РАН нужно отказаться от тактики «осажденной крепости»

Александр Сергеев: «Я умею находить консенсус, оставаясь на принципиальной позиции»

Елена Ковачич, 8 сентября 2017, 19:11 — REGNUM  

В числе 20 первоочередных задач Академии наук кандидат на пост президента РАН академик Александр Сергеев назвал «отказ от тактики «осажденной крепости» во взаимоотношениях с обществом». В течение трёх лет реформ именно так позиционирует себя академическое сообщество. Оборона — не лучший способ достижения целей, заявил в интервью ИА REGNUM возможный глава РАН, назвав такую позицию контрпродуктивной.

ИА REGNUM : Почему позиция «осажденной крепости» контрпродуктивна?

Мы с вами живём в информационном, открытом обществе. В открытом обществе ты должен быть активным. Открытое общество — это конкурентная среда. Когда мы говорим о финансировании, университеты, институты развития, ГНЦ — они все могут бороться за тот же самый ресурс. Если есть борьба, конкурентная среда, атаки со стороны конкурентов — это совершенно нормально. Но каким образом ты должен себя вести в таком обществе? Конечно, ты должен стараться осуществлять наступательную политику. Если это только защита — откуда термин «осажденная крепость» — мы защищаемся и не пытаемся активно отвечать. Конечно, это в среднем. По каждому конкретному случаю можно сказать, что мы протестовали. Протестовали против законопроекта: откуда «Группа 1 июля» появилась, Примаков и Осипов ходили к президенту. Это было, но этому предшествовал этап, когда Академия наук вела себя пассивно. Из-за этого и отношение в обществе к ней изменилось.

ИА REGNUM : Люди устают от бесконечного противостояния, которое не приносит результатов. В течение нескольких лет я, например, пишу о том, что ФАНО не даёт жить, всё время идут баталии Академии и ФАНО, нет четкого разграничения полномочий. Нет ли у Вас ощущения, что это уже всем надоело?

Конечно, надоело, люди машут рукой. Особенно после того, как выборы не состоялись в марте. Отношение у общества такое: как же так, собрались достойные три человека и вдруг снимают свои кандидатуры с выборов? Общество в большинстве своём не знает истинных мотивов, но смотрится это так, что ребята — вы уже вообще. Если мы в сентябре не выберем президента второй раз, допустим, кворума не будет, это будет окончательный повод сказать — ну, вы даёте!

ИА REGNUM : Кстати, про кворум: были сообщения, что такой вариант вполне возможен. Как вы считаете, будет кворум?

Я так скажу: кворум в сентябре будет моментом истины. Есть разочарование среди рядовых членов Академии: приехали с энтузиазмом и на тебе! Я считаю, что на таких настроениях нельзя спекулировать, не надо их поддерживать. Один из мотивов, почему я пошёл на выборы — до апреля этого года никаких таких планов у меня не было — но я понял, что среди кандидатов должны быть люди, которые своей позицией идти до конца будут определять систему демократичности, что ли, Академии наук. Я не понимаю, как на меня можно воздействовать, чтобы я наподобие мартовской ситуации снял свою кандидатуру. Среди тех людей, это пять человек, которые согласованы с правительством, это все люди достойные. Спектр очень широкий. Это учёные, государственные деятели, организаторы науки и люди, которые бизнес могут делать. Если спектр большой — приезжайте, выбирайте! Среди этих пяти есть те, которые, безусловно, будут бороться, чтобы президент был именно выбран. Это внушает оптимизм.

ИА REGNUM : Не могу не спросить Вас как реального претендента, в чем Вы видите свои преимущества по сравнению с остальными кандидатами?

