Изучение бурятского языка: как добровольность становится проблемой

Фраза «при желании родителей…» становится барьером при введении дисциплины «бурятский язык как неродной (государственный)». Сокращается и число изучающих бурятский язык как родной

Татьяна Иващенко, 4 сентября 2017, 08:46 — REGNUM  

Государственная программа «Сохранение и развитие бурятского языка» реализуется в республике с 2014 года. Согласно отчёту министерства образования и науки Бурятии, объём финансирования на реализацию программных мероприятий в 2016 году составил более 30 миллионов рублей.

Для сохранения бурятского языка в регионе, опять же согласно отчёту, проводятся фестивали, круглые столы, конкурсы, мониторинговые исследования и так далее. Но достаточно ли этих мер и можно ли на сегодняшний день утверждать, что прилагаемые усилия по сохранению бурятского языка приносят плоды?

Как известно, президент РФ Владимир Путин поручил проверить соблюдение прав граждан на изучение родного языка. Этим займётся Генпрокуратура России совместно с Рособрнадзором. О результатах проверки главе государства должны доложить уже до 30 ноября 2017 года.

Читайте также: Путин поручил проверить соблюдение прав граждан на изучение родного языка

Между тем, по мнению кандидата филологических наук, старшего научного сотрудника отдела языкознания Института монголоведения, буддологии и тибетологии (ИМБТ) СО РАН Бабасана Цыренова, ключевым в вопросе изучения бурятского языка является слово «добровольное».

"Система образования в советское время под словом «добровольное» предусматривала другой подтекст: «принудительное», надо! В современных условиях «добровольное» понимается в русле оппозиции «хочу/не хочу». Родители и школьники это понимают по-своему: «не хочу и не буду». А система образования не приемлет таких категорий, она стремится к определенности, и это обусловливается её базовыми категориями: «программа», «учебный план» и так далее. И в этот момент возникает необходимость принятия решения (субъектами образовательной деятельности — школой (директором), учениками и их родителями и даже муниципалитетом, являющимся номинально учредителем этой образовательной организации) в рамках (границах) правового поля, что предельно ясно и естественно», — рассуждает эксперт, подчёркивая, что в данном вопросе есть весьма существенное «но».

По словам Бабасана Цыренова, закон РФ «Об образовании в РФ» даёт право выбора обучения, а также изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации законодательством этих субъектов и Федеральным государственным образовательным стандартом (п. 3 ст. 14):

«В законе о языках народов Бурятии (ст. 21) изучение бурятского языка прописано следующим образом: «При желании родителей или лиц, заменяющих их, обеспечивается изучение бурятского языка как основного предмета учебного плана в школах и классах, в которых обучение ведётся на русском языке», а по поводу других национальных языков в той же статье сказано: «С учётом интересов эвенков и других национальностей, компактно проживающих в районах республики, обеспечивается создание дошкольных и средних школьных учреждений, групп, классов и иных форм обучения и воспитания на родном языке». Фраза «при желании родителей…» становится большим барьером при введении дисциплины «бурятский язык как неродной (государственный)». Дело в том, что некоторая часть современных детей бурят не владеют родным языком (преимущественно в городах и райцентрах), и они изучают его как неродной (второй, государственный), и если часть родителей учащихся одного класса отказывается от изучения бурятского языка, его убирают из учебного плана, то есть весь класс не изучает его».

Эксперт отметил, что сокращается и число изучающих бурятский язык как родной, национальный. И происходит это не только потому, что сокращается число говорящих на нём, но и потому, что руководство школ выбирает такой вариант учебного плана из ФГОС, в котором не предусмотрено изучение родного языка: «Причины этого, к сожалению, мне неизвестны».

По мнению собеседника ИА REGNUM, на пути к введению бурятского языка в учебный процесс и учебный план существует ещё один барьер — это СанПиН.

