Что означает для всех несанкционированный митинг, собравший в центре Москвы у посольства Мьянмы около 800 человек под скандирование «Аллах акбар!» и заявления в громкоговоритель о том, «что львы Аллаха готовы растерзать этих буддистов»?

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Во-первых, демонстрацию того, что радикальные исламистские круги имеют мощный мобилизационный ресурс, опирающийся как на личную агитацию, так и на современные мессенджеры, от WhatsApp и Viber до Telegram. И могут легко мобилизовать через них около тысячи человек на акцию в центре российской столицы. Счастье ещё, что в этот раз она закончилась мирно. Впрочем, это ведь могла быть и просто проба мобилизации сил. Завтра людей так же могут вывести на протест против действий армии Башара Асада и авиации России в Сирии, против «гонений на мусульман» (так исламисты называют аресты членов запрещенных в России за терроризм международных исламистских организаций) в Крыму, Татарстане и на Северном Кавказе и т.д.

Во-вторых, демонстрацию неготовности столичных властей и силовиков к решительным действиям по поддержанию законности в столице, то есть своему непосредственному назначению. Было известно, что готовится несанкционированная акция, однако к этой информации, открыто распространявшейся даже в СМИ, то ли не отнеслись серьёзно, то ли побоялись пресечь — как того требует закон — в том числе ещё во время распространения призывов к ней в интернете (вспомним закрытие групп в соцсетях за призывы к акции сторонников Навального на Манежной площади в январе 2015 года).

Полиция
Полиция
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В итоге мы имеем беспрепятственный со стороны полиции сбор большой группы людей, в том числе с использованием звукоусиливающей аппаратуры в виде громкоговорителя, что также требует предварительного согласования с органами власти (чего сделано не было). Судя по сообщениям СМИ, не были задержаны и выступавшие через громкоговоритель ораторы, то есть де-факто организаторы несанкционированной акции в центре Москвы.

При этом ряд заявлений последних содержал призывы, направленные против приверженцев буддизма, составляющих миллионы граждан России. Напомню, буддизм — традиционная религия бурятов, тувинцев, калмыков, народов Горного Алтая.

Какой вывод должно из всего этого сделать общество? Что несанкционированные акции одних граждан России полиция и Росгвардия будут разгонять — а других граждан нет? Что одних судят за озвученные в соцсетях реплики, в которых нашли межнациональную или межрелигиозную вражду, — а другие могут без последствий открыто озвучивать такого рода призывы средь бела дня перед сотнями единомышленников в центре Москвы? Что ненависть к одним гражданам России можно публично разжигать — а к другим нет?

Ведь завтра политическая оппозиция скажет — им же дали собраться без всякого на то согласования, зачем же нам что-то согласовывать с властями. И не смейте задерживать нас и привлекать к ответственности за разжигание ненависти к кому-либо, ведь их-то за это не тронули. Ведь такой избирательный подход в корне подрывает и основы законности, и конституционный принцип равенства всех граждан перед законом.

Тем более, когда в памяти общества свежи примеры того, как торжественные линейки 1 сентября в ряде столичных школ отменяли из-за одного религиозного праздника, что вызвало у многих вопросы о том, неужели теперь религиозные воззрения части граждан стоят (для тех же столичных властей) превыше общенациональных светских мероприятий? Или силовики Москвы не могут обеспечить безопасный проход граждан с их детьми во все школы 1 сентября, и лучше им в праздничный день сидеть дома?

Читайте также: Мэрия Москвы пасует?

Молитва
Молитва
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Результаты соглашательской политики накануне 1 сентября закономерно проявились 3 сентября. Ведь если один раз пасуют перед кем-то — логично, что сделают так и вновь, и вновь.

Кстати, акция 3 сентября показала достаточно ограниченный авторитет официального московского духовенства среди мусульман города, коль скоро сотни человек выходят на несанкционированные акции с криком «Аллах акбар!». Вообще, логично, что если муфтии выступают перед городскими и федеральными властями как официальные и единственные представителя огромного столичного сообщества мусульман (и получают за счёт этого высокий статус, щедрые субсидии и прочие преференции), то они должны отвечать за порядок среди своей паствы, поддерживая его и словом, и делом.

Граждане России вправе ожидать от столичных властей и сил правопорядка обеспечения верховенства закона и его равенства для всех. В противном случае это будет выглядеть как поощрение действий определенных групп радикалов, что способно спровоцировать широкое недовольство и рост межнациональной и межрелигиозной напряженности в обществе. И не только в Москве, но и в той же Калмыкии или Туве, например.