С шапкой по миру: самообложение в России

По стране с разным успехом и потенциалом внедряется идея самообложения граждан

Анастасия Степанова, 15 сентября 2017, 11:52 — REGNUM  

В преддверии утверждения бюджета Татарии на 2018 год в сельских поселениях пройдёт целая серия референдумов по самообложению, где рассмотрят желание сельчан скинуться по 250−300 рублей на насущные нужды — содержание дорог, кладбищ и благоустройство территорий. Спешка объясняется просто: по республиканскому законодательству на каждый собранный с граждан рубль правительство добавит в казну муниципалитета 4 рубля в виде межбюджетного трансферта, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Предыстория

Тема самообложения для региона не нова. Готовность жителей поучаствовать в финансировании расходов оценивают ежегодно начиная с 2014 года. Но за три года добровольное явление превратилось в практически легализованную строчку для пополнения муниципальной казны. Настолько, что некоторые главы в своих ежегодных отчётах об исполнении бюджета не только просят посетить референдум, но и «принять правильное решения по оплате данного налога». Хотя подобный сбор налогом, то есть обязательным, индивидуально безвозмездным платежом, принудительно взимаемым органами госвласти, вовсе не является.

Суммы сбора растут из года в год, целевое назначение почти каждый год одно и то же: чаще всего собранные средства предлагается тратить на содержание дорог, кладбищ, благоустройство территорий, водоснабжение.

Сама процедура выглядит следующим образом. На референдуме граждане должны проголосовать за или против самообложения. Им заранее в обязательном порядке сообщается сумма к разовому годовому сбору, её целевое назначение. Кроме того, бланк для голосования содержит срок уплаты и сведения о том, кому положены льготы в виде освобождения или уменьшения сбора. Решение на референдуме принимается простым большинством голосов потенциальных плательщиков. Оно становится обязательным для всех граждан в возрасте от 18 лет, проживающих в границах сельского поселения независимо от их участия в референдуме и отношения, выраженного ими при голосовании.

За первую половину сентября 2017 года постановления об инициировании референдумов, касающихся самообложения, заявило больше десятка сельских поселений Татарии. Но это ещё не предел. За 2016 год их провели в 851 сельском поселении (всего в регионе их около 900). Результат оказался таким: в голосовании приняли участие 569 985 избирателей, и явка по республике составила 69,27%. Суммы собирались разные — от 100 рублей до 1 тыс. Референдумы признаны состоявшимися с положительным результатом в 841 поселении и не состоялись в десяти из-за низкой явки. Примечательно, низкая явка была зафиксирована в тех поселениях, где были наблюдатели от движения «Голос».

Принудительная добровольность

Проголосовать — проголосовали, но собираемость остаётся настолько низкой, что кабинет министров Татарии в апреле 2016 года внёс законопроект, предусматривающий административную ответственность граждан за неисполнение решений, принятых на местном референдуме (сходе граждан). За это нарушение сумма штрафа планировалась в размере 1−2,5 тыс. рублей.

«В министерство юстиции Республики Татарстан неоднократно поступали обращения органов местного самоуправления о необходимости урегулирования обозначенного вопроса», — говорится в пояснительной записке к законопроекту, так и не ставшему законом.

Беспокойство муниципальных глав объяснимо: доплата из бюджета делается только исходя из реально поступивших средств. Да и статья 31 Бюджетного кодекса РФ ввела принцип самостоятельности бюджетов как «право и обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления». А раз реформа бюджетной системы задала курс на увеличение самостоятельности бюджетов, то ему как-то нужно следовать. Например, самый простой способ — пройтись с шапкой перед жителями с предложением «скинуться» всем миром. Но хотя результаты референдумов и показывают большую явку и превышение голосов «за» самообложение, а факты, результаты собираемости, говорят прямо противоположное.

И как тут не вспомнить слова лидера «Яблока» в Татарии Руслана Зинатуллина сразу после прошлогодних референдумов, что «власть накручивает результаты референдумов».

Для примера: за 2014 год в Базарно-Матакскомсельском поселении планировали собрать 1 915 380 рублей, а собрали всего 32% — 616 786 рублей. В числе неплательщиков и те, кто просто не пришел, и те, кто был против этого самообложения. В целом кроме прямого недобора с граждан в сумме около 1,3 млн рублей бюджет поселения недополучил в виде межбюджетного трансферта 5 194 376 рублей — то есть в целом 6,49 млн рублей. Для сравнения: расходная часть бюджета поселения около 17,29 млн рублей.