«По нему устанавливаются ограничения количества учебных часов в неделю в зависимости от того, сколько длится учебная неделя — пять или шесть дней. При пятидневной системе для бурятского (а также эвенкийского, сойотского) языка невозможно выделить часы. Выход есть, и он очевиден — шестидневная неделя, но кто захочет работать лишний день? В конце учебного года, а чаще в начале среди родителей проводится анкетирование по вопросу о введении бурятского языка. Но вопросы анкеты выстроены и составлены очень коварным образом», — считает кандидат филологических наук.

Он приводит пример вопросов, предусматривающих ответ «да» или «нет»: «Вы хотите, чтобы ваш ребенок учился шесть дней в неделю?»; «Вы хотите, чтобы ваш ребенок учился шесть дней в неделю ради изучения бурятского языка?».

«Это не голословное утверждение, так как я сам отвечал на вопросы подобной анкеты. Данный факт у меня как специалиста по бурятскому языку, бывшего школьного учителя, вызывает весьма неоднозначные эмоции. Школьное обучение я бы отнес к самым острым проблемам. Ещё одна острая проблема — сужение сферы употребления языка и сужение сферы его присутствия — в газетах, ТВ, радио», — рассуждает Бабасан Цыренов.

Однако, по словам учёного, есть и некие положительные моменты:

«Например то, что в 2016 году открылась радиостанция «Буряад-FM», вещающая на диалектах и говорах бурятского языка (это решение учредителей; государство в числе учредителей не значится, но оказывает помощь в виде грантов).

При этом «крайне ограниченный по времени эфир на госканале Бурятского ГТРК (филиал ВГТРК) и на «Радио Бурятии» (также филиал ВГТРК) не обеспечивает присутствия языка в медиасфере»: «Иными словами, мы не слышим родную речь в эфире».

Цыренов подчёркивает, что решением проблемы в области образования стало бы усовершенствование закона об образовании РФ и, соответственно, РБ, ФГОС. Также необходимо внести изменения в Закон РБ «О языках народов РБ» в части более чёткого определения статуса бурятского языка в школьном образовании.

«Положительные моменты есть. С 2014 года в рамках государственной программы по сохранению и развитию бурятского языка из бюджета РБ ежегодно выделяется более 30 млн рублей, значительная часть которых расходуется на составление и издание современных учебников по бурятскому языку и литературе. Остальная часть денег распределяется в виде грантов на развитие бурятского языка, распорядителями грантов являются министерство культуры РБ, комитет по межнациональным отношениям и развитию гражданских инициатив и информационно-аналитический комитет администрации главы и правительства РБ. Благодаря такому финансированию решается много задач, тем не менее такой объём финансирования представляется недостаточным для решения всего комплекса проблем сохранения и развития бурятского языка. Очень хочется надеяться на увеличение средств по данной госпрограмме», — резюмировал эксперт.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в Бурятии с 2014 года реализуется государственная программа республики «Сохранение и развитие бурятского языка», действующая до 2020 года. Ранее врио главы Бурятии Алексей Цыденов подчеркнул, что данная программа будет продолжена и после 2020 года.

«Программа будет продолжаться. На самом деле вопрос более масштабен, чем просто программа. Если бурятскому языку не уделять достаточно внимания, то лет через 20−30 он станет декоративным. Информационное пространство, медиа, социальные сети — всё это на русском языке, всё общение на русском языке. Поэтому чем дальше, тем больше внимания требуется уделять бурятскому языку», — заявил Алексей Цыденов.

Также врио руководителя республики в мае 2017 года отметил, что в некоторых районах Бурятии, возможно, будет вводиться специальная языковая среда, то есть в детских садах и начальной школе преподавание будет вестись исключительно на бурятском языке: «Понятно, это затронет небольшую долю русскоязычного населения. Вопрос непростой, но надо смотреть. Для северных районов, таких как Северо-Байкальский, Муйский районы, он неактуален. Для национальных районов все-таки есть вопрос».

По последним данным министерства образования и науки Бурятии, общее количество обучающихся в общеобразовательных организациях республики — 132 475 человек. Из них бурятский язык изучают 67 287 человек (в том числе 8 474 изучают бурятский язык как родной, 58 813 — как государственный). Общее количество учителей в Бурятии — 8 633, в том числе 319 учителей бурятского языка (3,7%).

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail