюда новой власти стало легче поступить на бюджет.

«Я живу рядом с экономико-правовым факультетом Донецкого национального университета, — рассказывает житель дома номер 1 по проспекту Мира Федор Ильич П. — До войны тут было не пройти, не проехать. Крутые иномарки занимали весь двор. Это студенты съезжались на учебу. Да и учиться они особо не желали, многие сразу отправлялись в боулинг-клуб. Но теперь студенты другие. На учебу ходят пешком, в перерывах учат конспекты, да и разговоры предметные. На них приятно посмотреть, и надежда появляется, что у нас всё будет хорошо».

ОБСЕ 01. Еленовка. ДНР. 2017
ОБСЕ 01. Еленовка. ДНР. 2017
Суть Времени ДНР © ИА Красная весна

Если говорить о психологической обстановке в ДНР, то она явно отличается от той, которая была в 2014—2015 годах. Тогда у людей было гораздо больше терпения и надежды на то, что война скоро прекратится и «наши дойдут до границ республик». Но военное противостояние затянулось на годы.

Теперь люди опустошены, никто не знает, сколько еще всё продлится. К тому же все живут с ясным пониманием, что активные боевые действия могут возобновиться в любой день. Те, кто еще помнит прошлую войну, утверждает, что надежды на скорую победу над фашизмом у людей тогда было гораздо больше, чем сейчас.

«Я и умру на этой войне, — говорит жительница Донецка, пенсионерка Анастасия Павловна Е. — В Великую Отечественную мне было пять лет, но я помню и немцев, и то, как они стояли на подворье, а потом бежали, когда нас освободила советская армия. Я была ребенком, и война казалась очень долгой, но мы — мама, старшие сестры были всегда уверены в нашей победе. Теперь говорят, что военный конфликт с Украиной может быть заморожен надолго. А это значит, что жизнь под обстрелами станет чем-то обыденным. Со стороны российских официальных лиц постоянно слышим речи, что Донбасс — это Украина, но с неким статусом, который нам не дают. Все эти речи вызывают отторжение и неприятие. Со стороны Украины и вовсе говорится, что нас нужно зачистить, уничтожить, отфильтровать, заставить украинизироваться. В ДНРовских СМИ вообще нет идеологии, концепции, что мы строим и как, это выхолощенные и пустые рапорты о празднествах, флешмобах и прочем, показывающие лишь парадную сторону и никак не освещающие реальные проблемы и настроения людей. Мы готовы еще немного потерпеть. Но хочется все-таки видеть свет в конце этого кровавого тоннеля. Сейчас нам остается только ждать и верить».

От дончан часто можно услышать реплику: «Почему наши не наступают? Почему не гонят врага до Киева или хотя бы до границ ДНР, ведь на референдум 11 мая 2014 года ходили все жители тогдашней Донецкой области?».

Многие считают это предательством тех, кто остался на украинской половине Донбасса.

Сколько на самом деле жителей ДНР согласны, чтобы сюда снова вернулась Украина? Точно ответить на этот вопрос невозможно, поскольку социологические опросы в республике не ведутся, а если и ведутся, то результаты их не оглашаются и держатся в тайне, а украинские СМИ ссылаются на фейковые соцопросы и рассказывают народу сказки о том, что жители ДНР ждут у себя Украину. Вот лишь несколько типичных высказываний, которые пришлось услышать.

Отвод войск. Солдаты. ДНР. 2016
Отвод войск. Солдаты. ДНР. 2016
Суть Времени ДНР © ИА Красная весна

«Да, я из тех, кто хочет, чтобы сюда вернулась Украина, — откровенничает сорокалетняя Вика П., работающая уборщицей в одном из вузов города. — Но только не эта — фашистская, а та, которая была раньше при Януковиче. Мы хорошо жили. А теперь находимся в постоянном страхе, в депрессии. Донецкая Народная Республика в таком состоянии, как сейчас, долго существовать не сможет. Нужно либо присоединяться в России, либо возвращаться на Украину, но ту, прежнюю».