Примечательно, в Алькеевском муниципальном районе, куда входит это поселение, по данным за январь — июнь 2017 года работает 101 муниципальный служащий, из которых 45 в исполкомах сельских поселений. Фонд зарплаты на всех сотрудников за первое полугодие составил 15,33 млн рублей. Эта сумма во втором полугодии должна увеличиться: как ранее сообщало ИА REGNUM, с 1 октября 2017 года планируется повышение в 1,049 раза месячных окладов государственным и муниципальным служащим Татарии и индексация денежного вознаграждения лицам, замещающим госдолжности. Вырастут расходы и на содержание аппаратов сельских поселений.

Напомним, на конец 2016 года в Татарии было 4 922 муниципальных служащих. По отношению к предыдущему году муниципальная армия чиновников выросла на 516 человек, или 11,55%.

Читайте также: Оптимизация по-татарски: Минниханов «плодит» новых чиновников

При растущей армии чиновников, новациях типа взносов на капремонт, ограничениях льгот по принципу адресности и нуждаемости, оставивших миллионы людей в стране (те, что оказались у грани предельных расчётов) без государственной поддержки, самообложение воспринимается как очередное желание власти залезть в карман, как дополнительный побор. Это ещё одна причина нежелания граждан скидываться на нужды де-юре, в регламентированном обязательном порядке, потому что фактически привычка обустраивать быт в своей деревне сохраняется на уровне схода граждан, где решаются вопросы от починки водоколонки до вывоза мусора. Именно «обязательность» самообложения не может обрести форму федерального закона. Потому по всей стране с разным успехом и «творческой составляющей» проводятся местные референдумы о добровольно-принудительном самообложении.

Читайте также: Программа развития больше похожа на SOS: сёла Татарии

Экспертная оценка

Помимо оценок типа «бандитского побора», эксперты называют основные проблемы, почему не распространяется идея самообложения:

1) малая численность сельских населённых пунктов: доля сельского населения в РФ составляет 37,6 млн (25,73% от общей численности), но только 20,5 млн из них в трудоспособном возрасте (24,6%);

2) низкий уровень жизни сельского жителя: официальная (по Росстату) средняя зарплата в сельском хозяйстве по стране — около 21 тыс. рублей, от региона к региону эта цифра разнится, но редкий чиновник осмеливается назвать на встречах с селянином такую цифру, потому что в среднем зарплата сельского жителя приравнивается к МРОТ (федеральный с 1 июля 2017 года — 7800 рублей, и далеко не все регионы пошли на его увеличение), и официально работает он не на полную ставку — то есть живёт деревня натуральным хозяйством и трудовой миграцией;

3) низкий уровень занятости: по данным Росстата, официальный уровень безработицы среди сельских жителей вдвое превышает уровень безработицы среди горожан (в январе 2017 года 9,1% среди сельских — против 4,6% среди городских).

4) большая доля старого нетрудоспособного населения, живущего на одну пенсию: социальная пенсия в 2017 году — 8 774 рубля, причём зачастую пенсионеры являются самыми богатыми на селе, имеющими стабильный ежемесячный денежный доход;

5) высокая доля льготных категорий граждан, освобождённых от уплаты сбора по самообложению;

6) незначительный размер взносов, не позволяющий сформировать существенные доходы бюджета поселения;

7) и, собственно, вопрос хранения денег.

«Самообложение — это очередной бандитский побор с населения страны. Власти снова нашли возможность отъёма денег у граждан, да ещё таким изощрёнными циничным способом. Этого ни в коем случае нельзя допустить, иначе такие поборы войдут в привычку», — заявил перед референдумом год назад житель Альметьевска, общественный деятель Андрей Лукин на своей странице в соцсети.

А после того, как день референдумов прошёл, он отметил, что во время ноябрьских референдумов 2016 года «там, где были наблюдатели, побор не прошёл».

«Где нет, а именно в 841 сельском поселении, прошёл положительно. Люди «обложили» себя новым побором. А фактически нужно было только выставить наблюдателей. Народ, как всегда, проявил пассивность, поэтому и одел себе новый хомут», — заметил он.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов Сибирского федерального университета Юлия Черкасова в своей статье, опубликованной в журнале «Вестник Красноярского государственного аграрного университета» и посвящённой вопросу самообложения, отмечает, что «практика последних лет показывает, что в условиях неразвитости основных институтов местного самоуправления самообложение в России не получило должного распространения».

«В числе положительных практик самообложения в России исследователи чаще всего приводят некоторый практический опыт Пермского края и Кировской области. Несмотря на достижения отдельных регионов в рассматриваемой сфере, в целом по Российской Федерации самообложение не получило должного распространения ввиду целого перечня проблем как организационного, так и финансового свойства», — уточняет Черкасова.

Среди таких проблем — малая численность сельских населённых пунктов, наличие льготных категорий граждан, освобождённых от уплаты, незначительный размер взносов, не позволяющий сформировать существенные доходы бюджета. При этом Черкасова отмечает, что установление размера платежа — это тоже проблема, так как нужно соблюсти баланс интересов. То есть собрать необходимую сумму, чтобы обеспечить исполнение расходов, но и сделать сбор не слишком обременительным для населения.

«Низкая платёжеспособность населения является существенной причиной, по которой граждане голосуют на референдуме против введения самообложения. Несмотря на то, что размер взноса обычно невелик (от 50 до 300 рублей), население не готово платить и эти суммы. В деревнях многих сельсоветов проживают престарелые одинокие люди, малоимущие семьи, сами получающие помощь от органов социальной защиты, численность населённых пунктов незначительна», — отмечает Черкасова.

Эти слова, в частности для Татарии, подтверждают и данные Татарстанстата. За первое полугодие 2017 года в республике субсидии по малообеспеченности получили 228,2 тыс. семей — 16,5% от их общего числа. Ещё 1,124 млн человек, или 29,1% от общей численности жителей республики, — это пенсионеры. С учётом, что минимальный потребительский бюджет для пенсионеров республики составляет 13,1 тыс. рублей при средней пенсии 12 448 рублей, их также можно исключать из списка плательщиков: им самообложение не по карману.

Читайте также: Прожиточный минимум пенсионера: реальность и фантазии министров Татарии

Не обошла в своём исследовании Юлия Черкасова и вопрос доверия к властям:

«Еще одна существенная проблема — отсутствие доверия сельского населения муниципальным властям. Неоднократные потери сбережений, доверенных населением государственным и коммерческим банкам, полная безнаказанность и даже версии экономической оправданности таких действий банков, признание правительством неудач пенсионной реформы и неясность будущего пенсионной системы привели к массовому отливу вкладов из банков и переходу к хранению средств «под подушкой». Подрыву доверия к государству также способствовало значительное ухудшение состояния сельского хозяйства в регионах. Как известно, при отсутствии каких-либо четко обозначенных позитивных ориентиров социального поведения резко снижается и социальная ответственность членов сообщества, всего населения. Гражданам страны было объявлено, что теперь все в их жизни зависит только от них самих, и они перестают быть иждивенцами государства».

В Татарии вопрос недоверия к банкам особо актуален. Начиная с января 2017 года в регионе пять банков остались без лицензии, а в отношении ещё одного ввели временную администрацию для недопущения банкротства. Сейчас суды республики завалены исками от бывших вкладчиков, которые требуют вернуть свои деньги. По мнению следствия, с июня по декабрь 2016 года путём обмана и ввода в заблуждение свыше 1,1 тыс. вкладчиков убедили перевести деньги под доверительное управление в ООО «ИК «ТФБ» — «дочку» «Татфондбанка». На момент банкротства последнего доля республики в нём прямо и косвенно составляла около 41%. Среди крупнейших акционеров банка было пять компаний, учредителем которых являлось министерство земельных и имущественных отношений Татарии.

Читайте также: «Это враги»: Минниханов о сомневающихся в казанском банке

Доработка законом

В декабре 2016 года в Госдуму РФ поступил законопроект о самообложении платежами жителей муниципального образования. Группа депутатов предложила наделить территориальное общественное самоуправление (ТОС) правом заявлять собственные инициативы по вопросам местного значения, а также принимать решения по вопросам введения и использования средств самообложения. Для этих целей предполагалось проводить собрания граждан.

«В крупных городских образованиях существуют территории, например поселок городского типа Юдино городского округа Казань, которые готовы дополнительно собирать средства на строительство дороги, детского сада, однако для этого, по действующему федеральному законодательству, им необходимо инициировать и провести референдум в масштабах всей городской агломерации, что представляется дорогостоящим и практически неосуществимым», — писали авторы.

Предложение не нашло поддержки у правительства РФ.

«Предоставление собранию граждан, осуществляющих ТОС, права введения и использования средств самообложения граждан или установления иных обязательных взносов с населения, проживающего на территории, на которой осуществляется ТОС, приведёт к подмене форм принятия населением общеобязательных решений и будет противоречить самому принципу создания ТОС как самоорганизованного объединения граждан», — отмечается в отзыве правительства РФ.

При этом уточняется, что сам «действующий механизм принятия решения о введении и использовании средств самообложения граждан недостаточно эффективен и требует дальнейшего совершенствования, поскольку не может применяться по отношению к части поселения, отдельным населённым пунктам, входящим в его состав, микрорайонам и улицам».

Читайте также: В Госдуме предлагают уточнить вопросы самообложения платежами

А за год до этого Минфин России выступил с предложением «для повышения доходов муниципальных образований от самообложения ввести периодичность платежей в течение финансового года». Замминистра финансов РФ Леонид Горнин на заседании Совета по местному самоуправлению при председателе Государственной думы РФ тогда заявил, что новации дадут возможность «эффективнее использовать механизм самообложения в городских округах, что даст возможность дополнительно наполнить доходную базу органов местного самоуправления». Он добавил, что по итогам 2014 года наибольший объём поступлений от самообложения был в Татарии, Пермском крае, Кировской области, Башкирии и Калужской области.

