26−30 июня ИА REGNUM проводило опрос с использованием технологии STIRVOX об отношении граждан к конфликтной ситуации, сложившейся вокруг мессенджера Telegram.

Telegram и его судьбы
Telegram и его судьбы
Иван Шилов © ИА REGNUM

За время опроса ситуация из потенциально очень острой и конфликтной (мессенджер мог быть заблокирован в России, обе стороны делали резкие заявления, а пользователи мессенджера в России изо всех сил волновались и наполняли интернет-пространство своими волнениями) превратилась в совершенно непонятную, но не острую: вроде угроза блокировки Telegram сошла на нет, но по непонятной причине и с непонятными перспективами.

Кампания была действительно сильной. При обсуждении вероятной блокировки Telegram учитывались самые разные версии, включая конкурентную борьбу мессенджеров, попытку американских разведчиков перенести данные российских властей на облачные американские сервисы Google и Apple, теперь уже направленные против Конституции и права на личную переписку (которое, кстати, владелец Telegram Дуров наотрез отказался нарушать, невзирая ни на каких террористов, заявил, что не собирается выполнять требования «закона Яровой», считая его «нереализуемым технически», да еще и тонко намекнул на некомпетентность контролирующих органов). Плюс сам мессенджер обсуждался как основное средство общения террористов и наркоторговцев. Одним словом, Дуров, не без помощи руководителя Роскомнадзора Жарова, сделал превосходный вирусный пиар Telegram. Имиджу России эта битва сработала в минус, напоминая про блокировку Украиной российских сервисов, зато популярность Telegram резко выросла. Если в июне этот мессенджер в рейтинге приложений для коммуникации Google Play занимал 6-е место и не входил в двадцатку общего рейтинга программ, то вся эта история подняла его до 4-го места в рейтинге раздела коммуникаций. А в App Store Russia впервые в своей истории Telegram вошел в десятку бесплатных приложений. Власть же поставила себя в не самое сильное положение, сперва выдвинув ультиматум, а затем, получив невежливый (прямо говоря, хамский) отказ от Дурова и возмущение медиатусовки, смягчилась.

Осталось неясным, где же закон и в чем он состоит, и, главное, где гарантии его исполнения, если его можно проигнорировать при достаточном градусе возмущения той же медиатусовки?

Причем Дуров направил Роскомнадзор за запрашиваемой информацией о Telegram в открытые источники, при этом категорически отказавшись предоставлять доступ к данным Telegram, что от него требовали в целях борьбы с терроризмом. Ветеран спецслужб Владимир Луценко высказался предельно жестко: отказ от такого сотрудничества — подлость во время, когда борьба с терроризмом приоритетна.

Поэтому так интересно было узнать мнение граждан о происходящим. В посвященном событию опросе приняли участие более 20 тысяч человек. При интерпретации результатов опроса, конечно, необходимо помнить, что эти 20 с лишком тысяч не являются представительной выборкой для России: это люди, которые заходят иногда на сайт ИА REGNUM, что делают, к сожалению, не все граждане РФ. Каким образом интерес к новостям и аналитике ИА REGNUM влияет на мнение человека, мы не знаем, но ясно, что наша выборка является смещенной — именно в сторону читателей ИА REGNUM. Тем не менее, когда речь идет о мнении разных социально-демографических групп опрошенных, то можно считать полученные результаты вполне надежными, так как в каждой группе — тысячи людей, и они в достаточной степени представляют мнение своей группы.

Опрос показал следующее.

Во-первых, далеко не все, кто принял участие в опросе, пользуются Telegram, что, конечно, совершенно не новость: известно, что число пользователей Telegram в России — примерно 6 млн человек (для сравнения: у WhatsApp около 30 млн, у Skype — порядка 63 млн), что никак не может быть названо большинством.

Из тех, кто ответил на вопросы в нашем опросе, пользователей Telegram оказалось 19%.

Рис. 1. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос о том, пользуются ли опрошенные мессенджером Telegram, %
Рис. 1. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос о том, пользуются ли опрошенные мессенджером Telegram, %
© ИА REGNUM

Пользователи Telegram — чаще молодые люди, живущие в городах-миллионниках или в больших городах, студенты или с недавно полученным высшим образованием (люди, имеющие диплом о высшем образовании, то есть в большинстве получившие высшее образование до его постсоветской «реформы», мессенджером пользуются мало).

Рис. 2. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от возраста респондентов, %
Рис. 2. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от возраста респондентов, %
© ИА REGNUM
Рис. 3. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от места жительства респондентов, %
Рис. 3. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от места жительства респондентов, %
© ИА REGNUM
Рис. 4. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от образования респондентов, % (упорядочено по росту доли пользователей Telegram в группе)
Рис. 4. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от образования респондентов, % (упорядочено по росту доли пользователей Telegram в группе)
© ИА REGNUM

Наконец, среди пользователей Telegram непропорционально много людей с либеральными взглядами: если среди всех опрошенных мессенджером пользуются 19%, то среди либералов таких аж 49% — почти половина.

Рис. 5. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от политической ориентации респондентов, %
Рис. 5. Пользование мессенджером Telegram в зависимости от политической ориентации респондентов, %
© ИА REGNUM

Итак, пользователи Telegram — это довольно узкая прослойка молодежи, получающей или только что получившей высшее образование.

Однако в медиасфере эта прослойка довольно влиятельна — если судить по тому, какой шум был поднят вокруг ситуации с мессенджером: о конфликте знают в 4 раза больше людей (78%), чем им пользуются. То есть пользователи Telegram так громко кричали (или в правильное ухо), что заставили центральные СМИ об этом писать, и в результате их услышала вся страна. Какая-то все же странная, даже подозрительная «влиятельность»: по куда более серьезным вопросам люди не могут достучаться ни до общества, ни до власти.

Рис. 6 Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос об осведомленности о ситуации вокруг мессенджера Telegram, %
Рис. 6 Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос об осведомленности о ситуации вокруг мессенджера Telegram, %
© ИА REGNUM

Дальше ИА REGNUM спрашивало респондентов о том, насколько справедливыми они считают требования Роскомнадзора к владельцам Telegram (как на тот момент об этом говорили СМИ) предоставить данные, которые позволят отслеживать опасных пользователей и опасный контент.

Ситуация нам видится простой: есть, к примеру, компания Факдональдс, которая понастроила ресторанов и кормит граждан России гамбургерами. Власти в лице, предположим, Роспотребнадзора требуют предоставлять им для анализа образцы закупаемых продуктов и производимых гамбургеров — чтобы контролировать качество и не допустить массовых отравлений граждан, а также убедиться, что потребление продукции Факдональдса (даже специально не отравленной) не наносит вреда здоровью граждан. Справедливо ли такое требование? И справедливо ли требование Роскомнадзора к Telegram?

Рис. 7. №3: «Проблема с Telegram в том, что, в соответствии с законами РФ, спецслужбы требуют от разработчика коды шифрования, чтобы отслеживать опасный контент и опасных пользователей. Считаете ли Вы подобное требование властей вообще справедливым и правильным?»
Рис. 7. №3: «Проблема с Telegram в том, что, в соответствии с законами РФ, спецслужбы требуют от разработчика коды шифрования, чтобы отслеживать опасный контент и опасных пользователей. Считаете ли Вы подобное требование властей вообще справедливым и правильным?»
© ИА REGNUM

В опросе ИА REGNUM выявилось, что справедливыми требования к Telegram считает большинство опрошенных (58%), четверть (26%) считают требования совершенно несправедливыми (19%) или скорее несправедливыми (7%), и еще 15% затруднились дать ответ на этот вопрос.

То есть большинство граждан согласны с тем, что государство должно иметь возможность их защитить (например, от терроризма), а некое меньшинство не согласно — вероятно, думая, что «кровавый режим» использует предоставленные ему возможности во вред самим гражданам. Используя аналогию с Факдональдсом, меньшинство считает, что лучше отравиться свободным, чем допустить государство к унизительному анализу символа западного процветания — гамбургеров.

Кто же эти большинство и меньшинство? Неужели меньшинство — это всё те же 19%, которые пользуются Telegram? Нет, не всё так просто, хотя…

Рис. 8. Мнение о справедливости / несправедливости требований власти к Telegram в зависимости от того, является ли человек пользователем Telegram, %
Рис. 8. Мнение о справедливости / несправедливости требований власти к Telegram в зависимости от того, является ли человек пользователем Telegram, %
© ИА REGNUM

Группы пользующихся Telegram и не пользующихся им относятся к проблеме практически зеркально: среди пользователей считают требования к Telegram несправедливыми 66%, а среди не пользователей 68% считают требования справедливыми. Но среди не использующих Telegram есть 17% тех, кто считает, что требования несправедливы, как и среди пользователей есть 18% тех, кто считает требования справедливыми.

Таким образом, исследование ИА REGNUM продемонстрировало, что пользование Telegram оказывает некоторое воздействие на психику пользователей, как минимум на мышление и представления о том, что такое хорошо и что такое плохо: то, что для большинства справедливо, им кажется несправедливым. В этом смысле Telegram, особенно учитывая, что им пользуются в основном молодые люди, представляет, может быть, даже большую опасность для общества, чем просто как потенциальное средство общения для террористов (шутка). Если же говорить серьезно, то многие пользователи Telegram (а это, еще раз напомним, в большинстве молодые люди) очень специфично понимают справедливость: для них справедливо только то, что им выгодно. Как-то становится тревожно — нет, не за пользователей Telegram, а за тех, кому предстоит жить с ними в одном мире.

Как бы то ни было, в результате «облучения» Telegram зависимость мнений о справедливости требований к мессенджеру выглядит устрашающе — молодое поколение под угрозой!

Рис. 9. Мнение о справедливости / несправедливости требований власти к Telegram в зависимости от возраста респондентов, %
Рис. 9. Мнение о справедливости / несправедливости требований власти к Telegram в зависимости от возраста респондентов, %
© ИА REGNUM

Если кто-то думает, что это всё несерьезно, то это не вполне так. В опросе ИА REGNUM задавался гораздо более определенный вопрос, чем об абстрактной справедливости, — о том, считают ли возможным граждане игнорировать информацию ФСБ о том, что Telegram был основным средством общения террористов, осуществивших теракт в метро Петербурга. Результат оказался практически таким же, как и в предыдущем вопросе.

Рис.10. №4: «ФСБ  рассказало, что Telegram был основным средством общения террористов, осуществивших теракт в метро Петербурга, – возможно, потому, что коды шифрования Telegram были недоступны спецслужбам. Считаете ли Вы возможным игнорировать такое использование Telegram?»
Рис.10. №4: «ФСБ рассказало, что Telegram был основным средством общения террористов, осуществивших теракт в метро Петербурга, – возможно, потому, что коды шифрования Telegram были недоступны спецслужбам. Считаете ли Вы возможным игнорировать такое использование Telegram?»
© ИА REGNUM

Таким образом, почти треть опрошенных ИА REGNUM граждан считают, что не важно, что Telegram может быть удобен террористам именно из-за того, что он не готов выполнять требования властей, — подумаешь! Главное ведь, чтобы мне, любимому, оставили любимый модный мессенджер!

Рис. 11. Мнение о возможности игнорировать аргумент ФСБ об использовании Telegram террористами в зависимости от того, является ли человек пользователем Telegram, %
Рис. 11. Мнение о возможности игнорировать аргумент ФСБ об использовании Telegram террористами в зависимости от того, является ли человек пользователем Telegram, %
© ИА REGNUM

Если смотреть ответы респондентов в зависимости от пользования мессенджером, то мы увидим такое же зеркальное распределение, как и в предыдущем вопросе, но только еще более выраженное. А зависимость от возраста просто не оставляет сомнений.

Рис. 12. Мнение о возможности игнорировать аргумент ФСБ об использовании Telegram террористами в зависимости от возраста респондентов, %
Рис. 12. Мнение о возможности игнорировать аргумент ФСБ об использовании Telegram террористами в зависимости от возраста респондентов, %
© ИА REGNUM

Видимо, не стоит здесь фантазировать относительно механизма воздействия на головы граждан пользования Telegram (возможно, это и не Telegram виноват, а просто в нем в большинстве собрались люди с определенными взглядами, для которых власть — ничто, и угрозу терроризма можно игнорировать), однако не отметить эту очевидную аномалию невозможно.