«Прежней Украины уже не будет, во всяком случае, ближайшие 50 лет, — возражает ей Антонина Р., кассир местного супермаркета. — Вот ты когда-то была молодая, а теперь уже 40 лет. Можешь ты сегодня вернуться в свою молодость? Конечно, нет, время ушло вместе с годами. Так и Украина уже не вернется в те времена. Нам жить только с Россией. Ты думаешь, твоей маме пенсию ДНР платит? Да у нас только 30 процентов промышленности работает, Россия — матушка помогает. Только с ней и хотим быть»

«Сторонники Украины в республике есть, но их крайне мало и они скрывают свои мысли, зная, что непопулярны и не пользуются поддержкой в обществе. И это не только выехавшие из нее и одурманенные пропагандой, — рассказывает квартальный Иван Сергеевич Ч. — Я хорошо знаю жителей своего поселка. Многие из них сейчас, как их называют, «туристы», то есть постоянно выезжают на украинскую территорию. Я посчитал, что из ста семей только три являются националистами и ждут сюда прихода украинской власти. Я думаю, что это и есть примерно тот процент граждан, которые настроены проукраински. Вначале их было больше».

Что касается нынешней власти ДНР, то тут мнение дончан расходится. Но это визуально, поскольку никакие соцопросы, как уже отмечалось, на сегодняшний день в ДНР не проводятся. Поэтому впечатление составлено исключительно из бесед с самими жителями.

Валерий Петрович А., в недавнем прошлом горняк шахты «Бутовка»: «В целом отношение «к Захару» (так в народе называют главу ДНР Александра Захарченко) терпимое. К укропам ненависть. Если сюда вторгнется Украина, придется всё бросать и ехать в Россию. В карательных батальонах не пожалеют ни нас, ни наших детей и внуков. Но, думаю, защитники этого не допустят. Материально жить, конечно, очень трудно людям».

Цветы к памятнику. Донецк. ДНР. 2016
Цветы к памятнику. Донецк. ДНР. 2016
Суть Времени ДНР © ИА Красная весна

Валентина Васильевна У., домохозяйка: «Да нет уже никакого терпения, нервы расшатаны до предела. Скольких знакомых, приятелей за эту войну я похоронила. Молодыми ушли. Кого на фронте убили, кто здесь в 50 лет от инфаркта помер. Нам говорят: «Потерпите!». А сколько терпеть, ведь обещанной «народной республики» нет в помине. Одни жируют, другие бедствуют. Вот недавно арестовали замминистра образования за взятку, до этого замминистра по налогам. Это как же получается, не успели ничего крепкое выстроить, как уже взятки требуют и себе карман набивают? Как же так? Нужно наводить порядок, повышать пенсии и зарплаты, иначе народ не выдержит. Захарченко сказал, что можно жить на 2600 рублей в месяц. Это что — насмешка? Кто-то постоянно таскается на украинскую территорию, получает деньги и там, и тут. А кто-то не желает унижаться или находится в базе «Миротворца», поскольку боролся за республику, а значит, человек на границе будет арестован СБУ. Он не может поехать на Украину и оформить пенсию, пособие или выплату на ребенка. Таким хуже всего. Живет тот же пенсионер на «царские» 2600 рублей, еле концы с концами сводит. Если к Новому году, как обещали, существенно не повысят выплаты, многие могут отвернуться от нынешней власти». Вообще, пустые обещания и неопределенность на фоне постоянной войны не добавляют популярности официальным персонам. Получается, одни терпят тяготы войны, вторые ни в чем себе не отказывают — это критический перекос, и его срочно пора исправлять. Критикуя республиканскую власть, мы хотим исправления всех кривых и неправильных моментов, однако это совершенно не означает, что стремимся вернуться на Украину. Нет и еще раз нет. Республики должны стать витриной, образцом для жизни. Однако не стали. Пока не стали».