Читайте также: Минфин предлагает установить периодичность платежей в рамках самообложения

А как сейчас у соседей

Попытка набора денег в казну идёт по стране активно, но чаще всего с пробуксовкой и возмущением населения. В некоторых регионах и сегодня голосуют «ногами». Например, в единый день голосования 10 сентября 2017 года на территории сельского поселения Виловатое Самарской области референдум по вопросу самообложения граждан прошёл с явкой всего 52,2% от общей численности потенциальных участников. Сумма к сбору для граждан в возрасте от 18 до 80 лет заявлялась в размере 100 рублей. Их планировалось направить на решение вопросов местного значения: содержание мест захоронения, модернизацию уличного освещения, ремонт дорог. В итоге из пришедших жителей 52,39% проголосовали против сбора, несмотря даже на его небольшой размер.

Читайте также: Самарская область 10 сентября: за депутатов, против самообложения

В Пермском крае с самообложением экспериментируют с 2011 года. Правительство региона и органы местного самоуправления реализуют проект по самообложению граждан под девизом: «Активные граждане — сильный муниципалитет». В 2016 году при введении самообложения на каждый 1 рубль от граждан, поступивший в бюджет муниципалитета, предоставлялось 7 рублей «от власти». По информации министерства территориального развития Пермского края, в 2016 году самообложение граждан применялось на территории 15 поселений, согласно решениям, принятым ещё в 2014 и 2015 годах. В 2016 году по всем проектам запланировано поступление в местные бюджеты 3 434,1 тыс. рублей взносов от граждан. Из них поступило 75,6% (2 596,3 тыс. рублей), не удалось собрать 837,8 тыс. рублей.

В 2016 году в 13 поселениях Пермского края были проведены местные референдумы по вопросу введения самообложения граждан на 2017 год. Референдумы состоялись, и самообложение граждан введено в пяти муниципальных образованиях. А восьми муниципальных образованиях не смогли обеспечить необходимую явку, и поэтому местные референдумы признаны несостоявшимися.

Самообложение оказалось непопулярно и у жителей Башкирии.

«В Чишминском районе чиновники придумали новый вид налога. Мы получаем загадочные квитанции на «самообложение». Налог на воздух, прямо как в «Чиполлино»! — возмущались жители региона в соцсетях в январе 2017 года.

В единый день голосования 10 сентября 2017 года, по данным ЦИК РФ, в шести регионах страны прошло свыше 240 местных референдумов.

«Свыше 90% рассматриваемых на референдумах вопросов касаются введения самообложения граждан либо введения платежей в сумме от 100 рублей до 1000 рублей и использования этих средств на различные местные нужды, например, обустройство мест массового отдыха населения, проведение национальных праздников и спортивных мероприятий, устройство дорожно-тропиночной сети, устройство детских и спортивных площадок», — рассказала журналистам глава ЦИК РФ Элла Памфилова.

Видимо, муниципальным администрациям намекнули, что в условиях роста дефицитности бюджетов нужно быть посамостоятельнее, как 31-я статья Бюджетного кодекса РФ велит.

По данным Минфина РФ, по состоянию за первое полугодие 2017 года в 30 регионах страны дефицит местных бюджетов составил 19,8 млрд рублей. В аутсайдеры попал и Приволжский регион — Саратовская область с дефицитом 1,7 млрд рублей. Примечательно, по итогам 2016 года Татария была в числе регионов, где самый большой профицит местных бюджетов. Он составлял 2,5 млрд рублей. В итогах за январь — июнь 2017 года в числе лидеров её уже не было, но власти публично начали говорить о большом дефиците республиканского бюджета в 2018 году. А глава региона Рустам Минниханов обратился к главам муниципалитетов с просьбой соблюдать бюджетную дисциплину и не допускать необоснованных трат.

«Мы внимательно рассмотрим все ваши предложения, формируемые при подготовке к бюджету, и попытаемся системно профинансировать их в рамках реализации наших госпрограммам. У нас более 30 программ, которые во многом решают все поставленные задачи», — заявил он.

Читайте также: Бюджетная дисциплина и никаких необоснованных трат: Минниханов главам

Минфин России в своём докладе отметил, что в Татарии выбран и последовательно реализуется свой подход к стимулированию вовлечения граждан в принятие бюджетных решений на местном уровне: предоставление на каждый рубль самообложения граждан 4 рублей из бюджета республики.

«В настоящее время республика является лидером в сфере применения самообложения в Российской Федерации», — уточняет ведомство, добавляя, что из 208,7 млн рублей поступлений в местные бюджеты от самообложения граждан за семь месяцев 2017 года на республику приходится 193 млн рублей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail