В 564-ю годовщину завоевания Константинополя османами организация «Американский совет за освобождение Святой Софии» (CALHSC) призвала к тому, чтобы музей Айя-София вернулся к своему исконному значению, то есть в нем снова должны зазвучать христианские молитвы и проходить христианские богослужения. С таким заявлением, передает австрийское католическое информационное агентство KATHPRESS, выступил президент CALHSC, американский политик греческого происхождения Крис Спиру. По данным агентства, он уже обратился к турецкому правительству с предложением начать переговоры по этому вопросу. В качестве первого шага предлагается разрешить регулярные литургические служения при сохранении статуса собора Святой Софии как музея. Все христиане до сих пор воспринимают собор как святыню, утверждает Спиру, поэтому если турецкие власти поднимают вопрос о возвращении ему статуса культового места поклонения, Анкара должна услышать голоса христиан, а не только мусульман. В случае, если турецкое руководство не пойдет на переговоры, «Американский совет за освобождение Святой Софии» собирается подать иск в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

564-ю годовщину завоевания Константинополя собор Святой Софии встретил как музей. Какой будет 565-я годовщина?
564-ю годовщину завоевания Константинополя собор Святой Софии встретил как музей. Какой будет 565-я годовщина?
Erhan Elaldı — Anadolu Agency

Спиру не в первый раз выступает с подобной инициативой. Его организация, зарегистрированная в 2005 году, но не особо известная, уже заявляла о намерении отслужить литургию в соборе-музее. Турецкое правительство назвало тогда слова американского политика провокацией, а ему самому отказало во въезде в страну. Но сегодня на Ближнем Востоке, в Европе и США многое меняется. Анкара уже не тот «лучший союзник», какой была раньше, а президент Турции Реджеп Эрдоган все дальше и дальше отдаляется от привычного для западных коллег образа главы государства, с которым можно иметь дело. Вашингтон еще при прежней администрации со скрипом, но пошел на признание важности защиты христианских меньшинств на Ближнем Востоке, а нынешняя администрация Трампа ставит это во главу угла. Трещины пошли и на саркофаге, который до сих пор предохранял светский музей Айя-София от перерождения в религиозный объект. Причем вовсе не в церковь, в мечеть, каковой собор Святой Софии стал после завоевания османами столицы православной Византийской империи в мае 1453 года. Активизацию этого процесса связывают сегодня с перерождением самого Эрдогана, хотя трудно быть до конца уверенным, что здесь нет политической конъюнктуры, которая, как известно, переменчива.

Вид на Софийский собор
Вид на Софийский собор
Alexxx1979

Напомним, что в начале апреля этого года ряд турецких газет сообщили, будто бы президент собирается в пятницу, 14 апреля, вместе с руководством правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и религиозными лидерами Стамбула посетить музей Айя-Софию, чтобы помолиться в нем как мусульмане. Выбор времени для совершения мусульманской молитвы в бывшей церкви не был случаен. На 14 апреля приходилась в этом году Великая Пятница, которая посвящена воспоминанию осуждения на смерть, крестных страданий и смерти Иисуса Христа, а также снятию с креста Его тела и погребения. Учитывая также, что Пасха ныне у православных и католиков совпала, месседж был послан мощный и многозначительный. Все это выглядело продолжением разыгрывания религиозной карты накануне референдума 16 апреля, который решал, какой быть Турции — парламентской или президентской республикой.

18 апреля стало ясно, что Эрдоган победил. Но одновременно и проиграл. В сентябре 2015 года во время парламентских выборов правящая партия получила 51% голосов избирателей, а националистическая Партия националистического действия — около 20%. Когда ПСР в ходе лоббирования конституционных поправок объединилась с националистами, то рассчитывала, что сложение 50% и 20% даст на референдуме 70% и выше. Вот только союз двух партий поддержали всего 51% турок. Как писало ИА REGNUM, в этой связи многие турецкие эксперты, анализируя сложившуюся ситуацию, указывали, что Партия справедливости и развития, вступив в альянс с партией «Националистического действия», допустила стратегическую ошибку, создав не только впечатление синтеза «мягкого исламизма» с националистами, но и стала культивировать гибридную идеологию неоосманизма, что не было поддержано почти половиной граждан Турции. Однако есть и другое — консервативная и религиозная внутренняя Анатолия, чьи голоса ушли Эрдогану, стала осознавать, что отныне она имеет право предъявлять ему свои требования. Это напрямую затрагивает Святую Софию.

Обозреватель турецкой газеты Hurriyet Daily News указывает в этой связи, что накануне празднования 564-й годовщины завоевания Константинополя пространство вокруг музея Айя-Софии снова заполняется, но не туристами, а членами Ассоциации молодежи Анатолии (AGD), чей девиз — слова покойного исламистского политика, экс-премьера Турции Неджметтина Эрбакана: «Жизнь — это вера и джихад». Эти страстно верующие люди выступают активно против всего, что свидетельствует о присутствии немусульманской веры в турецком обществе. И не только против Санта-Клауса на Новый год. В течение последних трех лет они сосредоточены на том, чтобы Айя-София «освободилась от оков» и была переделана в мечеть. Пока Эрдоган медлит. Однако нетерпеливые члены AGD в этом году еще сильнее требуют действий. «После референдума турецкая политика вступила в сложную фазу реализации новой Конституции, а после 29 мая возникает вопрос, будут ли эти громкие сигналы из Анатолии теперь игнорироваться», — заключает издание.

Сам президент Турции в ходе выступления в древней столице во время праздника завоевания Константинополя, если судить по сообщению правительственного информационного агентства Anadolu, акцент сделал на том, что «Стамбул, который с момента его основания был столицей разных государств и культур, стал центром мирного сосуществования и терпимости во время справедливого правления султана Мехмеда Фатиха [также известного как Мехмед Завоеватель]». Эта часть риторики Эрдогана выглядит толерантной. Но что за ней последует? Если вдруг турецкий президент решился бы на то, чтобы позволить в музее Айя-София служить литургии, то это, по крайней мере, заставило задуматься о перспективах возможного возвращения Турции на путь налаживания отношений с христианским миром, в частности с Евросоюзом, который в последнее время Эрдоган неоднократно язвительно называл «христианским клубом». Однако это потребует от президента не только личного мужества, но и опоры на новые политические и общественные силы, поиск новых союзников в стране и за ее пределами. Проблема в том, что даже в самой Турции начинает складываться мнение, что Эрдоган становится заложником внутренней Анатолии. А это значит, что музей Айя-София под давлением этой части страны и общества скорее станет мечетью, чем церковью.

Читайте развитие сюжета: Турция и Пакистан будут сотрудничать в сфере энергетики