«Уверение Фомы», Караваджо, 1600-1602 гг
«Уверение Фомы», Караваджо, 1600-1602 гг
ru.wikipedia.org

Сегодня неделя о Фоме, Антипасха, или «Красная горка» в простонародье. На Литургии читается большой отрывок из 20 главы Евангелия от Иоанна, где рассказывается о двух явлениях Иисуса ученикам — сразу после Своего Воскресения и «на восьмой день». В первом таком явлении, как сказано, по каким-то причинам на общем собрании отсутствовал один из учеников, «Фома, называемый Близнец». Рассказам других апостолов о том, что они видели Христа воскресшим он не поверил, заявив что должен все сам увидеть. И вот как об этом всем написано:

«Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие».

Отрывок заканчивается объяснением апостолом Иоанном цели написания Евангелия: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его». Вырванные из контекста всего Евангелия упоминания о блаженности веры тех, кто не видел всего этого, в совокупности с указанием цели написания книги, стали приспосабливать для определенной после цели: человек должен полностью доверять написанному. Организация «веры» в таком случае происходит по привычной схеме: вот книга. Не забывайте, что она святая. В первую очередь она вся святая и авторитет ее колоссален. И по той причине все, что есть в святой книге, верно от первого до последнего слова. Можно даже не читать, достаточно перед ней положить крестное знамение, приложиться губами и челом, выразить ей почтение. И так далее.

Но мы не будем ничего вырывать из контекста, идя проторенным путем высокоразвитой религии, а напомним, что Евангелие от Иоанна есть, в первую очередь, по общему признанию, сочинение богословское. Правда, «богословское» тоже давно понимается исключительно как «совсем непонятное», то есть настолько глубоко изложено все там, что человеческий разум не вместит. Тут, конечно, следует вначале пояснить, что за разум такой неспособный имеется в виду. Если он не научен читать книги и пытаться понять, что в них сказано, а научен только целовать, выражать почтение, то тогда да, не вместит при всем старании. До тех пор, по крайней мере, пока не пропитается нетварным светом, хотя если такое случится, то тоже можно уже не читать. Поэтому «богословским» Евангелие от Иоанна многие считают еще по причине того, что апостол все это писал, пребывая в этом пронизанном светом состоянии. Оттого ничего и не понятно, и надо прочесть комментарий тех, кто тоже пронизывался, и поверить.

Однако через поцелуй обложки понимание однозначно не войдет. Можно только выразить свои «глубокие чувства» ко всему этому и искренне полагать, что они впрямь глубокие. И что даже там вообще имеется место «чувствам». Нежелание всех наших «глубоко верующих» понимать написанное в своих святых книгах, конечно, пагубно сказывается на качестве самой их веры, при том что сами они от этого не страдают, предоставляя страдать ближним, которые, наблюдая за плодами такой веры, нередко впадают в панику.

Считать сочинение апостола Иоанна богословским справедливо по другой причине. Апостол не нагораживает непонятных простым смертным слов, а с первых строк методично разбирает всю азбуку веры, чтобы в конце книги сделать совершенно логичный и последовательный вывод из всего прежде сказанного. Апостол не предлагает поверить в святость написанной им книги, на основании которой надо всему написанному верить, то есть слепо, без рассуждения доверять. Христос говорит Фоме: «Ты поверил, потому что увидел Меня?; блаженны невидевшие и уверовавшие» (в Синодальном переводе не стоит знак вопроса, но именно он здесь уместен), намекая Своему ученику, что Воскресение — закономерный итог всего учения, которое Он проповедовал. Или, как говорит апостол Павел, «если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша… если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков».

Христианский писатель 2 века Тертуллиан изрек в свое время такую «формулу веры» — верую, ибо абсурдно. И с тех пор Церковь послушно волочится за этой формулой и даже хвастается ей. Абсурдно, мол. Но мы верим. Евангелие апостола Иоанна содержит иную формулу — верую, ибо логично. Логично потому, что согласуется с такой интуицией мироустройства, которое для человека является естественной. Потому что естественно для человека искать добра, желать его, исполнять его и верить в его окончательное торжество. «Блаженны невидевшие» — те, кто эту интуицию сохранил, не расплескал, следует ей и согласует с ней свои поступки. Для них воскресение Христа есть логичный итог всего, чему Он учил. Своими методами зло одерживает часто верх. Однако эта победа оборачивается для зла его постепенным, но постоянным поражением.