Я считаю, что одно из преимуществ заключается в том, что я человек из академической среды, я всю свою научную жизнь проработал в Академии наук. И Институт прикладной физики, в котором я сейчас директор, был организован как раз в 1977 году, когда я закончил университет. Я был в первом наборе в этот Институт и прошел все ступени: стажер-исследователь, младший научный сотрудник и до директора института. Я знаю, как делается фундаментальная наука на каждой ступени. Второе: я работаю в успешном институте по меркам нынешней сложной ситуации. Институт на хорошем счету у ФАНО. У нас есть и фундаментальная наука, и прикладная. Финансирование: 25% мы получаем из бюджета, 25% — грант, 50% — хоздоговорная деятельность. Не хочу сказать, что буду проецировать это на деятельность всех академических институтов, но считаю, что в своем институте мы имеем очень хорошую модель устойчивого, успешного развития, которая интересна для других. И у меня есть опыт создания институтов по такой модели. Думаю, он будет полезен. Ещё одним своим преимуществом я считаю то, что меня выдвинуло Отделение физических наук.

ИА REGNUM : Соблюдается традиция? Физики, математики — излюбленные кандидаты?

Да. Отделение физических наук — одно из краеугольных в Академии наук. И я рад, что меня выдвинуло именно это Отделение.

ИА REGNUM : И.о. президента РАН Валерий Козлов в своё время, отвечая на мой вопрос о качествах будущего президента Академии, сказал, что «мы хотели бы видеть молодых и красивых». Это ведь тоже Ваше преимущество?

Насчёт красоты могу признаться, что у меня большая проблема с фотогеничностью. А насчёт возраста, здесь, возможно, Вы правы. Потому что вопрос возраста тоже достаточно важный. Конечно, это должны быть относительно молодые люди. То есть молодые, но не слишком. Потому что основной электорат — люди более старшие, но они готовы проголосовать за поколение, которое моложе их. Но трудно голосовать, когда кандидат на два поколения моложе. Но это всё же не определяющий фактор.

ИА REGNUM : А какой определяющий?

Я умею находить консенсус. Оставаясь на принципиальной позиции, я могу этого достичь. Например, во взаимоотношениях Академии и ФАНО. Я являюсь кандидатом от Академии наук и одновременно директором «фаношного» института. Один из руководителей ФАНО, выступая, сказал, что Институт прикладной физики — это в некотором смысле как бы образец отношений между РАН и ФАНО.

ИА REGNUM : Вы надеетесь разрешить этот бесконечный конфликт РАН и ФАНО?

Его надо разрешать как можно скорее. И не тем, что кричать: «ФАНО надо закрыть!» или «Академию наук разогнать!». В рамках существующего правового поля, в рамках ФАНО как созданного органа исполнительной власти нужно, откорректировав 253 ФЗ, добавив туда соответствующие положения, которые чётко регламентируют обязанности, думаю, что все проблемы можно решить. 253 ФЗ в том виде, в котором он сейчас существует, «разнёс» центр компетенций и центр управления. По всем управленческим схемам это не может существовать долго и продуктивно. ФАНО сделало определенную работу — по административно-хозяйственной деятельности, по постановке собственности на учёт, по чистке всяких «хвостов»…

ИА REGNUM : Но они постоянно пытались лезть в научную составляющую, что и раздражало ученых, так?

Да, это должно бы чётко разведено. Я считаю, что мы найдем здесь правильное решение. И всё будет хорошо.

* * *

Добавлю лишь, что в своей предвыборной программе Александр Сергеев в качестве первоочередных задач называет «проведение инвентаризации научного комплекса страны», выработку совместно с властью РФ научно-технической доктрины, активное участие РАН в разработке федеральных законов о науке и образовании, омоложение состава Президиума РАН, создание наблюдательных советов содействия академическим институтам, реинтеграцию РАН в народное хозяйство страны через крупные наукоемкие проекты. Источники дополнительного финансирования РАН, считает академик Сергеев, а это не менее 60 млрд рублей, можно найти «за счет неукоснительного выполнения майских указов Президента РФ».

Читайте ранее в этом сюжете: «Неравенство перевёрнуто». Кто возглавит академию наук?

Читайте развитие сюжета: Отсутствие кворума — главная проблема выборов президента Академии наук

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.