Тем более что она проявляется и в решениях относительно того, что нужно делать, если Telegram все же заблокируют в России.

 Рис. 13. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос №5: «Если мессенджер Telegram заблокируют в России, как, с Вашей точки зрения, должны поступить те, кто сейчас используют Telegram?», %
Рис. 13. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос №5: «Если мессенджер Telegram заблокируют в России, как, с Вашей точки зрения, должны поступить те, кто сейчас используют Telegram?», %
© ИА REGNUM

В опросе ИА REGNUM 18% ответивших выбрали немного противозаконный вариант — «Продолжать использовать Telegram с помощью специальных программ, прокси и пр.», а еще 3% вообще считают, что нужно «создать давление на власть (уличными протестами, пикетами, демонстрациями), чтобы она переменила решение и разблокировала Telegram». Остальные граждане проявили большую законопослушность.

Не стоит, наверное, и говорить, что наименее законопослушными оказались молодые граждане.

Рис. 14. Мнения о том, что делать пользователям Telegram в случае, если его заблокируют в России, в зависимости от возраста респондентов, %
Рис. 14. Мнения о том, что делать пользователям Telegram в случае, если его заблокируют в России, в зависимости от возраста респондентов, %
© ИА REGNUM

Точно так же закономерной выглядит и зависимость законопослушности от политической ориентации опрошенных.

Рис. 15. Мнения о том, что делать пользователям Telegram в случае, если его заблокируют в России, в зависимости от политической ориентации респондентов, % (упорядочено по степени уменьшения готовности следовать нормам закона)
Рис. 15. Мнения о том, что делать пользователям Telegram в случае, если его заблокируют в России, в зависимости от политической ориентации респондентов, % (упорядочено по степени уменьшения готовности следовать нормам закона)
© ИА REGNUM

Таким образом, молодые «продвинутые» люди: из больших городов, получающие или недавно получившие высшее образование и в значительной части исповедующие глобалистский либерализм (религия, которой придерживается и большинство членов правительства РФ, и крупнейшие российские СМИ, и вообще большинство российского истеблишмента) — являются самыми опасными для власти гражданами, так как ни в грош ее не ставят, аргументы ее презирают, готовы нарушать законы ради собственного удовольствия. Отличную смену растят себе российские власти, они же — российские либералы!

Что же советуют читатели ИА REGNUM власти, как ей поступать?

Рис. 16. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос №6: «Если разработчики Telegram откажутся выполнить законные требования и предоставить необходимую информацию, то что бы Вы сделали на месте власти?», %
Рис. 16. Генеральное распределение (среди всех опрошенных) ответов на вопрос №6: «Если разработчики Telegram откажутся выполнить законные требования и предоставить необходимую информацию, то что бы Вы сделали на месте власти?», %
© ИА REGNUM

Половина опрошенных считает, что в случае отказа Telegram от сотрудничества надо власть употребить и заблокировать мессенджер. Еще четверть опрошенных считают возможным еще подождать — а вдруг хозяева Telegram одумаются? 16% выступают за то, чтобы изменить закон и сделать его дружественным для Telegram и всех террористов и прочих преступников, которым нужно будет общаться, не боясь, что их заловят. Наконец, по 5% граждан считают возможным сделать для Telegram исключение (то есть чтобы власть сама свой закон нарушила) или вообще «ничего не делать» (что тоже есть нарушение закона).

Таким образом, большинство граждан склоняется все же к тому, что нужно исполнять закон. Это радует.

Однако власть, как выяснилось, думает совершенно по-другому, — мы ведь знаем, как она поступила: сперва угрожающе поиграла мускулами и предъявила ультиматум, а затем испугалась и дала задний ход. И эта перестроечная логика уже совсем не радует.

Читайте ранее в этом сюжете: Фильм Стоуна о Путине — эпилог: нового мы не узнали, но старое нас радует

Читайте развитие сюжета: Российская власть против интернета: запрещать нельзя развивать